В Ульяновской области коров и кур вырастили меньше, а свиней больше

Как за год в регионе изменилось поголовье скота и производство продукции животноводства.

За прошедший год в Ульяновской области выросло поголовье свиней. Но уменьшилось количество другого скота. Росстат посчитал, как изменилось в регионе поголовье коров, кур и коз.

Свиней становится больше, куриц меньше

За январь-август 2015 года в Ульяновской области, по данным Росстата, поголовье свиней выросло на 13,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Но по остальным показателям наметился спад.

За те же восемь месяцев количество коров уменьшилось на 10,5%, птиц – на 26,2%, овец и коз – 0,9%.

Также уменьшилось производство продукции животноводства. Производство скота и птицы на убой упало за прошедшие восемь месяцев по сравнению с первыми восемью месяцами 2014 года на 9,2%, надой молока – на 10,5%, яиц получено меньше на 23,9%.

Что случилось?

Когда снижение показателей происходит почти по всем категориям, причём далеко за рамками статистической погрешности, то значит в отрасли есть какие-то проблемы или происходят какие-то сдвиги.

- Тенденция снижения поголовья скота в регионе началась ещё в 90-х годах. Если в 2003-2004 годах в регионе было 180 тысяч голов, то сейчас 125 тысяч. Основная причина – слабое управление сельскохозяйственными организациями. Со второй половины 20 века из сёл в город уезжают наиболее способные люди. И сейчас руководят предприятиями те, кто остались, - считает доктор экономических наук, профессор кафедры экономического анализа и государственного управления УлГУ Анатолий Лапин.

Выход из сложившейся ситуации экономист видит в сосредоточение ресурсов на перспективных сёлах и их переориентации на выпуск другой продукции.

- Думаю, что надо разделить сёла на те, у которых есть шанс на выживание, и те, у которых его нет. Ко вторым чаще всего относятся те, где живёт десяток пенсионеров, которых можно переселить. А с теми сёлами, у которых шанс есть, нужно работать. Количество населения в регионе сокращается, а значит, потребителей сельхозпродукции также становится меньше. Нужно либо искать какие-то другие рынки сбыта и производить другую продукцию, либо поставлять товары за рубеж. Есть, например, санаторий «Сосновый бор», и население близлежащего села может заняться обслуживанием туристов. Другой пример – полтора века назад в Симбирской губернии были большие стада коз, и регион, можно сказать, на них специализировался. Или другой случай. В свое время английский писатель Джеральд Даррелл привёз из Африки в Англию множество животных, но не нашёл место, где бы их можно было пристроить. Тогда он выбрал остров возле берегов Франции, где обосновался. Сейчас парк его имени на острове Джерси является излюбленным местом для туристов. Нам нужны подобные нестандартные ходы. В чём-то обычном нас обгонят более сильные конкуренты из соседних регионов. Но вот какие это должны быть новые ниши, по силам разобраться только региональному крупному университету совместно с властями и местными жителями, - говорит экономист.

Но в то же время ответственные за состояние регионального сельского хозяйства чиновники считают, что всё нормально.

- Сейчас начался пересчёт скотины в личных хозяйствах граждан, поэтому нынешние данные заметно отличаются от тех, которые были в предыдущие годы. Раньше хозяевам, можно сказать, верили на слово, и в отчёты писали те данные, которые они сами скажут. Теперь специалисты пошли по дворам, чтобы цифры были более точными. Кроме того, в скором времени ждём открытия новых крупных производств, поэтому к концу года по большинству показателей достигнем значений предыдущего года, - говорит министр сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов Александр Чепухин.

Кто как работает, тот так и ест

В то же время сами работники сельского хозяйства считают, что во всех своих бедах многие сельхозпредприятия виноваты сами. При этом некоторые из них своё положение оценивают как весьма устойчивое.

- За всё животноводство не могу сказать, но наше предприятие постепенно ползёт вверх. Сейчас строим новый животноводческий комплекс. Сельское хозяйство – абсолютно рентабельный бизнес. Но мы упустили несколько десятилетий, чтобы развивать село. В Европе ведь не одно десятилетие потратили для становления своего сельского хозяйства. Сельское хозяйство – это длинные деньги. Чтобы вырастить корову, надо потратить три года. Если мы хотим поднять село за меньший срок – нужна господдержка. Но и без неё можно работать. Если кто-то не может – то значит руководитель плохой. Мы ещё сами свою Ульяновскую область не полностью прокормили. Например, молоком себя обеспечиваем не полностью. По другим направлениям не могу сказать, - говорит директор крестьянско-фермерского хозяйства «Возрождение» Вадим Мартынов.

- В целом у нас самих ситуация нормальная. Постепенно развиваемся. Сейчас баню строим для скота. В этом году увеличилось количество крупного рогатого скота на 20 голов, всего 370 голов. Но в то же время почти вполовину уменьшились субсидии от государства. Кредитами не пользуемся, стараемся работать на свои средства, - рассказал фермер из Тереньгульского района Герги Асоян.

В общем, несмотря на довольно негативную статистику, местные мясо, молоко и яйца на прилавках Ульяновских магазинов точно будут. Но с другой стороны, в селе живёт и работает около трети жителей Ульяновской области, и их благополучие напрямую зависит от работы местных сельхозпредприятий. Поэтому извечный вопрос «Что делать?», чтобы сотни тысяч людей продолжали работать, а не спиваться или уезжать, никуда не уходит.

 

Фото из архива сайта и фотобанка


Опубликовано: 24.09.2015 в 16:50 
Просмотров: 895 

comments powered by HyperComments