В Ульяновской области началась борьба за снятие ограничения на продажу алкоголя

Больше месяца назад ульяновский телеведущий и журналист Евгений Карманов обратился в прокуратуру и антимонопольную службу с просьбой проверить местный «полусухой» закон - запрет на продажу крепкого алкоголя в вечернее время и по выходным дням. По его мнению, инициатива областного правительства грубо нарушает и антимонопольное законодательство, и закон об обороте спиртосодержащей продукции, а также ущемляет права и свободы граждан. Данный поступок вызвал бурное обсуждение в Интернете.

Больше месяца назад ульяновский телеведущий и журналист Евгений Карманов обратился в прокуратуру и антимонопольную службу с просьбой проверить местный «полусухой» закон - запрет на продажу крепкого алкоголя в вечернее время и по выходным дням. По его мнению, инициатива областного правительства грубо нарушает и антимонопольное законодательство, и закон об обороте спиртосодержащей продукции, а также ущемляет права и свободы граждан. Данный поступок вызвал бурное обсуждение в Интернете. У Евгения нашлись как сторонники, безоговорочно его поддерживающие, так и противники, обвиняющие его в популизме и потворстве алкоголизации населения. Мы встретились с нашим коллегой и задали ему несколько вопросов.

- Евгений, поясните в чем суть ваших претензий относительно «полусухого» закона?

- Основная моя претензия, думаю, будет понятна большинству здравомыслящих людей. Когда я, взрослый здоровый дееспособный мужчина, прихожу в магазин и хочу купить там продукт, который не запрещен законом, вдруг нарываюсь на вывеску «Нельзя», то у меня возникает закономерный вопрос: «Почему?».  И не у меня одного. Я был свидетелем разговора между мужем и женой в магазине, в первые антиалкогольные выходные. По их виду было понятно, что они собрались на дачу. Им на кассе отказались продать бутылку водки, и мужчина, как говорится, не стеснялся в выражениях – очень зло высказывался в адрес тех, кто все это затеял.

Уткнулся я в эту вывеску раз, другой, а после подумал: что-то здесь не так. Не может такой нелепый запрет не противоречить закону демократического государства. Начал искать. И нашел три серьезных несоответствия.

Первое – противоречие Конституции, в которой записано, что все граждане России равны в своих правах. Следовательно, никто не может быть в них ущемлен ни по какому признаку – ни по половому, ни по национальному, ни по территориальному. У нас же получается, что если ты находишься на территории Ульяновской области, то прав у тебя становится меньше только на основании того, что ты находишься на территории Ульяновской области.

Второе – противоречие ФЗ №173 об обороте алкогольной продукции. Он дает право субъектам РФ вводить ограничения на продажу алкоголя, но не позволяет разграничивать действие закона для различных хозяйствующих субъектов. То есть закон действует для всех, кто торгует спиртным – и для Васи, и для Пети. И для розничной торговли, и для оптовой, и для общепита. Нельзя сказать: «Вася, тебе запрещаем, а Пете разрешаем!». Что, собственно, у нас и произошло: запретили рознице, но не коснулись общепита.

Третье несоответствие напрямую связанно со вторым и касается антимонопольного законодательства. Согласно ему, власти не имеют права издавать такие акты, чтобы они ущемляли Васю в пользу Пети. Потому что тогда нарушается принцип законной конкуренции, одни оказываются в более выгодном положении, чем другие.

- И какова судьба ваших обращений?

- В Конституционный суд я не обращался, а вот из прокуратуры и из ФАС пришли ответы. Во мне, конечно, теплилась надежда на то, что бой будет выигран в первом же раунде. Хотя умом понимал, что, скорее всего, получу формальные отписки. Так и вышло.

Первыми ответили антимонопольщики. Вкратце их ответ сводится к следующему: так как ФЗ №173 дает право регионам вводить ограничения, то антимонопольное законодательство тут не действует. Ситуация абсурдная! Я пишу: «Ребята, Я ЗНАЮ, что есть право на ограничения! Но посмотрите – это право используется НЕПРАВИЛЬНО! И из-за этого нарушается тот раздел законодательства, за который вы отвечаете!». Они мне в ответ: «Дело в том, что есть право на ограничения…». Вот и поговорили. И точно также ответила прокуратура. Не хочу никого обидеть, но это называется «включить дурочку». Я не сомневаюсь, что смысл моих претензий в этих ведомствах поняли очень хорошо, они законы знают гораздо лучше меня. Но отписали именно так: и ответственность с себя сняли, и требование закона об обязательном реагировании на обращения граждан выполнили.

- Как вы думаете, почему последовала такая реакция?

- Как я уже сказал, в юридическую неграмотность сотрудников прокуратуры и ФАС я не верю. Тогда остается только один вариант: они опасались политических последствий. Не захотели ссориться с областным правительством, с губернатором Сергеем Морозовым. Более того, для прокуратуры признать неправильность «полусухого» закона – это признать собственные недоработки, так как он в свое время был у них на экспертизе, и они его одобрили.

Расчет тут простой: обратится этот Карманов в суд или нет – это еще неизвестно. Даже если и обратится, то это не наша проблема, а правительства. Так что мы просто его мягко отфутболиваем и умываем руки.

- Обратится Карманов в суд или нет? 

- Обязательно! Уже проконсультировался с адвокатами по поводу составления искового заявления. В ближайшее время напишу.

- Откуда деньги на адвокатов? Алкогольное лобби спонсирует?

- Ах, если бы! (смеется) Никто не поддерживает, хотя надо было бы – не понимаю, почему производители и продавцы алкоголя столь пассивны. Ну да у нас, в общем-то, общество все пассивное, бубним себе по кухням. Адвокатам денег не плачу. Просто знакомые ребята-юристы позвонили и сказали: «Слышали про тебя по радио. Правильно все делаешь, молодец! Нужна будет помощь – обращайся!». Народ ценит – приятно.

- Вас обвиняют в том, что Вы просто делаете себе «пиар» на злободневной теме… А также в эгоизме: страна серьезно больна алкоголизмом, а Вы, ради собственного удобства, мешаете бороться с этим злом. Как прокомментируете?

- По поводу «пиара» - вопрос не по адресу. Это авторам злополучного закона нужно его задать. Борьбе с алкоголизмом он только мешает, а его авторы получают огромный «пиар» как самые активные борцы. Губернатор везде подчеркивает: «Мы первые ввели такие жесткие ограничения, мы молодцы!». Так что лучше, наверное, у него спросить.

Что касается эгоизма… Ну, я, наверное, и в самом деле эгоист – как и все нормальные люди, которые не любят, чтобы им мешали жить. Но я готов им поступиться – опять же, как любой нормальный человек – ради серьезных действенных мер. А наши доморощенные законы и запреты не помогают, а только вредят. Вот пример из жизни: при мне мужчина хотел купить бутылку водки. Ему отказали. Тогда он купил три полуторалитровые бутылки крепкого пива. То есть, если пересчитать количество спирта, тем вечером он с компанией своей выпил столько же.

Ни для кого не секрет, и даже власть это признает, что при введении запретов резко возрастает производство и продажа суррогата. И это уже происходит: в киосках снова появились пропавшие было «трояры». Очевидно, что запрет приводит не к сокращению употребления алкоголя, а к смене продукта. Те, которые хотят напиться, либо пьют пиво и вино, либо «перцовку», «Тройной» или продукцию подпольных цехов. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И еще, пожалуй, самое важное: мы имеем не борьбу с алкоголизмом, а иллюзию борьбы с ним. Всем кажется, что борьба идет, а ее нет. И мы теряем время, деньги, возможности.

Можно также вспомнить об ущербе предпринимателям. Опять же живой пример: на Центральном рынке есть несколько ликероводочных магазинов. Это бизнесы, дающие рабочие места, выплачивающие налоги. Некоторые из их владельцев брали кредиты для того, чтобы начать это дело. Покупали лицензии, и т.д. Специфика рыночной торговли такова, что все зависит от двух базарных дней – от субботы и воскресения. И тут – запрет. Люди резко оказались на мели. Точно знаю, что некоторые подумывают о закрытии. И кому от этого лучше? Работникам, которых уволят? Владельцам, которые теперь не знают, как возвращать кредиты? Может, от закрытия этих точек пить станут меньше? Вряд ли. В итоге всем плохо. Кроме тех, кто провозглашает себя самыми передовыми борцами с зеленым змием.

- А у Вас есть мысли о том, как можно эффективно бороться с алкоголизмом?

- Я, конечно, не специалист в этой области, не член правительства, не депутат. И это тема для отдельного большого разговора. Но, пожалуй, обращу внимание на некоторые вещи. У нас в стране система лечения больных алкоголизмом находится в плачевном состоянии: не хватает средств, помещений, оборудования, кадров. В юридической части тоже пробелы: что делать с человеком, который пьет? В Советское время было принудительное лечение, со всеми своими плюсами и минусами – теперь его нет. Раньше были вытрезвители – теперь их нет. Но что-то должно быть. Должно быть определенное юридическое поле для выявления алкоголиков и воздействия на них.

Конечно, нужно ограничивать доступность к алкоголю детей и подростков.  Сделать все возможное для того, чтобы человек, которому еще не исполнилось 18 лет, не мог купить спиртное. Уже сейчас у власти есть все для этого – а она не может. Почему? Вот о чем нужно думать, а не о запретах! Ну, а говорить о поднятии социально-экономического уровня россиян излишне – все об этом и так знают.


Опубликовано: 25.07.2011 в 11:17 
Просмотров: 4060 

comments powered by HyperComments