Максим Покровский: Ульяновск ассоциируется у меня с автомобилями

Они взорвали нашу страну песней «Хару Мамбуру», после которой и началась их слава. Шесть лет группа «Ногу Свело!» только давала концерты, но теперь они с гордостью выпустили новый альбом с интригующим названием «Обратная сторона Ноги». Состоит он из основных хитов, которые были переделаны до неузнаваемости. 11 декабря знакомые песни в уже новых аранжировках прозвучали и для ульяновских поклонников группы.

Название музыканты выбрали неспроста. На этот раз коллектив решил изначально дать понять, что это совсем другие "Ногу Свело!", с новым неожиданным звучанием. Альбом был готов еще три года назад. Но, когда все треки уже были записаны на жесткий диск компьютера, на следующий день он уже не читался. Восстановить утерянные данные не удалось, и вердикт оказался неутешительным – новый альбом безвозвратно утерян. Тогда участники группы принялись снова записывать те же песни.

- Новый альбом получился спокойный и размеренный, а не быстрый и суетный, как раньше, - прокомментировал неизменный лидер группы Максим Покровский. – Мы уже выпустили первый малый тираж. И вскоре планируем выпуск подарочных изданий в тираже тысяча экземпляров. Они будут включать CD с песнями, и DVD с клипами.

Основная цель альбома – позволить мелодиям «Ногу Свело!» раскрыться во всей их красе, благодаря непривычному, абсолютно не свойственному группе звучанию. Это, так сказать, «обратная сторона» творчества.

- Будет ли для презентации нового альбома какой-либо совершенно оригинальный, в стиле «Ногу Свело!», концертный тур?

- Честно – нет, не хочу. Потому что на самом деле концерт – это не музыка. Концерт – это бесконечная беготня, бесконечный поиск денег, а я от этого устал. Когда мы к пятнадцатилетию группы делали концертный продакшн, который снимали для телевидения, я боялся, что у меня просто не хватит сил. А три года спустя я даже весил всего 61 кг и ничего не соображал. Каждый концерт дается с большим трудом. Многие музыканты тяжело их переносят, но никто не расскажет прямо.

- Как Вы относитесь к нынешнему положению русского рока? Умер ли рок?

- Русский рок не мог умереть, он и не рождался. Рок есть только в той форме, в которой он зародился ещё в США и Англии. А русский рок, в принципе, сейчас принял какую-то другую форму, он принял форму некоего классического архаизма, это уже устаревшее словосочетание.

- А к какому стилю музыки причисляют Вашу группу?

- Разве я похож на человека, которому важно, куда его причисляют? У меня нет столько свободного времени, чтобы себя с кем-либо ассоциировать. Я играю, потому что я играю. Я делаю музыку, потому что я делаю музыку.

- Группа в последние годы участвовала в кинопроектах, создала несколько саундтреков, снялась в ряде фильмов. Предлагают ли Вам новые роли?

- Я снимался в кино несколько раз, но ни одного интересного эпизода у меня не было. Я в основном играл самого себя, в малых эпизодах, и это не имеет отношения к настоящей актерской игре. Года два назад я общался с Сергеем Ивановым, он является весьма востребованным кинохудожником, и я рассказал ему, что мне не раз советовали: «Макс, иди в кино сниматься, ты же такой непосредственный». И он задал вопрос: «А ты в состоянии выйти и отыграть с Олегом Янковским на его уровне?». Я ответил «Нет, Серег, ты что, конечно, не могу». А он мне: «А зачем тогда лезть?». Поэтому, говорить о серьезной актерской работе для меня – то же, что и о серьезной игре на бас-гитаре. Я 20 с лишним лет – профессиональный бас-гитарист. Но я понимаю, что как басист, я всё равно не серьезен. Кто же я тогда, как актер?

- Часто ли Вы общаетесь со своими фанатами?

- Я в основном общаюсь с поклонниками в разного рода социальных сетях. Например, в «ВКонтакте» недавно был один человек, не фанат, и он мне написал мнение, в слегка нецензурной форме, что наш новый альбом плохой. Я ему ответил «большое спасибо». Потому что люди, которые пишут в социальных сетях, в основном пытаются просто самоутвердиться. Но при этом, кстати, я сейчас не совсем прав. Чаще пишут очень даже хорошие ребята, хорошие отзывы.

- Но негатива тоже бывает много?

- Нет, немного, но дело в том, что он запоминается сильней. И сеть - это такая сфера, в которой каждый может как угодно себя показать. И на это никогда не стоит обижаться.

- Какой Вы представляете свою группу через 10-20 лет?

- Мне представляется, что это будет уже совсем другая группа. На выступлении барабанщик за установкой весь такой очень серьезный, гитарист стоит на сцене с накаченным прессом, клавишник в отрыве двигается вместе с синтезатором. И между ними будут проходить трубы – часть сцены. Обязательно сзади будет стоять ди-джей – к тому времени это уже должно стать классикой для музыкальных групп. Ди-джей на сцене будет управлять всей синхронизацией, всеми плейбэками. А я приведу себя в порядок, немножко поднакачаю мышцы и буду исполнять совершенно новый для себя репертуар. В общем, на сцене будет происходить мировое шоу!

- А не мешает ли Вам репутация хулигана воспитывать детей? Как это отражается на них?

- А я и не уверен, что в жизни у меня репутация хулигана. Разве что только на сцене. Правда, дочка у меня действительно немного, бывает, сквернословит. Так что у нас совместная боевая команда. А так мы самая что ни на есть обычная семейная пара отец-дочь. Всё нормально.

- Вы уже бывали в нашем городе в 2005 году. А с чем у Вас ассоциируется наш город?

- С автомобилями, с автоспортом. Когда я в своей жизни, не глобально, но всё же коснулся спорта, то среди моих друзей и единомышленников было очень много ульяновских ребят, которые неоднократно принимали участие в кубке Лада. Поэтому для меня Тольятти, Ульяновск – это, в первую очередь, города автопрома.

 

Подготовила Лайла ТАДЖИЕВА.

Фото автора.


Опубликовано: 12.12.2011 в 16:02 
Просмотров: 3664 

comments powered by HyperComments