Сергей Титов: «Когда пишу статью, я кладу свое мнение в задний карман»

Как быть объективным и беспристрастным в своей работе, и чем это может обернуться, рассказал журналист федерального издания.

В январе в нашей стране отмечается День российской печати. Незадолго до него корреспондент «Главных Новостей Ульяновска» побеседовал с известным в городе, и не только, журналистом, корреспондентом федерального издания «КоммерсантЪ» Сергеем Титовым.

- Сколько лет вы уже в журналистике? Помните, как начинали?

- Я даже и не смогу подсчитать. Первый раз я опубликовался в городской газете еще в 9 классе. Во время учебы в Рижском институте гражданской авиации окончил факультет общественных профессий по специальности «журналистика», был комсомольским редактором институтской газеты «Инженер Аэрофлота». После института, работая на Крайнем Севере, в Нарьян-Маре, публиковался в окружной газете «Нарьяна Вындер» («Красный тундровик»), в областной газете «Правда Севера». А когда переехал в Ульяновск и стал работать на УАПК (ныне - «Авиастар-СП») инженером-испытателем летно-испытательного комплекса, сотрудничал с заводской газетой «Старт». И даже несколько месяцев, пока не поссорился с парткомом, руководил редакцией, когда ее редактор Алла Багдасарова, впоследствии создавшая «Симбирский курьер», была приглашена на руководство журналом «Позиция». Именно она в конце 1990 года, когда создавался «Курьер», и предложила мне поработать в редакции первой городской непартийной газеты. УАПК в то время уже простаивал, и я согласился. Так началась профессиональная работа. Девяностые годы - тяжелейшее, но интереснейшее с точки зрения журналиста время. И «Курьер» был хорошей школой свободы слова, в которой я и прошел все ступени от завотделом экономики и политики до главреда, уступив в конце 1998 года это место владельцу контрольного пакета. Потом был замглавредом «Ульяновска сегодня» и «Народной газеты», собкором «Российской газеты», посотрудничал внештатно с «Газетой Ру», а потом, в 2007-м, был приглашен в «КоммерсантЪ», где и работаю по сей день.

- Отчего такая частая смена СМИ?

- Так иногда бывает, когда желание журналиста быть объективным не совпадает с мнением хозяев или учредителей.

- Сейчас существует проблема самоцензуры. Насколько она выражена в Ульяновске и в целом в федеральных изданиях?

- В середине 90-х годов столичные журналисты распространили неофициальный документ под названием «Московская хартия журналистов», в нем были заявлены основные принципы работы корреспондентов. В нем говорилось, что журналисты должны нести объективную информацию, отвечать за достоверность сообщений, не писать заказные материалы и не отстаивать чьи-то интересы за деньги. Так вот, я за такую самоцензуру. Но иной смысл вкладывают в это слово власти. Они, как правило, хотят, чтобы журналист о них не писал лишнего. Увы, так и получается, что такая самоцензура живет в подвластных СМИ, где журналисты постоянно ощущают, что если они напишут лишнего, в лучшем случае их статью просто не опубликуют, в худшем – они могут лишиться премии или работы. Увы, все это будет продолжаться еще долго, пока российские СМИ не выйдут на уровень жесткой, но равноправной конкуренции без поддержки власти, пока владельцы средств массовой информации не почувствуют, что выгоду даст только хороший продукт, а это - объективная информация. Впрочем, для начала надо, чтобы объективность и независимость стали востребованными самими читателями. 

- Состоите в Союзе журналистов?

- Да, давно. Раньше это было почетно, Союз журналистов имел вес. А теперь СЖР – чисто условная организация, на моей памяти несколько случаев, когда профессиональное сообщество могло заступиться за коллег-журналистов, попавших под раздачу во время смены власти, но этого не сделало.

- Что самое интересное в работе журналиста для вас и что самое сложное?

- Самое интересное – это люди, с которыми общаюсь, это эксперты и профессионалы в своих областях, которые дают мне комментарии, такое ощущение, что порой получаю второе высшее образование, общаясь с умными людьми. Самое сложное – наверное, объективность, которой надо добиваться, несмотря на давление со стороны власть имущих, несмотря на собственный взгляд на какую-либо тему. Я, когда сажусь писать текст, изучаю документы, выслушиваю участников, свидетелей, экспертов и по мере появления новой информации могу десять раз поменять свое мнение. Человек всегда субъективен, поэтому, ради истины, свое мнение я кладу в задний карман и излагаю только факты, цифры, мнения сторон и экспертов.

- В одном из интервью вы упоминали, что приложили руку к созданию первого «Руслана» на «Авиастаре»…

- Я был заместителем руководителя бригады инженеров-испытателей, которые занимались на «Руслане» отладкой компьютерного вычислительного комплекса Г002. Это была очень интересная система, которая собирала и обрабатывала огромный объем информации о технических параметрах самолета. Руководство торопилось поднять самолет к 7 ноября, но наша команда категорически отказывалась ставить подписи за работы, которые еще не выполнены, потому что не отлаженная система будет показывать необъективные параметры, которые будут вводить в заблуждение экипаж, и все это может кончиться катастрофой. Наверное, такое же упрямство и помогало мне в дальнейшем в журналистской работе. Хотя из-за него же и случались конфликты с руководством. 

- Что для вас значит День российской печати?

- Дополнительная возможность встретиться с коллегами. В силу специфики работы мы не так уж часто общаемся. А надо бы время от времени выходить из виртуального информационного пространства в реальную жизнь, чтобы обмениваться мнениями, спорить, ссориться и мириться. Так рождается понимание, которое потом поможет нам быть более объективными. Может, когда-нибудь и появится журналистское кафе «Первая полоса»...

 

Оксана Переяславская
Фото из профиля Сергея Титова в соцсети Facebook 


Опубликовано: 20.01.2014 в 12:30 
Просмотров: 1555 

comments powered by HyperComments