Алла Кожевникова: «Люди чувствуют ложь на сцене»

Актриса Санкт-Петербургского театра «Рок-опера» перед спектаклем «Ромео и Джульетта» пообщалась с нашим корреспондентом.

Питерский театр «Рок-опера» в последние месяцы становится частым гостем нашего региона. Во время своего мартовского визита артисты привезли в Ульяновск мюзикл «Ромео и Джульетта». Перед тем как актеры и зрители погрузились в быт Вероны, наш корреспондент пообщался с одной из артисток театра – Аллой Кожевниковой.

– В репертуаре вашего театра есть спектакли как для взрослых, так и для детей. Для какого зрителя сложнее играть – для юного или для взрослого?

– Если честно, то большой разницы нет. Но играть надо честно всегда, чтобы зрители верили. Ведь люди, как известно, уже в пять лет способны расценить, где фальшь, а где настоящее. Здесь не нужно какого-то специального воспитания – человек уже сразу чувствует ложь.

– В мюзикле «Ромео и Джульетта» задействованы все ведущие актеры вашего театра?

Поскольку у нас небольшая труппа, то в спектаклях задействованы все актеры. И если сегодня ты главный герой, то уже завтра у тебя будет роль второго плана. Например, наш самый заслуженный артист Богдан Вивчаровский в постановке «Иисус Христос – суперзвезда» играет Понтия Пилата, а в «Ромео и Джульетте» – правителя Вероны. А в целом у нас нет такого, как в «Ленкоме», когда графа Резанова 20 лет играл бессменный Николай Караченцов.

– Много ли приходится работать в плане хореографии, вокала при подготовке к постановке?

– Да, как всегда, в постановочный период нужно активно поработать, чтобы спектакль получился достойным. У нас есть для этого в театре и балетмейстер, и хореограф, и педагог по вокалу.

– Расскажите, как вы стали актрисой именно театра «Рок-опера»?

– В далеком 1975 году в тогда еще ВИА «Поющие гитары» меня привела набиравшая популярность Ирина Понаровская. И мне досталась роль в самой первой постановке «Орфея и Эвридики». А потом список ролей расширился – Кончита в «Юноне и Авось», Мария Магдалина в опере «Иисус Христос – суперзвезда».

– Постановка оперы «Иисус Христос – суперзвезда» в свое время произвела настоящий фурор, хотя в то время рок-музыка в СССР была под глубоким запретом.

– Это еще очень мягко сказано. На экране телевизора нельзя было показаться с длинными волосами и бородой. Например, мы три года не могли протолкнуть нашу «Юнону» – несмотря на то, что опера всем нравилась. Там были религиозные хоры, и ленинградский обком партии наложил вето. Но мы верили, что добьемся поставленной цели, поскольку «Иисус Христос – суперзвезда» нам посчастливилось впервые услышать в 70-е годы. Знаете, мы были так поражены и потрясены этой постановкой. И, думаю, это произведение будет актуально во все времена.

– Что вам запомнилось больше всего при постановке оперы «Иисус Христос – суперзвезда»?

– Когда мы ставили эту рок-оперу, были трудности, в первую очередь, при переводе с английского. К тому же, тогда не было возможности посмотреть видеоверсию оперы, и мы сами домысливали, как лучше выстроить сюжетную линию. Мне пришлось адаптировать роль Марии Магдалины к своим вокальным возможностям. А наивысшей похвалой стало то, что сам Тим Райс (автор текстов к опере «Иисус Христос – суперзвезда» - ред.) счел наш перевод удачным и близким к оригиналу. Случалось и такое, что к нам подходили люди и говорили, что после спектакля начали ходить в церковь.

– Чем отличаются постановки в своих «родных стенах» от выездных?

–  По финансовым причинам нам пришлось отказаться от своего ансамбля – ездить и выступать с музыкантами стало очень дорого. Поэтому выступаем под инструментальные «минусовки», но поем всегда только «живьем». И еще хочется отметить город Ульяновск, в котором мы уже бывали не раз. И всегда нас радовала очень благоприятная атмосфера вашего города, здесь удивительно уютно и комфортно. Актеры это чувствуют как никто другой – поэтому особенно приятно будет приехать сюда вновь.

Сергей ГОРОХОВ

Фото автора

 


Опубликовано: 29.03.2014 в 12:30 
Просмотров: 1555 

comments powered by HyperComments