Отари Гогиберидзе: «Мужчины часто приходят к пластическому хирургу для исправления последствий различных травм»

Известный пластический хирург поведал об особенностях своей работы.

Корреспондент «Главных новостей Ульяновска» встретился с представителем медицины, помогающим людям стать красивее.

– Расскажите, вы из медицинской семьи? И если нет, то почему именно эта профессия?

– В моей семье нет медиков, но меня медицина привлекала с детства. Оказавшись в больнице лет в 10, очень сильно впечатлился работой врачей. Образ серьезного доктора, спасающего жизни людей, отложился у меня в памяти. Это, наверное, и повлияло на выбор профессии.

– Чем привлекла вас именно пластическая хирургия?

– Безусловно, долю заслуги берет на себя эстетическая сторона профессии – мне нравится делать людей красивее.

– Представители каких профессий являются вашими основными клиентами?

– Люди приходят абсолютно разные: и представители публичных профессий и совсем не связанные с творчеством. Все хотят быть совершеннее вне зависимости от рода деятельности.

– Много ли среди ваших пациентов «звёзд», и отличаются ли они завышенными требованиями?

– Все мы люди, поэтому опять-таки завышенные требования – это не удел звёздного статуса, а, наверное, проявление одной из черт характера. А среди моих пациентов известных публичных персон довольно много, что очень приятно.

– Какие наиболее распространённые операции?

– Маммопластика (пластика груди – авт.) и ринопластика (исправление врождённых или приобретённых деформаций носа, а также полное восстановление отсутствующего носа – авт.) – очень распространённые виды операций. Увеличение груди во все времена – настоящий культ, ровно так же, как и исправление носа. К ринопластике может быть и медицинское показание к оперативному вмешательству, как, например, искривление носовой перегородки и затруднённость дыхания

– Какие операции считаются самыми простыми и самыми сложными?

– Нужно понимать, что любая пластическая операция – это оперативное вмешательство с рисками, как и в любом другом вмешательстве хирургическим путём. Самая лёгкая операция для кого-то может пройти с осложнениями, а для кого-то самая сложная будет протекать легко. Поэтому говорить о том, что блефаропластика (операция по изменению формы век, разреза глаз – авт.) – это очень лёгкая процедура и наоборот, что ринопластика – самая сложная, не стал бы.

– Всегда ли есть стопроцентная уверенность на положительный результат у вас и у пациентов?

– Можно прогнозировать предварительный результат, исходя из результатов анализов, собранных до операции и общую картину состояния здоровья. Но гарантировать стопроцентный результат не может ни один хирург.

– Бывает ли такое, что у пришедшего к вам посетителя на самом деле всё в порядке, и после беседы он понимает, что ничего менять не нужно?

– Бывает психологическая зависимость от пластических операций – люди начинают делать пластику и забывают буквально обо всём. Такие пациенты приходят, конечно, вновь и вновь.

– При каких обстоятельствах или условиях вы никогда не станете проводить операцию?

– Бывают очень не уверенные в своих поступках пациенты: кто-то сказал им, что у них большие уши или нос – и они тут же побежали к хирургу. В 99 процентах случаев, что после общения с хирургом они не станут делать операцию, потому что это просто им не нужно. Но если человек точно знает, что хочет и идёт на консультацию к хирургу не по совету подруги или друга, а по собственному желанию, то чаще всего он решения не меняет и делает ту или иную операцию.

– Какова доля мужчин, делающих пластические операции в России и за границей?

– Соотношение в России – примерно 90% женщин к 10% мужчин. Сейчас мы не будем брать в расчёт некоторые штаты Америки, где уже, наверное, не осталось ни единого человека без вмешательств пластического хирурга.

– Растущее число мужчин, желающих изменить свою внешность – это положительная тенденция?

– Неверно говорить о каком-то невероятном росте. Просто представители сильной половины обращались к пластическим хирургам всегда, только никто это не афишировал. Мужчины часто приходят с исправлением искривления носовой перегородки, полученной в результате занятий спортом или другого вида механической травмы. Реже идут с исправлением ушных раковин, поскольку чаще эту операцию проводят в детстве. В Москве и крупных городах довольно часто обращаются за незначительными антивозрастными коррекциями лица: пластикой век и подтяжкой верхней и средней трети лица.

– Помимо операций, вы ещё занимаетесь и преподавательской деятельностью, читаете лекции на крупных формах. Есть ли свободное время, и как его проводите?

– Выходные и свободное время я провожу с семьёй (супруга Отари – Яна Лапутина, телеведущая и бьюти-эксперт и трёхлетняя дочь Тея – авт.) или в занятиях спортом. Очень увлёкся в последнее время таким видом единоборств, как кудо.

– И ваши новогодние пожелания.

– Будьте здоровы и совершенствуйте свою красоту!

Сергей ГОРОХОВ

Фото из личного архива Отари Гогиберидзе


Опубликовано: 03.01.2015 в 11:52 
Просмотров: 1342 

comments powered by HyperComments