Наталья Мешалкина: «Мой дедушка Дмитрий Архангельский был бессребреником»

Внучка художника любезно согласилась побеседовать с ульяновскими корреспондентами.

Внучка известнейшего симбирского художника Дмитрия Архангельского Наталья Мешалкина приезжала в Ульяновск из подмосковного поселка Родники на открытие новой выставки «Поющие акварели», посвященной 130-летию со дня рождения мастера.

Наталья Мешалкина привезла с собой изящные работы своего деда и передала их в дар музею-мемориалу В.И. Ленина. И теперь этот музей обладает самой большой коллекцией работ Дмитрия Архангельского: около 1 300 произведений хранится в его запасниках.

- Наталья Андреевна, каким человеком был Дмитрий Иванович Архангельский?

- Он был добрейшим, жизнерадостным и светлым человеком. Вначале мы с ним жили в старом домике, где не было ни воды, ни отопления. Нам приходилось ходить к колодцу за водой и топить дровами печь. К нему всегда приходило много народа, и дедушка не закрывал дверь даже на щеколду. У нас на двери была табличка: «Звонок не слышу, прошу стучать и заходить».

- Гости часто приходили?

 - В любое время суток: и даже за полночь. Он находил общий язык как с профессорами, так и с детишками. Приходили ребятишки, и он с ними разговаривал о щенках, природе. Говорил им: «Давай нарисуем горшок». Мне нравилось, что у нас двери не закрывались. И если день-два никто не приходил, он сетовал: «Что-то к нам никто не спешит, никто не пишет».

- А вы, Наталья Андреевна, кем работали?

- Закончила факультет градостроительства в МИСИ и рисовала генпланы.

Мы жили в Подмосковье, и мне приходилось два с половиной часа добираться до Москвы и столько же обратно. Рабочий день начинался в половине десятого и заканчивался в половине седьмого. Домой возвращалась ночью. Мне нравилась моя работа. Когда дедушке исполнилось 90 лет, сделала ему подарок: ушла с работы. Пока трудилась в Москве, он и снег почистит и дрова принесет: никакой работы не чурался.

- Вы с ним вначале в частном доме жили в Родниках, а потом переехали?

- Получили квартиру и за два дня там сделали ремонт. Когда переезжали в новую квартиру, соседи сказали: «Приехал какой-то жилец, у которого ничего нет. Он носит одни бумаги». У меня тогда не было кровати, и я спала на туристическом спальнике, с которым ходила в горы. А дедушка перевез в новую квартиру алюминиевый чайничек и, как настоящий волжанин, заваривал чай. По нашей новой квартире ходил в валенках, которые ему подарил Аркадий Пластов, и в телогрейке. Потом сказал: «Здесь тепло», - и снял телогрейку. Один раз прихожу после работы, а на его любимом свитере большая опалина: хотел спину погреть возле газовой плиты и чуть сам не сгорел.

- Дмитрий Иванович был щедрым человеком?

- Он был бессребреником, но был гостеприимен. Очень любил угощать гостей киселем, который сам варил. Всегда показывал свои акварели и рассказывал об искусстве. И когда кто-то восхищался его работами и говорил: «Ах…», - он отвечал: «Ах, нравится»? Берите». А потом его друзья сказали: «Просьба никому ничего не отдавать. Пусть хотя бы что-то останется». И поэтому что-то еще осталось. Он всю жизнь занимался своим любимым делом: рисовал акварели. У него был свой маленький столик для корреспонденции. Он посылал по сто открыток своим друзьям, которые назвал «акварельные приветы». У меня сохранилось много таких открыток.

Таких людей сейчас нет. И я говорю это не потому, что он мой дедушка. Сейчас – другое время, и все изменилось.

Автор Лариса ЯРДАЕВА

Фото автора


Опубликовано: 19.02.2015 в 07:30 
Просмотров: 1180 

comments powered by HyperComments