Ульяновские горные туристы ликвидировали «белые пятна» на карте Кавказа

Наши земляки-экстремалы побывали там, где почти не ступала нога человека.

В августе группа ульяновских горных туристов отправилась на Кавказ – в район долины Сванетия и на гору Тетнульд в Грузии. Подробных описаний предстоящего маршрута у них не было, а те данные, которые имелись, оказались неточными. О том, как проходило путешествие, рассказали руководитель группы Владимир Борисов и его жена Кристина Крапоткина. 

- Как готовились к восхождению?

- Это был настоящий спортивный поход третьей категории сложности. Первый раз пойти в Грузию решили два года назад. Выбирали между двух вариантов: гора Казбек на границе с Россией или Сванетия, куда мы и поехали. Поход на Казбек оказался достаточно простым. А когда готовились идти в Сванетию, выяснилось, что первые внятные походы начались в 2012-2013 годах. До этого ходили только в советское время. Троп там во многих местах нет. У нас тропа была в самом начале и в самом конце пути. Остальные 15-16 дней - настоящая девственная природа.

Часть похода заняло восхождение на Тетнульд. Это достаточно техничная гора высотой 4869 метров. Но на неё повёл не всех. На гору взошли вчетвером.

- Почему выбрали именно третью категорию сложности?

- Ехать почти на три недели и делать лёгкий поход не хотелось. Тот же самый Тетнульд – маршрут четвёртой категории сложности. Вторая категория сложности – это просто для интереса пройти. И только после этого похода почувствовал, что четвёртую категорию могу уверенно провести. Это действительно насыщенный и тяжёлый поход - мой первый поход за девять лет, где приходилось делать вообще всё. И в скалах, и во льду, и в осыпи, и в снежниках приходилось работать. Страховать приходилось на всех видах рельефа. Использовали крючья, ледорубы, петли на скалах вязали, делали навесную переправу.

- До этого походы были легче?

- Раньше походы были более-менее однообразными. Бывало, что основные перевалы, например, ледовые. Тогда даже крючья не брали. И раньше у нас всегда было подробное описание маршрута. А на этот раз на половине пути такого не было. Часто приходили и видели, что реальность не соответствовала описаниям. Так получилось, что поначалу планировали один маршрут, а получился немного другой. Приходилось экстренно на ходу перекраивать. Потому что ледники тают, в горах на самом деле ощущаешь глобальное потепление. Фотографии двухлетней давности не соответствовали тому, что мы видели в реальности. Ледники действительно тают, рельеф меняется. И поэтому места, по которым раньше можно было спокойно пройти, теперь стали непроходимыми. Я не находил вариантов, как пройти их безопасно, и экстренно искал другие проходы.

- Почему не было описания маршрута?

- Кроме русских и украинцев горным туризмом там почти никто не занимается. Занимаются лёгким трекингом – переходом через горы между посёлками. Или же ходят на какие-то знаковые вершины. 

- То есть, можно сказать, что вы проложили новую карту этого маршрута?

- На «Гугле» есть сервис «Народная карта», туда обязательно зальём фотографии и добавим описание. Также будем делать отчёт и выкладывать его на специальных российских сайтах. Он точно будет полезен. Потому что отчётов по этому району практически нет. Когда готовились, читали буквально 2-3 отчёта, но уже устаревшие.

- По горам не ходят как раз из-за сложности маршрута?

- Это ещё связано с политической обстановкой. Мы встречали много местных жителей, кто по-русски не говорит и не понимает. И там достаточно агрессивная среда.

Сейчас туда массово потянулись иностранцы. За время нашего похода встретили много поляков, израильтян, турков, американцев, украинцев. Русских мы не встретили вообще. В горах все таблички на английском и грузинском языках. Поляки там занимаются альпинизмом, израильтяне просто из посёлка в посёлок ходят. Сваны почувствовали вкус денег, и этот район активно развивается. Там строят новый горнолыжный курорт, уже есть множество отелей и кафе.

- Этот поход для вас был сложнее, чем восхождение на Эльбрус?

- Эльбрус сложнее из-за высоты. А здесь достаточно сложно технически, нужно постоянно опасаться камней, срывов. Постоянно везде делали страховку и привязывались друг к другу. Бывает, что на вершине выпадает снег, забивается в трещины и летом не тает. Поэтому можно не заметить трещину и в неё провалиться. Поэтому делали связки в цепочку по 4-5 человек. В этом случае, если кто-то один провалился бы, остальные его удержали.

После Тетнульда началось самое интересное. На Кавказе с российской стороны любую реку, которая отмечена на карте, можно перейти вброд. А с южной стороны есть реки, которые не переходятся в принципе. Когда в долине нужно было попасть с одного берега на другой, приходилось подниматься наверх к леднику, где река только берёт своё начало, и через ледник её обходить. На это уходил лишний день. Через одну реку переправлялись по навесной переправе. Один человек там мог налегке через ледник пройти, но всей группе с тяжёлыми рюкзаками идти было опасно – множество камней и трещин. Поэтому натянули верёвочную переправу. Когда успели переправить только трёх человек, полил дождь, и вода стала подниматься. Через некоторое время поток начал захлёстывать переправу. Дальше переправляться стало небезопасно. В итоге часть людей ночевала на одном берегу, часть – на другом. За ночь вода немного подмёрзла и спала. Встали в четыре утра, собрались и, даже не позавтракав, за 40 минут перебрались. Для меня подобная переправа была в новинку.

На вершине Тетнульда всегда ветер. Там ветер с Чёрного моря сталкивается с ветром с главного Кавказского хребта. На вершине почти всегда висит облако.

В дороге порой ели у местных жителей. В одном доме нарезали сыра сулугуни, домашнего хлеба, сделали салат. Здесь в Ульяновске такой сыр невозможно купить.

- Сколько вас было в группе и как долго проходил маршрут?

- В группе было 11 человек. Планировался поход на 16 дней, но задержались на два дня как раз из-за сложности маршрута. 22 августа только спустились к населённым пунктам. А на следующий день некоторым уже надо было в Тбилиси садиться на самолёт. И мы экстренно искали транспорт.

- До этого ходили на Эльбрус, теперь в Сванетию, сейчас собираетесь в Абхазию. Почему ходите на Кавказ?

- Решили наши походы разбивать на блоки. Этот год действительно посвящён Кавказу. В следующий год планируем свои стопы направить на восток на Алтай. Хотим увидеть Байкал. И давно зреет путешествие на велосипедах от Байкала в Монголию в район озера Хубсугул. Там находится самая южная точка тайги.

- В Абхазию куда собираетесь?

- Хотим сходить в район горы Пшегишхва и в Долину семи озёр. Это очень живописные места. Ещё хотим успеть захватить лето и спуститься к Чёрному морю искупаться.

- Какой-то отбор по физической подготовке в Абхазию будет?

- Туда возьмём всех. Это не сложный поход. Выше 2,5 тысяч метров гор нет, поэтому акклиматизации нет, снаряжения специального тоже не надо. С собой надо взять обычный спальник. Из одежды подойдёт даже обычный спортивный костюм. Группа сейчас собирается. Планируем, что 8-10 человек будет. Весь путь должен занять около недели.

Фото предоставлено Владимиром Борисовым и Кристиной Крапоткиной


Опубликовано: 03.09.2015 в 12:52 
Просмотров: 1014 

comments powered by HyperComments