Александр Марцинкевич: «Мне пообещали дать квартиру, шофёра и много денег»

Российский цыганский певец рассказал об особенностях своего творчества.

Корреспондент портала «Главные новости Ульяновска» пообщался с артистом во время его недавнего визита в наш город.

— Расскажите об особенностях цыганской музыки.

— Цыганская музыка – это музыка, в которой есть всё: свобода, боль, радость, счастье, потери. Цыганские песни рождаются в определённые моменты. Известно, что цыгане всегда кочевали, жили они в лесах и полях под открытым небом: в жару, холод и ветра. И все свои переживания, тяготы кочевой жизни они и перенесли в своё творчество – именно поэтому песни наполнены душевностью. Ещё стоит отметить живую музыку, исполняемую во время концертов – мы не применяем её электронную версию, потому что только так можно передавать настоящие эмоции и настроения, сохранять культуру и свои корни.

— Шансон и цыганская музыка – уместно ли их сравнивать и можно ли заменить одну другой?

— Что такое шансон? Это душевная, мелодичная и лирическая музыка, которую у нас ошибочно считают «блатной». Здесь же, в настоящем шансоне, мы поём о любви, счастье, радости – о том, чего так не хватает в нашем современном мире. Поэтому эти два направления в музыке можно смело сравнивать между собой. И не только эти два – сюда можно добавить и французский цыганский джаз, музыка которого очень сильно распространена.

— Сейчас сохранилась ли кочевая традиция у цыган?

— Да, конечно – мы же ездим по городам с выступлениями. (Смеётся). А если серьёзно, то когда-то в России вышел указ, запрещающий кочевать, поэтому сразу же цыгане осели, стали работать в колхозах, на предприятиях. Но при этом, к счастью, продолжили заниматься творчеством – прежде всего музыкой. Что касается других стран, то в Италии, Франции, например, есть кочующие цыгане. Правда, делают они это не на конях – у них есть специальные автомобили с прицепами, на которых они и передвигаются. А у нас «путешествуют» только артисты.

— С чем связано переименование вашего коллектива из «Кабриолета» в «Цепи»?

— Здесь произошла следующая история, которая очень сильно повлияла на меня. Во-первых, ушёл из жизни мой друг и коллега, аранжировщик Вячеслав Полосмаков. Мы боролись за его жизнь, отправляли в Израиль, но спасти его не удалось. С ним мы начинали с нуля наше творчество, создав группу «Кабриолет». Когда его не стало, то группа, как и автомобиль, без какой-то детали перестающий нормально работать, утратила какую-то свою сбалансированность. Поэтому когда поменяли название, то мне морально даже стало как-то легче. Хотя «Кабриолет» – это бренд. Но с одной стороны было достаточно тяжело начать всё заново. А, во-вторых, ситуация с моим бывшим директором, имя которого не хочу даже называть. Когда мы прекратили наши профессиональные отношения, он втихую, за моей спиной, запатентовал название группы «Кабриолет», хотя идея эта принадлежит мне. И после этого заявил, что мы не имеем права использовать это название в своей творческой деятельности. Можно было, конечно, побороться с этим, доказать, что бренд «Кабриолет» принадлежит мне по праву, но не стал этого делать по причине, названной ранее.

— Удавалось ли вам ездить на настоящем кабриолете, управлять им?

(Улыбается). На Новый год мне подарили эксклюзивную модель кабриолета, сделанного в Америке. Обычно такой автомобиль оснащён двумя дверьми, у этого их сразу четыре. Это такая настоящая, огромная и роскошная машина, на которой постоянно летом катался.

— А занимаетесь коллекционированием настоящих автомобилей?

— Знаете, скажу честно, что меняю их очень часто – у меня машина держится, самое большее, полгода-год. Это связано с тем, что в целом в своей жизни люблю перемены. Например, дома постоянно передвигаю мебель – опять же, для смены обстановки.

— У подаренного кабриолета будет такая же судьба?

— Нет, его оставлю себе, всё-таки это подарок. Меняю только то, что сам себе покупаю. И никогда не изменяю своей музыке, не меняю кардинально её стиль и направление, а только понемногу улучшаю её. При этом мы сами меняемся, учимся, познаём что-то новое. И если есть движение – значит, мы живём.

— Как проводите свободное время?

— Наверное, вам будет смешно. Из-за того, что по своей натуре трудоголик, то, как только появляется свободное время, отправляюсь работать на студию или пишу музыку. Бывает, что летом могу с друзьями пойти на озеро, развести костерок, посидеть около него в тёплой и уютной атмосфере, приятно пообщаться. Это очень важно для нас, потому что такая возможность появляется крайне редко в силу занятости каждого из нас.

— Кроме цыганской музыки, какую ещё слушаете?

— Эта музыка мало распространена в России, хотя в советские времена она была намного популярнее. Это Здравко Чолич – сербский эстрадный певец и композитор, Лили Иванова – болгарская эстрадная певица, а также люблю слушать балканскую музыку. Это не популярная, но очень задушевная музыка, которая «бьёт» по нервам, цепляет за живое.

— Какие у вас имеются музыкальные цели – с кем-то вместе выступить, создать совместные композиции, альбом?

— Если честно, об этом даже ещё и не думал, потому что сейчас наслаждаюсь тем, что делаю то, что мне нравится. Как-то давно у меня в жизни произошло такое интересное событие. Один человек как-то пригласил меня в Москву и предложил оставить свой коллектив, который он высоко оценил, в Санкт-Петербурге, а мне переехать в первопрестольную. Здесь мне пообещали дать пятикомнатную квартиру, личного шофёра, вложить много денег взамен на согласие исполнять другую музыку – более современную и молодёжную. На тот момент, скажу честно, у меня даже не было денег на жетон для проезда в метро. Но ответил отказом, потому что изменять самому себе – это не в моих правилах.

— И ваши пожелания нашим читателям...

— Счастья, здоровья, радости, кавказского долголетия и цыганского веселья!

Фото автора


Опубликовано: 28.11.2015 в 15:29 
Просмотров: 2058 

comments powered by HyperComments