Сергей Юрьев: «У каждого человека времени на самом деле больше, чем он думает»

Известный ульяновский фотограф и писатель побывал в студии «Главных новостей Ульяновска».

Имя Сергея Юрьева на слуху у ульяновцев — он не только журналист, но еще и фотограф, и известный писатель. Фотографией он увлекся еще в 1967 году, и с 2009 года ежегодно его выставки открываются в Ульяновске. Также он пишет замечательные книги — из-под его пера вышли фантастические романы «Нашествие с Севера», «Хрустальная колыбель», «Нить неизбежности», «Вечность сумерек» и многие другие.

Сергей Станиславович побывал в студии «Главных новостей Ульяновска» и рассказал о своем творчестве как фотографа и писателя. Эфир провел ведущий Дмитрий Берг.

- Вы прежде всего фотограф, а потом писатель, или писатель, а потом фотограф?

- Дело в том, что в разные моменты жизни бывает по-разному. Когда в руках фотоаппарат, я фотограф. Когда в руках клавиатура от компьютера, от руки уже не пишу, к сожалению, с прошлого века, тогда я писатель.

- Вы многосторонняя, творческая личность. Когда вы все успеваете?

У каждого человека времени на самом деле больше, чем он думает. Нужно просто очень быстро работать и очень медленно отдыхать.

- Научите, дайте пару советов, как медленно отдыхать?

- Вот это у каждого свое. Когда перед тобой поставлена задача, ее нужно просто выполнить и все. Ставишь задачу, ставишь себе сроки и выполняешь.

- Глядя на ваши снимки, мне показалось, что вы находитесь в поиске какого-то особенного взгляда, в том числе у персонажей второго плана? Это так или это просто совпадение?

- Дело в том, что я об этом не думаю. Просто фотография — это искусство реального, то есть не всегда знаешь, что у тебя получится, когда идет процесс. Обычно делается много снимков, а потом выбираешь то, в чем есть какая-то искра. А потом работаешь с этим черновым материалом. В момент съемки никогда не знаешь, что получится. Конечно, можно в какой-то мере прогнозировать, ты видишь что-то на уровне инстинктов, но чтобы была сформулированная задача — такого, по крайней мере у меня, не бывает.

- Вы просто не занимаетесь постановочной фотографией?

- Что такое постановочная фотография? Я по шабашкам обычно не хожу, бывает, но очень редко. И то, меня приглашают люди, которые знают примерно мой стиль, знают, что получится в итоге. И знают, что для меня интересы заказчика, собственно, - ничто. Для меня важно то, что я сделаю. Если им нравится мой стиль, они сознательно на это идут - тогда пожалуйста.

- Или играют по вашим правилам, или не играют вообще?

- Если говорить о фотографии, то да.

- А если о музыке?

- Назвать меня музыкантом - все равно что балериной. Я очень давно не пишу песен. Когда-то мне казалось, что я могу это делать. Сейчас это ощущение уже прошло. Есть масса людей, которые делают это гораздо лучше, чем я.

- А вы сами пришли к этому самоанализу или просто сидели, слушали свои песни и сказали: «Ну нет, нет, это не то»?

- Я вообще человек не экспрессивный. Спокойно подошел к такому осознанию. Если бы не осознал, может, я бы пел до сих пор. Каждому этапу жизни свои пристрастия.

- Не бывает такого, к примеру, по вечерам, чтобы сосредоточиться на чем-то, берете гитару?

- Бывает и такое.

- Соседи не жалуются на вас?

- Я думаю, что это не так громко, чтобы преодолеть современную звукоизоляцию. Я при этом не прыгаю, не скачу и не бьюсь головой об стену.

- Стиль Rammstein не ваш? Вы спокойно, потихонечку? Свои песни поете или что-то еще?

- Я предпочитаю чужие. Мой любимый автор Юрий Визбор, Владимир Ланцберг. Перечислять можно до бесконечности, их достаточно много.

- Черно-белый стиль вам ближе? Почему именно он?

- Вопрос личного отношения. Тут, наверное, ни одна причина, их несколько. Первая, что когда я начинал фотографировать, была просто черно-белая пленка, а цвет был очень сложным химическим процессом. Нужно было четко выдержать температуру каждого раствора, а их несколько. Да и работать приходилось в полной темноте, то есть я пробовал заниматься этим делом в советские времена. Но тем не менее, черно-белая фотография мне более привычна и менее трудоемка. Впоследствии я пришел к такому выводу, что цвет должен быть в фотографии лишь в том случае, когда выполняет какую-то самостоятельную задачу, когда сама игра цвета представляет ценность. Цвет может пригодиться в абсолютно любом жанре, но нужно уловить — когда это необходимо, а когда он только мешает.

- Как вы узнаете, когда нужен цвет, а когда нет?

- Конечно, фотографирую я все в цвете, а уже потом все, что считаю нужным, а это в большинстве случаев, стилизую под черно-белый, именно под пленочную фотографию. В цифровом варианте черно-белая фотография более трудозатратна. Любое цифровое изображение требует обработки. Очень редко бывают условия освещения, когда оно дает достаточный контраст, достаточную выразительность, достаточную проработку деталей. Сейчас я снимаю исключительно на цифровую камеру, все время мечтаю поснимать на пленку, у меня даже две заготовлены — ждут своего часа. Даже отсканированный с пленки цифровой вариант фотографии имеет свой колорит и отличия, которые ни с чем не спутать. Мода на это, может, и вернется, но не как массовое влечение, а как что-то элитарное.

- К примеру, на сером полу красный вязаный носок. Понадобится нам цвет?

- Если нужно непременно показать, что он красный, то цвет нужен. А если это не обязательно, то не нужен.

- Какое количество сделанных фотографий в процентом соотношении выходит на суд зрителя? Как удается делать такие фотографии, где купили такой хороший фотоаппарат?

- Хороших фотоаппаратов сейчас очень много, и они есть у многих. Это сродни понятию любви. К примеру, если тебя спросили — за что ты того-то любишь, если знаешь за что — это уже не любовь, это хорошее отношение. То же самое в фотографии — много необъяснимого. Я сам себе многого объяснить не могу. Это процесс, который идет на уровне подсознания человека.

- Нужный кадр может быть один? 10 кадров до него и 10 кадров после — не то?

- Иногда бывает так, что делаешь кадр, а момент уже прошел — а кадр удачен. Бывает так, что из 20-30 кадров появляется только один. Бывают такие полупостановочные моменты, так называемая сьемка-провокация. Как-то раз с одной прекрасной барышней в мини-юбке прогуливался по улице Автозаводской. Очень красивая девушка. Улица тоже очень колоритная, жаль, снесут скоро. И тут смотрю, на скамеечке сидят старушки. Я сел на скамейку напротив и говорю: «Лиза, садись рядом с ними». Когда она села, я сделал кадр в тот момент, когда они на нее посмотрели, потому что я знал, что они на нее посмотрят, и знал, как они на нее посмотрят.

- Вы сталкивались с агрессией со стороны людей, когда фотографируете?

- Ни разу со мной такого не было. Большинство людей, которых я снимаю, во-первых, я знаю, а во-вторых, бывает, снимаю прохожих на улице, когда вижу, что может произойти что-то интересное. У нас народ к этому мягче относится. В позапрошлом году я был во Франции, мы тогда ездили с группой ульяновских фотографов, там были наши выставки. Ездили мы втроем с Владимиром Ламзиным и Владимиром Кочетковым. Выставлялось там семь или восемь фотографов.

- Как проходила встреча, что вы там делали?

- Кофе пили, но не напротив Эйфелевой башни, гуляли по Парижу и по Бордо. Иногда посещали собственную выставку, смотрели, что там происходит. Там тоже никаких подобных случаев агрессии не было, хотя меня пугали тем, что люди гораздно более трепетно относятся к тому, что их фотографируют. Нет, что-то такого я там не обнаружил. Некоторые, правда, косо смотрели, но не более того. Единственный момент, когда меня немножко за руку схватили, — это был наш гид по Парижу. Шла по улице группа арабов, чувствуется, что люди богатые и состоятельные, все одеты с иголочки. Мне сказали: «Вот этих не фотографируй. Богатые арабы — они тебя засудят».

- Не бывает такого, когда вы кого-то фотографируете (девушку, например), она видит, что вы ее фотографируете, и принимает кокетливую позу?

- Бывает. Девушки вообще любят фотографироваться. Более того, когда она даже кричит и отбивается: «Не снимайте меня», проходит буквально минута - и она говорит: «Покажите, что получилось».

- Вы потом как-то обмениваетесь с ними фотографиями?

- Ну, в общем-то, да. Так скажем, это не всегда бесплатно, но, как правило.

- Вернемся к вашей поездке во Францию. Какие у вас впечатления от страны? Это была первая заграничная поездка?

- Я заграницей бываю крайне редко. До этого, двадцатью годами раньше, был в Германии — в Берлине, в Гамбурге, а в основном в лесу возле деревни Хаслох.

- Франция, Германия. Что-то снимали? Или чисто архитектуру?

- Интересы не меняются, независимо от местоположения. Главный предмет — это люди. Самое сложное и, пожалуй, самое интересное, что может быть в этом мире. Поэтому снимал в основном людей, в соответствующем интерьере.

- А есть какая-нибудь выставка по итогам поездок?

- После нашей поездки во Францию мы делали выставку в музее «Симбирской фотографии» осенью 2013 года. Выставка получилась, в общем-то, неплохая. Во всяком случае, мне никто не говорит, что у тебя тут что-то не то. Может, опасаются.

- Сейчас очень модно зарабатывать на всем. Вы свою студию не организовываете? Творческую, может быть, обучение фотографии?

- Нет. Как-то не думалось об этом.

- Было такое, чтобы подошел человек и попросил научить фотографировать?

- Чтобы прям подошел ко мне и сказал — такого не было. Я выставляю свои фотографии на нескольких сайтах. В основном на сайтах, которые популярны в Западной Европе, на англоязычных сайтах. Сам я английского не знаю, но приходится выкручиваться. Многие интересуются. Один товарищ предлагал приехать и носить за мной фотоаппарат.

Подробнее о творчестве Сергея Юрьева вы можете узнать из записи онлайн-трансляции. Посмотреть ее можно здесь

Фото из архива сайта


Опубликовано: 14.04.2016 в 07:05 
Просмотров: 433 

comments powered by HyperComments