Ветеран Мария Пастухова: «Мне не страшно было. Ни грамма. Я знала, куда я шла»

Совсем девчонкой она рисковала своей жизнью ради нашего мирного неба.

Приближается самый главный праздник: «День Победы». В преддверии 9 Мая нам удалось пообщаться с нашей землячкой, которая участвовала в этой страшной войне и знает о ней не понаслышке.

- Как Вы узнали о том, что началась война?

- О войне мы узнали утром: как загудело радио. Утром собрали всех мужчин и в Кузоватово повезли. Мы провожали: брат только женился, сноха беременная. Подошёл эшелон. Загрузились. А все бегут за ними, падают, плачут. Кричали, слёз там были - реки!

- Как Вы решили пойти на фронт?

- Я сама из села Коромысловка Кузоватовского района. Когда в 1941 году началась война, на фронт я проводила трёх своих братьев. 15 декабря в 1941 году пришла повестка о том, что один из них погиб. Я тогда была комсомолкой, и в 1942 году по комсомольским путёвкам мы пошли в военкомат, чтобы нас с подружками отправили на фронт. Мне тогда было 17 лет. Чтобы меня забрали на войну, я себе немого прибавила возраста. Маму я обманула: сказала, что мы поехали поступать в техникум, а сами на бортовой машине поехали в Ульяновск, в военную часть.

- Как Вас обучали?

- Часть находилась в Киндяковке, где мост. Я училась на связиста-телеграфиста. Там же обучали на радистов, линейщиков. Показали, как обращаться с винтовками, бросать гранаты, стрелять из автомата, обучили азбуке Морзе, или, как мы ее называли, «морзянке».

- Когда отправили на фронт?

- Через неделю я попала в больницу. Шла с ужина, сильно заболел живот. Командир вызвал скорую помощь, оказалось, что у меня аппендицит. Сделали операцию, а пока я лежала в больнице, узнала, что Олю, Катю, Лиду, Шуру отправляют на фронт. А меня не берут! Я пошла к полковнику, говорю, всё, выздоровела. «Нет, я не могу, вы ещё на перевязку ходите». Ну, потом и меня взяли.

- Где были Ваши первые бои?

- Привезли нас под Москву, в лес. Немец уже подходил, а места болотистые. Бомбило нас, окошки болтались, казармы были полуразрушенные. Стоим как-то в дозоре: темно, ветер. Веточки падают, мы думали, кто-то идет, а там - танки. Скорее роту подняли, а там немец безоружный, у них горючее кончилось. По рации передали в Москву. Их взяли в плен. Потом меня отправили под Полтаву. Миргород, Белгород, затем - Курская дуга, через Вислу в Польшу, Варшаву, Сохачев, Познань.

- Какая битва запомнилась больше всего?

- Самый ожесточённый бой был, конечно, на Курской дуге. Мы стояли в Прохоровке. Немец напал утром, зенитками били. Мы были в окопах, там наша рация. Принимали, передавали, принимали, передавали … Цифры все засекреченные! И вот танки пошли, «Катюша». Прохоровка горела. Жутко было, день превратился в ночь. Пыль, неба не видно. Нам тогда «Катюша» помогла! Немец нам линию портил. Линейщик ищет, связывает. Но много их погибло.

- Расскажите про быт на войне.

- Где ели, где не ели. Обычно - сухари, консервы. Когда было затишье – готовили еду. Спали не раздеваясь, не мылись, шинели – это были и одежда, и подушка, и матрац.

- Страшно было?

- Мне не страшно было. Ни грамма. Я знала, куда я шла. У меня двоюродную сестру убили, некоторых подруг, а я осталась.

- Чем занимались в промежутках между боями?

- Когда боёв не было, пели, плясали. Идем кушать - песню запеваем. А в болоте тихо, мы за ягодами ходили. С Шурой Балашовой, мы с ней из Кузоватова приехали, мы иногда общались: передают сообщение с другого поля боя и подпись - Балашова. Мы рассказывали как дела. Говорили: будем живы - встретимся после войны. Но она погибла.

- С родственниками переписывались?

- Письма плохо доходили. Листочек дадут, сложим конвертом, отдадим командиру, а он передаёт. Мне письма редко приходили от родных.

- Как узнали о победе?

- О победе я узнала в госпитале в Познани. Меня контузило 27 апреля 1945 года - задело голову осколком. Когда сказали, что Победа, что там было!

- С фронтовыми товарищами общаетесь?

- Сейчас участников войны уже мало осталось. В Коромысловке - я и Оля, ей 92 года. А остальных – никого нет. Ни ребят, ни девчат. А раньше с фронтовыми друзьями общались: я в Харьков к фронтовой подруге ездила. Она осталась без ног. Но сейчас её уже нет в живых. Одна полячка мне писала, Маша. Она жила в Сохачеве.

Фото автора


Опубликовано: 25.04.2014 в 12:30 
Просмотров: 1126 

comments powered by HyperComments