Детей с онкологией будут оперировать в Москве, а реабилитацию проводить в Ульяновске

Директор института онкологии, радиологии и ядерной медицины провёл мастер-классы и проконсультировал детей, проходящих лечение в стационаре.

Фото автора

Вот уже 17 лет онкогематологическое отделение Ульяновской областной детской клинической больницы имени Юрия Горячева сотрудничает с Федеральным научно-клиническим центром детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева в Москве. 27 апреля в Ульяновск приехал заместитель генерального директора Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева, директор института онкологии, радиологии и ядерной  медицины, доктор медицинских наук, профессор Александр Карачунский. Два дня профессор проводил семинары и мастер-классы для специалистов, осматривал и консультировал детей, проходящих лечение в стационаре. Вчера Александр Исаакович встретился с журналистами и ответил на вопросы.

– До открытия нашего центра потребность в трансплантации костного мозга для детей в России покрывалась лишь на 10%. Сейчас она покрывается процентов на 40-50. Это очень большой шаг вперёд, – пояснил Карачунский. – Впервые в Европе и даже в мире мы создали внутри детского центра специализированное отделение для лечения подростков и молодых взрослых людей от 18 до 30 лет. Проблема нашего центра в том, что взрослую лицензию мы имеем, но квот на подростков 18 лет и старше нам не дают. Поэтому их лечение оплачивает фонд «Подари жизнь». Для детей и молодых людей лечение бесплатное. Если не хватает квот, подключается фонд «Подари жизнь». Но беда в том, что центр перегружен. Парализовано отделение реанимации, операции откладываются. Надо уметь распределять ресурсы, создавать кооперативные научно-клинические группы. Дети должны получать грамотную часть терапии на местах – на том же уровне, как если бы они получали её в Москве. Сегодня в России проводятся контролируемые мультицентровые исследования, мы точно знаем, что происходит с каждым ребёнком, больным острой лимфобластной лейкемией, в более чем 50 регионах России, которые с нами работают, в том числе в Ульяновске.

Восемь из десяти детей излечиваются полностью

– Совместно с онкологами из Германии мы создали свою программу химиотерапии «Москва-Берлин». В результате объединения клиник удалось поднять выживаемость по всей России с 10 до 80 процентов при очень низкой токсичности. Это был прорыв, – продолжает Александр Исаакович. – Теперь нужно сделать следующий шаг – организовать такие же кооперативные научно-клинические группы для лечения других болезней – опухолей костей, головного мозга, эмбриональные саркомы и так далее. Сейчас мы договариваемся о том, чтобы совместно лечить всех детей с онкологическими заболеваниями, а не только острой лимфобластной лейкемией. Это значит, что мы должны делать референс-диагностики, референс-терапии, референс-визуализации. В маленьком Ульяновске это технологически сложно, поэтому мы можем брать сложных детей на фрагменты терапии, например, на органосохраняющие операции при опухоли костей в нашем центре и потом возвращать их в Ульяновск, чтобы они здесь получали химиотерапию. В рамках наших поездок проекта «Дальние регионы», организованного Национальным обществом детских гематологов и онкологов (НОДГО) и Федеральным научно-клиническим центром детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева, мы здесь, чтобы обменяться опытом, прочитать образовательные лекции, пообщаться не только с сотрудниками детского онкологического центра Ульяновска, но и с врачами-педиатрами. Нам необходима поддержка со стороны администрации области и регионального Министерства здравоохранения, особенно в плане финансирования. Необходим приказ по Ульяновской области, чтобы каждый ребёнок стоял на контроле в центре в Москве. В отношении детской онкологии существует золотое правило – диагноз должен быть поставлен тремя независимыми онкологами. Если в Ульяновске делают биопсию или МРТ, мы должны получать данные на пересмотр. Научно-клинические группы ждут этих снимков. В рамках регистрации мы смотрим всю визуализацию, делаем референс морфологических препаратов и ставим ребёнка на очередь на операцию. У нас опытнейшие хирурги. Особо сложные локализации высокого риска мы оперируем совместно со специалистами клиники Шерите, Берлин. Но химиотерапию, фоллоу ап, реабилитацию дети должны получать здесь.

– Что касается больных с острой лимфобластной лейкемией – про Ульяновск мы знаем абсолютно всё. Все дети, которые получают лечение по программе «Москва-Берлин», находятся у нас в базе данных в Москве. Мы ведём их одной командой с врачами онлайн. Детская онкология и гематология – это вся педиатрия в её интенсивном выражении. Здесь нужен оперирующий лор, лучший невролог, предъявляются высокие требования к лабораториям и к диагностике. Это отделение становится мотором для развития всей областной многопрофильной детской клинической больницы. В ходе сотрудничества ульяновские специалисты приобрели большой опыт. Валентина Тимофеева получила звание кандидат медицинских наук. Кандидатские диссертации защитили и врачи из других регионов. Я хочу, чтобы все врачи могли пользоваться базой данных по программе «Москва-Берлин», чтобы у них был научный рост. Только так мы можем победить рак.

О ситуации с онкологическими заболеваниями в области рассказала заведующая онкогематологическим отделением Ульяновской областной детской клинической больницы имени Юрия Горячева Валентина Тимофеева.


Опубликовано: 29.04.2016 в 18:00 
Просмотров: 600 

comments powered by HyperComments