Ульяновец Петр Никитенко стал членом Союза художников России в 81 год

В советские годы он вручную делал заставки на телевидении, оформлял сцены, очень часто приходилось рисовать портреты руководителей КПСС.

Несмотря на свой почтенный возраст, Петр Никитенко каждое утро приходит в мастерскую, чтобы перенести на холст тишину заснеженного леса или передать игру света и тени, которая мягко ложится на портрет, написанный им с натуры, или нарисовать натюрморт, где среди возвышающейся, расписанной под хохлому посуды рассыпаны пахнущие осенью опята…

Художник не только много и плодотворно работает в мастерской, но и принимает участие в областных, региональных и зональных выставках. А вот вступить в Союз художников России долго не решался. И лишь после того, когда ему исполнился 81 год, собрал необходимые документы и послал их в Москву. Долго ждал ответа. И вот: приняли!

 

- Старый Симбирск до сих пор называют «настоящим дворянским гнездом», потому что здесь жили образованные и интеллигентные люди. Петр Дмитриевич, расскажите о своей семье.

- Моя бабушка Амалия Дерлих родилась в семье хозяина колбасной лавки, которая размещалась напротив бывшего кинотеатра «Пионер». Бабушка была по национальности немкой и прекрасно изъяснялась на своём родном языке. С раннего детства Амалия разговаривала на нём со своей дочкой Зиной. В школьные годы девочка освоила ещё и французский язык. Родители хотели, чтобы Зиночка музицировала не хуже столичной барышни и поэтому однажды в доме появился немецкий рояль «Шредер», который занял половину гостиной.

После революции гимназию, где училась Зинаида Гордеева, закрыли. И поэтому она оканчивала третью школу, которая тогда располагалась в двухэтажном здании пединститута. Затем Зинаида поступила в сельскохозяйственный институт на агронома-механизатора. Окончив его, уехала по направлению в Оренбургскую область. Там она встретила своего одноклассника Дмитрия Никитенко, который тогда был директором совхоза, и вышла за него замуж. Спустя некоторое время они вернулись в родной Симбирск. Здесь у них родилось шестеро детей. Самым старшим был я.

 

- Ваше детство пришлось на тяжёлое военное время. У населения денег не было не только на краски и бумагу, но и на самые необходимые предметы быта. Как вы увлеклись рисованием?

- В первой школе, где учился, поручали рисовать стенгазеты. Мои работы отбирали на школьные выставки. Когда рисовал дома цветными карандашами, бабушка Амалия всегда меня хвалила. Это вдохновляло.

Во время войны я нарисовал открытки к празднику, а мои братья и сёстры пошли их продавать на улицу Кузнецова. И хотя они там просидели до вечера, никто ничего не купил. Там их увидела соседка. Она пришла к матери и всё ей рассказала. С тех пор больше мы открытки не продавали.

Со мной в одной школе учился Аркадий Егуткин и Юрий Свешников. Тогда они тоже увлекались рисованием. Когда они увидели мои работы, похвалили и посоветовали работать с натуры. Очень хотелось научиться живописи и поэтому пошёл в кружок по изобразительному искусству. А потом занялся лепкой. Но всё же рисовать нравилось больше.

- Вы в своё время хотели стать работником сельского хозяйства и даже поступали в институт?

- Да. После школы немного поработал на заводе, а потом подал документы в Ульяновский политехнический институт на заочное отделение строительного факультета. Но там был нужен трудовой стаж. И хотя вступительные экзамены сдал без троек, меня не приняли. А у кого был стаж, но сдали на тройки, они все поступили. С этими оценками пошёл в сельскохозяйственный институт и сдал документы. Хотел стать агрономом. Год там проучился и забрал документы. Очень хотелось рисовать! Поэтому и послал письмо с рисунками в Пензенское художественное училище. Вскоре оттуда прислали вызов и приглашение на вступительные экзамены. Приехал, сдал, приняли!

 

- Как сложилась ваша дальнейшая творческая жизнь?

- Отработал по направлению 2 года в Куйбышевской области, женился и возвратился с семьёй в Ульяновск. Здесь нашёл работу художника-декоратора на телевидении. Там проработал восемь лет.

В советское время в Ульяновск часто приезжали знаменитости. Многих из них приглашали на ульяновское телевидение, записывали их выступления, а потом транслировали. Мне приходилось, как художнику, оформлять для них сцену.

Один раз приезжал Борис Штоколов. Про него говорили, что перед своим выступлением он обязательно опрокидывал стаканчик водки, а затем выходил на сцену. Но пел очень хорошо: голос сильный и красивый. На всю жизнь мне запомнилось выступление Валерия Ободзинского. Голос у него был прекрасный и очень необычный. Одет он был аккуратно и со вкусом. Наш режиссер Борис Тимошенков отдал мне пригласительный билет на его концерт, который проходил в мемориале. Мы пошли туда с женой. Выступление Валерия Ободзинского было великолепным. Все были в восторге: ему долго хлопали и даже много раз вызывали на бис. Приезжал и Марк Бернес. Тоже хороший певец.

Тогда на нашем телевидении показывали и ульяновские спектакли. Приходили актеры: Лия Радина, Кларина Шадько, Алексей Дуров, Зоя Самсонова. Они все были весёлыми и жизнерадостными. Они получали гонорары на телевидении за спектакли.  

 

-  Вы стажировались в Ленинграде и учились там делать мультфильмы?

- Иногда в кадре нужно было сделать так, чтобы двигались титры на стекле. Чтобы научиться искусству мультипликации, меня послали в Ленинград на две недели. Там увидел, как работают профессионалы. Наш руководитель водил нас на экскурсии по легендарному городу: мы были и в Русском музее, и в Эрмитаже, и даже в театре Пушкина.

Мне очень пригодились знания, полученные на судии мультфильма: в Ульяновске мы вручную делали заставки, которые двигались и немного оживляли статичные титры.

 

- После телевидения устроились на работу художником?

- В 1972 году перешёл на работу в художественные мастерские. Во времена СССР мы бесплатно расписали фойе кукольного театра. К 1 Мая или дню рождения В.И. Ленина часто оформляли сцену в мемориале. В те годы секретарём ЦК КПСС был Леонид Брежнев. Мы сделали из бумаги объёмный муляж книги «Целина» и повесили его высоко над сценой. Тогда нам часто приходилось рисовать портреты лидеров коммунизма. К праздникам на здание обкома вывешивали четырёхметровые портреты руководителей КПСС. А на улице Минаева долго висели большие портреты Карла Маркса, Фридриха Энгельса и Владимира Ленина. Однажды Лев Воронов, Александр  Крашенинников и я рисовали огромный портрет В.И. Ленина. Высота была большая: метров двадцать. Мы растянули холст на полу пединститута и сначала нарисовали его углем, а потом раскрасили краской. Затем пришли курсанты и ножницами разрезали этот портрет на ленты, чтобы не порвал ветер. Его повесили на фасад гостиницы «Венец», а через некоторое время его сорвало ветром. Сделали второй. Он провисел долго. А ещё на Новый год оформляли центральную ёлку: рисовали картинки из сказок: героев из книг, объёмных Деда Мороза и Снегурочку. Раньше все плакаты рисовали вручную, а сейчас появилась компьютерная полиграфия.  

Помимо обязательной работы мы успевали заниматься творчеством. У нас была маленькая мастерская на улице Энгельса в подвальчике. Места было мало, а оформителей - много. Каждый выбирал уединённое местечко, чтобы порисовать. Там и готовились к областным, республиканским, зональным выставкам.

 

- Вы так долго и профессионально работаете художником, а вступать в Союз долго не решались?

- В один год многие из нас захотели вступить в Союз художников России. Думаю: попробую. Подошёл к председателю ульяновского отделения Союза художников России Спартаку Горинову: «Хочу вступить в Союз художников», а он ответил: «У тебя мало выставок. Поработай ещё». Так всё и тянул с поступлением в Союз до 81 года…

 

- Расскажите о вашем распорядке дня.

- Встаю около семи утра, а ложусь поздно. Одним глазом газеты по народной медицине просматриваю, а другим - вечерний фильм смотрю. С нетерпением всегда жду передачи на политические темы. Мне очень нравится «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым».

 

- Выглядите вы хорошо. К врачам редко ходите? И секрет долголетия знаете?

- За всю жизнь к врачам обращался всего несколько раз. Все свои недуги лечу народными средствами, которые нахожу в газете по народной медицине «Лечебные письма». Употребляю в пищу много зелени, фруктов, овощей. Пью чай из трав, собранных в Ульяновской области. А каждое утро ещё в постели делаю зарядку. Потом встаю и опять занимаюсь гимнастикой. Очень важно вести здоровый образ жизни и не курить.

 

- Ваша мама Зинаида Дмитриевна тоже была долгожительницей?

- Дожила до 96 лет. Однажды она упала, и на лбу у неё вскочила большая шишка. Врачи сказали, что ей нужна операция. Я её отговорил от операции и посоветовал прикладывать к больному месту настойку из календулы, которую я сделал сам на водке. Она послушалась моего совета и всё у неё прошло.

Секрет бодрости прост: смейтесь от души и как можно чаще. Я люблю передачи с юмором и всегда их стараюсь смотреть. А когда встречаюсь со своим братом Димой, то всегда с ним соревнуюсь в остроумии. И нам обоим это помогает. Главное: быть оптимистом.

Фото автора

Амалия Дерлих с мужем

Бабушка Амалия с мужем Дмитрием и Зиночкой


Опубликовано: 07.05.2016 в 07:00 
Просмотров: 537 

comments powered by HyperComments