Жарко в вагоне – подавай в суд!

Ульяновец Дмитрий Хурасев хочет заставить железнодорожников заплатить за некомфортные условия в поезде

Дмитрий Хурасев решил отдохнуть с женой Натальей и семилетним сыном Владиком на море. До Москвы, чтобы сделать пересадку, семейство отправилось на фирменном поезде. Билеты Хурасев взял в купейный вагон: взрослые «проездные» обошлись почти в 1800 рублей каждый, детский – на 300 рублей дешевле.

И тут начались мучения.

- В нашем вагоне мы не смогли открыть ни одного окна: ни в купе, ни в коридоре, - рассказывает Дмитрий Николаевич. Спросили у проводника, будут ли работать кондиционеры. Ответ был отрицательным…

В закупоренном наглухо вагоне температура воздуха поднялась до плюс 39 градусов! Пассажиры каждые пять минут бегали к термометру – в надежде, что во время движения станет немного прохладнее. Бесполезно. Попросили проводника открыть «входную» дверь – не получилось. Не положено по технике безопасности: вагон был в составе последним – вдруг кто выпадет прямо на рельсы?

- В купе было просто нечем дышать. Ощущение, что попали в сауну, - вспоминает Хурасев. - Спасались только тем, что мочили в туалете водой полотенца, и прикладывали к голове. Больше всего от жары, конечно, пострадали дети. Владик до красноты расчесал себе глаза. Да и я сам покрылся какой-то сыпью…

Чуть легче пассажирам фирменного поезда стало лишь ночью, когда температура опустилась на 10 градусов.

- Мне кажется, что мы попали в законсервированный с зимы вагон, который просто не успели привести в должный вид, - считает Дмитрий Николаевич. – Но тогда начальник поезда просто не имел права выпускать его в рейс! Это же просто издевательство над пассажирами!

Вернувшись с юга, Хурасев решил позвонить в ульяновской отделение Куйбышевской железной дороги – пожаловаться на фирменный поезд. Но кто-то из сотрудников (фамилию жалобщик, увы, не спросил), ответил просто издевательски: «Это же лето! Скажите спасибо, что вам было не холодно».

Тогда Дмитрий Николаевич обратился с иском к железнодорожникам в суд Ленинского района.

- Я покупал билеты на самый дорогой фирменный поезд. А услугу мне предоставили явно не «фирменную», - говорит Дмитрий Николаевич.

Хурасев просит, чтобы ему вернули стоимость билетов до Москвы – поездка ведь была безнадежно испорчена. Свой моральный ущерб он оценил в три тысячи рублей.

Виктория ЧЕРНЫШЕВА.

КП-Ульяновск


Опубликовано: 18.08.2006 в 11:03 
Просмотров: 679 

comments powered by HyperComments