Когда откроются «Ленинские горки»?

Горнолыжный комплекс простаивает уже год, и его судьба до сих пор под вопросом

Горнолыжный комплекс простаивает уже год, и его судьба до сих пор под вопросом

В Ульяновске прошел круглый стол, организованный инициативной группой «За возрождение «Ленинских горок». Его участники обсудили ситуацию с развитием горнолыжного спорта в нашем регионе и проблему приостановки деятельности спорткомплекса на волжском склоне.
В круглом столе приняли участие старший тренер по лыжным гонкам и горным лыжам ДЮСШ № 5 Сергей Савин, представитель родительской общественности Игорь Швеев, инструктор по горным лыжам, ветеран горнолыжного спорта Анатолий Теськов, а также главный инвестор проекта «Ленинские горки» Олег Гаевский.

Ведущий: Мы пригласили на круглый стол все заинтересованные стороны, в том числе и представителей правительства Ульяновской области и мэрии Ульяновска. К сожалению, они наше приглашение проигнорировали. А руководитель Департамента спорта области Лазарев сказал, что при телекамерах общаться не готов.
С. САВИН: Я приехал в Ульяновск из Сибири. Меня пригласили работать тренером в детскую спортшколу №5. Когда я приехал сюда и увидел состояние склона, был поражен. Оно было ужасным и не отвечало требованиям безопасности. Мы утаптывали снег ногами вместе с родителями, сезон начинался очень поздно и заканчивался очень рано. Но все изменилось, когда был открыт комплекс «Ленинские горки» - это искусственное оснежение, аэротраки, хорошая инфраструктура, подъемники. «Ленинские горки» обеспечили нас всем необходимым для тренировок - были предоставлены трассы, оборудование, детские лыжи с ботинками - все, что нужно для занятий спортом. В результате чего у нас выросли мастера спорта, многие попали в сборную России, в частности, 12-летняя Настя Швеева, отец которой также участвует в сегодняшней дискуссии. А сейчас смотреть на горки, конечно, грустно, потому что для спортсменов тренировки не проводятся, мы ходим пешком. Половина детей бросили тренироваться. Если в прошлом году у нас было порядка двухсот ребят (их родители также приходили кататься, был организован досуг), то в этом году проблема - мы вынуждены проводить сборы на выезде - а это существенные затраты. Хочу отметить, что в этом году у нас наконец-то была отрыта школа - Центр спортивной подготовки, и, конечно, хотелось бы, чтобы при этом было где тренироваться.
Проблема номер один: дети вынуждены пропускать занятия в общеобразовательных школах. Ведь когда они уезжают на сборы, то отсутствуют в среднем 10 дней. Стоимость одной поездки  - 20 тысяч рублей: проезд, проживание, питание, катание, катание на трассе - все эти затраты ложатся на плечи родителей. А если бы «Ленинские горки» работали, то проблема была бы снята. Дети уезжали бы только на соревнования.
Областной департамент спорта заинтересован в развитии спортшколы. Но если не будет «Ленинских горок», то ни о каких мастерах речи быть не может. Во-первых, должна быть массовость - из общей массы тренирующихся выбирать «звезд». Тренировочный процесс будет длится всего два-три месяца, когда у нас лежит снег. А если бы были «Ленинские горки», то там был бы искусственный снег и тренироваться смогли бы дольше. А второй положительный момент - это досуг населения.

И. ШВЕЕВ: Моя дочь, Настя Швеева, уже четыре года занимается горными лыжами. Самое сложное - это организация тренировочного процесса. Поймите, что тренировка только в спортзале ничего не дает. Обязательно нужен снег и выезды. Мы уже объехали полстраны, и, можно сказать, то, что было достигнуто на «Ленинских горках» два года назад, было одним из идеальных мест в России, где сходится всё: инфраструктура, удобное расположение в центре города, дети не оторваны от школы. В этом сезоне, если бы горки заработали, то мы бы здесь накатали такой объем, о котором наши конкуренты могли бы только мечтать. А получилось, что нам приходится выезжать в другие города страны, за рубеж, из-за этого страдает школа, семейный бюджет.

А. ТЕСЬКОВ: Мой стаж в горнолыжном спорте насчитывает уже 42 года. Последнее время я работал инструктором на комплексе «Ленинские горки». Когда заработал комплекс, то был прилив новых людей. Все с удовольствием шли заниматься спортом или просто ради здорового образа жизни - радость свежего воздуха, зимы.
Первый год отработали отлично. На второй год на 100 процентов возросло число желающих заниматься. Даже после закрытия сезона ко мне приходили люди и просили проконсультировать при покупке спортинвентаря. Приходили и те, кто ни разу еще не вставал на лыжи. Я считаю то, что комплекс не работает - это удар для всех, кто «заболел» горными лыжами. Зимой в Ульяновске заняться особо нечем, и то, что такой прекрасный комплекс простаивает, страшное дело. Мне бы хотелось, чтобы наши руководители области и города и инвесторы пришли к взаимовыгодному соглашению. Потому что люди, которые занимаются горнолыжным спортом, вынуждены ехать в другие регионы, они везут туда деньги, которые могли бы поступать в наш бюджет, тратят своё время. Если «Ленинские горки» погибнут, это будет очень неприятно для людей. Некоторые просто приходили посмотреть на занимающихся и отдохнуть на свежем воздухе. Чем они сейчас занимаются, неизвестно! Лежат на диване перед телевизором и пьют пиво, наверное.
Я сам в этом году выезжал в Хвалынск, на Урал собираюсь, что весьма ударяет по семейному бюджету. А ведь эти деньги могли бы остаться здесь. К нам могли бы приезжать заниматься и из других регионов, но у нас, увы, все простаивает, уже и механизмы приходят в негодность. Это плачевно. Если еще не будет работать год-два, то уже всё придет в негодность.

Ведущий: Некоторые экологи высказывали претензии: якобы из-за горнолыжного комплекса произошел оползень, и склон может сползти. Валентин Кочергин, который 25 лет возглавлял Управление противооползневых работ при мэрии Ульяновска, выступил со статьей в местной прессе и высказал свое экспертное мнение. Он сказал, что развитие горнолыжного спорта на волжском склоне, наоборот, способствует защите от оползня, нежели сохранение того бурелома, который там находится. По его словам, без тех технических работ, которые проводили на склоне в последние годы владельцы «Ленинских горок», оползневые процессы только усилятся. Если вы подъедете к Филармонии, то увидите, что туда сбрасывается снег в большом количестве. К чему это приведет весной, когда начнется таяние снега и вся эта масса потечет вниз? Почему мэрия делает это - она впервые сбрасывает туда снег - непонятно. Вообще, вся ситуация вокруг «Ленинских горок» покрыта какой-то тайной. И чтобы развеять слухи и недомолвки, мы пригласили на круглый стол главного инвестора проекта, который любезно согласились прилететь из Москвы и рассказать, что же происходит с «Ленинскими горками».

О. ГАЕВСКИЙ: Я хотел бы сначала вернуться к вопросу экологии, к вопросу оползней. Хочу озвучить хронологию событий, которые происходили с 2010 года. Год назад у нас закончился договор аренды земли на весь склон, в связи с чем часть мероприятий по уходу и очистке дренажей мы завершить не смогли. В результате этого весной из-за обильного таяния снега произошел небольшой оползень на участке склона. В это время прокуратура подала иск с требованием заставить «Ленинские горки» устранить за свой счет эти неполадки. Но в дальнейшем она отказалось от своего иска, так как со своим имуществом должен разбираться сам собственник, то есть мэрия, которой была передана земля. На сегодняшний день все претензии из-за оползня с «Ленинских горок» полностью сняты.
О самом горнолыжном комплексе «Ленинские горки». Четыре года назад, когда инициатор проекта Денис Барышников предложил мне его профинансировать, меня очень заинтересовала эта идея. Дело в том, что я с детства люблю горнолыжный спорт, и я с радостью, увидев прекрасный склон в самом центре Ульяновска, согласился вложить средства в его развитие. Очень важным было для меня в этом проекте то, что он мог бы носить именно массовый характер. Дело в том, что во всем мире горные лыжи - это если не элитарный спорт, как гольф, допустим, или большой теннис, то, по крайней мере, не самый доступный. Здесь же очень хорошее месторасположение, центр города, жителям было бы здесь удобно заниматься. На первом этапе областные власти оказывали нам поддержку, их интересовало, чтобы за максимально короткий срок комплекс был построен и пущен в эксплуатацию. Но через какое-то время позиция чиновников почему-то поменялась.
Все началось год тому назад, когда в январе 2010 года мэрия Ульяновска отказалась продлить нам договор аренды, который к тому времени закончился. Ведь для того, чтобы развиваться, необходимо оформить имущественные права - это право на землю и право на имущество, которое мы построили за свой счет, как инвесторы. Проблемы возникли не только с землей, у нас стали возникать трудности с оформлением построенных зданий и сооружений, а также с получением согласований на завершение проекта. Поэтому я тут же прекратил инвестиции в проект, чтобы разобраться, в чем дело.
Примерно тогда же ко мне подошли с предложением от бизнесмена Михаила Родионова, есть у вас в городе такой персонаж, наверное, нет нужды пояснять, кто он и что он, продать этот бизнес за 20 процентов от произведенных инвестиций. Ну, естественно, я к этому серьезно не отнесся, но мне дали понять, что в противном случае я все равно не смогу работать и развиваться. И мне в деталях рассказали, какие проблемы у меня возникнут. Совпадение это или нет, но всё стало происходить в полном соответствии с этим сценарием.
Во-первых, прекратилось оформление имущественных прав. Во-вторых, с лета прошлого года года начались различные поползновения на проект со стороны контролирующих органов. Какая-то комиссия по чрезвычайным ситуациям, чей юридический статус вообще неясен, принимает решение о запрете эксплуатации склона. Мне понятно, когда выносится судебное решение, но вот что это такой за орган - чрезвычайная комиссия, я понимать отказываюсь. В нашей истории уже были чрезвычайки, и мы все хорошо помним, к чему это привело. Наши юристы достаточно быстро отбили давление чрезвычайной комиссии, а вот после этого мы подверглись системным воздействиям со стороны прокуратуры и пожарного надзора. Прокуратура подала иск в суд о запрете эксплуатации комплекса «Ленинские горки» в связи с тем оползнем, который состоялся весной. Судебное рассмотрение - это целая процедура, на это ушло несколько месяцев, и, повторюсь, впоследствии прокуратура отозвала свой запрет. Но естественно, мы не готовили комплекс к зимнему сезону, из-за того, что нам не давали работать, никаких действий по вводу в эксплуатацию не производилось. И совсем свежая история: в январе этого года пожарная охрана, которая раньше дала разрешение на работу горнолыжного комплекса, и проблем никаких не было, вдруг предъявила целый шквал претензий. И в течение часа после вынесения судебного решения комплекс был опечатан.
В связи со всеми этими действиями чиновников, запретами, отсутствием договора аренды и невозможностью подготовки склона к сезону (ведь это достаточно серьезный вопрос - подготовка склона и подъемных механизмов требует проведения определенных технических регламентов, и за их невыполнение предусмотрена серьезная ответственность, вплоть до уголовной) мы и не смогли открыть комплекс. Я обратился к губернатору области Сергею Ивановичу Морозову с просьбой выслушать меня и найти какие-то варианты выхода из сложившейся ситуации. У нас с ним состоялась встреча третьего декабря прошлого года в Москве, на которой я услышал очень похожие фразы, которые слышал годом ранее, что спорткомплекс готовы выкупить за 20 процентов от вложенных в него денег. В противном случае - все снесут, землю отдадут другим, кто будет ее нормально эксплуатировать. На этом беседа закончилась, каждый остался при своем мнении.
После этого мною было написано еще два письма на имя губернатора с различного рода предложениями о выходе из данной ситуации, но никакой реакции на это не последовало. Также мной были отправлены два письма в министерство экономического развития России, которое занимается инвестициями как российскими, так и иностранными. Любопытно, что Ульяновская область в министерстве экономического развития выглядит как инвестиционно-активный регион. И там были очень удивлены, увидев мое письмо, и попросили предоставить подтверждающие документы об административных барьерах, что мной было и сделано. Кроме того, из министерства в правительство Ульяновской области был отправлен запрос с просьбой объяснить, что же происходит с инвестиционным проектом «Ленинские горки». Могу со всей ответственностью заявить, что до сих пор никакого письменного ответа не поступило.
Что касается детско-юношеской школы №5. Она тоже финансировалась нами. Можно, конечно, возразить, что это был какой-то бизнес. Но судите сами - родители платили за обучение детей 800 рублей в месяц, это не окупало даже части расходов, связанных с тем, что нужно было приобрести экипировку, выплатить зарплату инструкторам. Кроме того, были расходы на искусственное оснежение, освещение и другие нужды. Я это говорю не для того, чтобы сказать, что это нас как-то тяготило - нет. Я уверен, что любой бизнес должен быть социально ответственным, должен нести социальные функции, а дети - это наше будущее, это будущее нашей страны. Поэтому мы несли эти затраты, и готовы были нести их и дальше, если бы горнолыжному комплексу дали возможность работать и развиваться.
В настоящий момент произведены только самые серьезные инфраструктурные затраты. Выкуплены электрические мощности, системы водозабора, построены станции высокого и низкого давления, то есть закончена вся система оснежения. Система освещения готова ещё не полностью, а новая кресельно-канатная дорога может быть введена в эксплуатацию в течение двух-трех месяцев. Там осталось сделать сходни и тестовые испытания. Что еще не выполнено? Дело в том, что еще год назад в министерстве спорта России мы провели достаточно весомую работу и согласовывали строительство в Ульяновской области спортивного центра по зимним видом спорта. Эта федеральная программа, позволяющая готовить спортсменов с самого низшего, детского уровня и доводить их до олимпийского резерва. Должна была быть создана инфраструктура не только под горные лыжи, но и под сноуборд, а также под различного рода внесезонную подготовку для лыжных и смежных видов спорта, которые могли бы использовать материальную базу проекта. Министерство спорта оценило проект в полтора миллиарда рублей, из которых то, что было нами уже осуществлено, принималось полностью и оценивалось в 50 процентов от общей стоимости. Таким образом, оставалось только решить проблему с собственностью, и вот здесь как раз и возникла основная проблема. Получить субсидию из федерального бюджета в областной можно только в том случае, если имущество находится в областной собственности, полностью или частично. И после этого как раз начались отдельные действия с более активным влиянием на проект - заседания комиссии по чрезвычайным ситуациям и суды со стороны прокуратуры и пожарного надзора.
Горнолыжный комплекс в его нынешнем виде - это лишь полуфабрикат, основные вложения зарыты в землю. Мы произвели планировку склонов, отремонтировали своими силами дренажи, весь склон был практически разрыт и уложены трубы под системой оснежения, а так же мачты освещения. Все это стоит немалых денег. То есть то, что находится сверху - подъемники и здания - это только небольшая часть затрат, все инфраструктурные затраты мы понесли за свой счет, никакой помощи от области или от города ни на копейку получено не было. Хотя прецеденты такие есть. В России я знаю только один проект, кроме нашего, который построен целиком на частные деньги, - это горнолыжный центр в Дагестане, да и то в позапрошлом году было принято решение о выделение ему (хотя он полностью частный, ни на каком уровне там госучастия нет), 150 миллионов рублей по программе «Юг России». Я знаком с хозяином этого комплекса, он был очень рад субсидии, потому что это позволит ему развиваться. И в нашем проекте «Ленинские горки» о каком-то получении доходов говорить еще рано. По моим оценкам, комплекс готов на 30 процентов, и это при условии, что даже если будет введена в эксплуатацию кресельно-канатная дорога.
У нас есть еще много насущных проблем, которые надо решать, начиная с дренажей. Пять лет назад была произведена оценка капитального ремонта дренажных систем на волжском склоне, я боюсь сейчас точную цифру называть, она составляла где-то от одного миллиарда двухсот миллионов до полутора миллиардов рублей. Естественно, ни городской, ни областной бюджет не готовы были нести эти расходы, и я понимаю, что это и являлось стимулом для властей найти инвесторов на такой проект. Мы привели в порядок дренажные системы, находившиеся в наиболее худшем состоянии, и готовы были бы делать это и дальше, если бы нам разрешили. Хотя, что касается помощи, если честно, меня удивляет то, что местные власти, к примеру, помогли пивному заводу САБМиллер, полностью построив для него необходимую инфраструктуру, и это притом, что Ульяновская область занимает третье место в России по алкоголизму. А социальный проект, каким являются «Ленинские горки», способные отвратить молодежь от бутылки, находится в загоне. Вот это непонятно.
В перспективе я вижу следующее развитие ситуации. Я сюда приехал, чтобы сказать ульяновцам следующее. Проект «Ленинские горки» - это, в принципе, детский проект. Кто-то может серьезно начать свою спортивную карьеру, а кто-то просто  проводить свой досуг на свежем воздухе. И это для подрастающего поколения значит много. Если жители считают, что для них этот проект важен, то они могут свою гражданскую позицию отстаивать более активно. Можно писать обращения, в мэрию, областное правительство, к премьер-министру, президенту. Хочу особо подчеркнуть, все мои комментарии в сторону власти ни в коем случае не носят политический характер. У меня чисто экономическая проблема. Я считаю, что она затронула не только меня, но и жителей города.
Ведущий: Хочется надеяться, что эта непонятная ситуации, когда губится перспективный проект, которому ранее оказывалась поддержка со стороны властей, будет как-то урегулирована. Область получит первоклассный горнолыжный комплекс, инвестор сможет закончить комплекс и окупить его. А жители вернут себе возможность заниматься горнолыжным спортом, не уезжая за пределы родного города...

 


Опубликовано: 04.03.2011 в 09:37 
Просмотров: 4602 

comments powered by HyperComments