Аграрный вопрос. Кого спасет эмбарго

Российскому АПК выпал нечаянный шанс. Удастся ли им воспользоваться - вопрос почти риторический.

Эмбарго на ввоз импортного продовольствия может стать драйвером роста для аграрного сектора, если будет введено не на год, а на более продолжительный период. Но кто пообещает это российскому производителю? И что скажет на такое обещание российский потребитель?

Чего ждут аграрии

«В целях защиты национальных интересов» - так начинается президентский указ о запрете на один год импорта продуктов питания из стран, введших санкции в отношении ряда российских предприятий и граждан (США, Евросоюз, Норвегия, Канада, Австралия). Указ был подписан 6 августа, а на следующий день вышло постановление правительства, конкретизирующее перечень запрещенной к ввозу продукции: молоко, сыр, творог, мясо, рыба, колбаса, овощи, фрукты, орехи… Если на европейских производителей российское эмбарго свалилось как снег на голову, то для российских стало манной небесной. Но что с этой «манной» делать?

Трезвомыслящие эксперты заявляют: нашей стране придется сделать много и быстро - найти новые зарубежные рынки продуктов питания, оперативно нарастить собственное производство, создать логистические цепи, которые позволят избежать роста цен и пустых полок в магазинах.

А на самом высоком уровне официально обещано: отечественных аграриев государство поддержит. Председатель Правительства РФ уже поручил увеличить финансирование госпрограммы развития сельского хозяйства на 2013-2020 годы. Дополнительные средства должны пойти на развитие производства сельхозпродукции, поставки которой в значительной мере зависят сейчас от импорта.

Но осторожные и трезвомыслящие аграрии ликовать не торопятся. Чтобы действительно помочь производителям, надо менять государственную политику в сфере сельского хозяйства, говорят они. Конкретные пожелания звучат сегодня на заседаниях отраслевых ведомств и на профильных дискуссионных площадках, в деловых СМИ и социальных сетях. Вот самые, на наш взгляд, яркие. Финансирование крестьянам должно идти напрямую из федерального бюджета, поскольку региональные бюджеты дефицитны и помощь от них выливается в жалкие крохи. Хотелось бы гарантий, что не будет секвестирования поддержки, когда появится очередное «напряжение в бюджете». Государство могло бы помочь с решением инфраструктурных проблем: подключением к электросетям, газу, строительством дорог. Пора по-настоящему развивать кредитование сельхозпредприятий, под приемлемые проценты и государственные гарантии. Нужны адресные программы экономической поддержки. И еще: тотальное противостояние когда-нибудь закончится, а потому надо редактировать условия вступления в ВТО по сельскому хозяйству.

- Невозможно вычеркнуть из развития страны 25 лет и надеяться, что какой-то запрет решит все проблемы отечественных производителей. Нужны специалисты, финансирование, техника, время, в конце концов. А это тянет за собой науку, образование, социалку, госинституты и прочее-прочее, - в этом безымянном интернет-комментарии, пожалуй, самая суть.

Время - деньги

Традиционное «нужна уверенность в завтрашнем дне» звучит сегодня и от аграриев, и от чиновников от АПК. Одномоментно увеличить объемы производства, конечно, невозможно. А кто гарантирует спрос на дополнительную продукцию через несколько лет, когда массовый импорт будет возобновлен?..

Итак, время. Для реанимации садоводства понадобится минимум пять лет. Чтобы увеличить производство свинины, нужно два-три года при самом хорошем раскладе: если прямо сейчас написать бизнес-план, взять кредит и начать расширение. Для развития молочного животноводства необходимы пять-шесть лет. Отрасль эта консервативная, говорят эксперты, для перелома тенденции падения надоев потребуется много усилий и времени. Вот цифры по России: по проекту «Ускоренное развитие животноводства» с 2007 по 2012 годы государство и бизнес инвестировали в молочное животноводство около 11 млрд долларов, но годовые валовые надои молока к 2013 году увеличились менее чем на 3%.

А кто скажет сейчас, каким через пять лет будет спрос на отечественную свинину, молоко, фрукты?.. Так что прямого положительного эффекта для отечественного производителя от запрета на ввоз продуктов из стран санкционного списка никто не ждет. С одной стороны, для сельского хозяйства один год - срок слишком малый, с другой - отрасли нужны системные меры поддержки.

И тут возникает еще одно действующее лицо - третий сектор. На сайте Общественной палаты России появился список из 16 мер, которые «могли бы решить вопросы продовольственной безопасности и поддержки отечественного сельхозпроизводителя». Региональные палаты, включая ульяновскую, посвятили обсуждению этих мер не одно заседание.

Как ни странно, здесь тоже включается фактор времени. Правда, несколько иного плана: «Время, назад!». Главный посыл: все новое - это хорошо забытое старое. Возродить Министерство торговли РФ «как главный регулятор торговой деятельности». Воссоздать «на принципиально новом уровне» товаропроводящие сети потребкооперации. Создать государственный, социально ориентированный сектор торговли - «для обеспечения конкуренции с торговыми сетями и недопущения роста цен». Пересмотреть политику государства в отношении рынков (отменить требования по переводу рынков исключительно в капитальные сооружения, разрешить торговлю с машин и т.д.). Остановить уничтожение мелкорозничной торговли. Ввести государственную монополию на продажу алкогольной продукции. Перейти на адресную помощь социально незащищенных слоев населения… Да-да, это снова про продовольственные карточки.

По итогам 2013 года Россия импортировала продуктов питания на 8,3 млрд долларов, при этом на страны, попавшие под российское эмбарго, пришлось порядка 2,9 млрд долларов

И чисто российская аргументация: мы единственная страна в мире, которая не имеет Минторга; на обеспечение продовольственными картами малообеспеченных идут даже в США… И словарь почти военного времени: штабы по продовольственной безопасности, правительственные комиссии по обеспечению продовольствием… Напряжемся и выдюжим?

Безопасность гарантирована?

По данным ульяновского Минсельхоза, из 11 позиций продукции первоочередной необходимости внутрирегиональными возможностями закрываются восемь. Регион полностью обеспечивает свою потребность в картофеле (на 110%), яйцах (114%), сахаре (130%), растительном масле (109%) и ряде других продуктов. А вот мяса, молока и овощей мы производим недостаточно. Поэтому приоритетным направлением работы АПК на ближайшее время декларируется увеличение объемов этих видов продукции.

Мясо. Самый большой «недобор» - в сфере птицеводства (дефицит - 28,3 тыс. тонн ежегодно). Возможны сбои по куриному мясу, сообщил на заседании профильного комитета Общественной палаты министр сельского, лесного хозяйства и природопользования Александр Чепухин. Ситуация усугубляется несколькими факторами. Во-первых - падение собственного производства и предбанкротное состояние ряда ульяновских птицефабрик. Во-вторых - с рынка пропадает дешевая курятина, поскольку производители колбас стали заменять выросший в цене свиной фарш дешевым куриным. В-третьих - мордовские птицефабрики, к чьей продукции ульяновцы уже привыкли, начали перераспределять поставки из регионов на московский рынок, откуда из-за эмбарго ушло импортное мясо птицы. Спасти ситуацию может создание регионального агрохолдинга, в который войдут все пять областных птицефабрик, считают в Минсельхозе. По мнению господина Чепухина, это единственный способ сохранить местное птицеводство. Производственные мощности ульяновских фабрик позволяют производить в совокупности 37 тыс. тонн мяса, что закрывает всю потребность области. Сегодня же производится лишь 15-16 тыс. тонн. Впрочем, историю совместного развития в едином холдинге ульяновский птицепром уже проходил. 15 лет назад закончилась она тотальным банкротством. Но это была другая история?..

Мяса-свинины Ульяновская область потребляет 31 тыс. тонн в год, производит - 23,6 тысяч. Официально заявлено: чтобы восполнить дефицит, надо принять меры по реконструкции неиспользуемых комплексов в поселках Зеленая Роща Ульяновского района, Октябрьский Радищевского, Загоскино Майнского. А завершение строительства ООО «Мелекесский свиноводческий комплекс» и выход на проектную мощность свиноводческого комплекса ООО «РосБекон» в Тереньгульском районе позволит увеличить объем производства свинины в области на 11,5 тыс. тонн.

Рецепт для ликвидации дефицита говядины (а это 4,7 тыс. тонн в год) - увеличение поголовья и повышение продуктивности.

Молоко. По данным Минсельхоза, Ульяновская область обеспечивает себя сырым молоком на 86%, а готовым молочным продуктом - на 140%, поскольку часть необходимого для его производства молока завозится из соседних регионов (до 300 тонн в сутки). «Круговорот молока» в Поволжье - вещь естественная, и единственный ее регулятор - рынок. Ульяновские молочные комбинаты закупают сырье из Татарстана, ульяновские сельхозпроизводители продают свое молоко в Самару и Саратов, и чиновникам остается это только фиксировать.

И все же, по оценке Минсельхоза, стопроцентное снабжение ульяновских предприятий ульяновским сырьем остается задачей актуальной. Стабилизировать ситуацию должен запуск двух новых инвестпроектов. На территории промзоны «Заволжье» анонсировано строительство молочного комплекса на 1200 голов, и еще один комплекс на тысячу голов должен быть запущен в 2015 году в Барышском районе.

По оценке отраслевого ведомства, для полного обеспечения жителей Ульяновской области молоком и молочными продуктами местного производства надо увеличить дойное стадо до 20 тыс. голов. А для этого - предусмотреть финансовую поддержку из областного бюджета: на выплату производителям субсидий на компенсацию части затрат при покупке племенного поголовья, строительстве и реконструкции молочных ферм. Задача из задач - повышение генетического потенциала животных. «Молочка» - самый тяжелый рынок, считают эксперты. Чтобы в него инвестировать, надо иметь уверенность в рынке лет на 15. А это уже за гранью стратегического планирования.

Хлеб. В 2014 году в Ульяновской области собрали 1,1 млн тонн зерна. По оценке Минсельхоза, максимальная потребность региона в зерне для хлебопечения - 680 тыс. тонн, так что проблем с продуктом номер один быть не должно. Ульяновские аграрии уже несколько лет ведут даже прямой экспорт зерна, порядка семи барж ежегодно уходит в Иран.

От российских санкций польза для российских производителей может быть только лишь косвенная: власти обратили внимание на сельское хозяйство. А реальную помощь могут оказать только реальные меры

Как обычно, формируется региональный вонд зерна. Занимается этим основной производитель хлебобулочных изделий в регионе ОАО «Ульяновскхлебпром», на производственной площадке ОАО «Заготовитель». Установка - 10 тыс. тонн пшеницы и 7 тыс. тонн ржи. С учетом запасов урожая прошлого года общий объем фонда составит не менее 31 тысячи тонн, заявляют в правительстве области. А в принципе, в обеспечении населения хлебом мы придем к западной модели, сообщил членам Общественной палаты Александр Чепухин. Это когда в промышленных объемах хлеб выпекают единичные заводы (для объектов социальной сферы), а ежедневной выпечкой для населения в небольших объемах занимаются минипекарни и супермаркеты.

Овощи и фрукты. Потребность региона в овощах - 130 тыс. тонн, посчитали аналитики. В 2013 году ульяновские аграрии вырастили 99,6 тыс. тонн овощей. Путем нехитрых расчетов получаем цифру ввезенного - 30,4 тыс. тонн, 24% от потребности. Но с климатическими условиями не поспоришь: обеспечить себя по максимуму ранними овощами, помидорами, перцем, бахчевыми область не может. Как быть?

В региональном правительстве есть рецепт и на этот счет: «Для развития овощеводства и картофелеводства важно субсидировать производство из расчета на 1 тонну произведенной продукции, ввести компенсацию части затрат на энергоносители и полив, финансировать целевые программы из регионального бюджета».

По аналогии с фондом зерна в Ульяновской области создается
региональный фонд овощей. Расположится он на территории ОАО «Агропромпарк», где действует современное овощехранилище объемом 12 тыс. тонн контейнерного хранения с линией по очистке, мойке и фасовке овощей. На зимнее хранение в региональный фонд планируется заложить 4 тыс. тонн картофеля плюс капусту, морковь, свеклу. А реализацию этих овощей начнут с марта. Задачи две - обеспечить население овощами и стабилизировать цены.

Объемы хранения соответствуют балансу потребления, сообщил представитель Минсельхоза на заседании профильного комитета областного Заксобрания. Но по качеству и техническому состоянию хранилища далеко не всегда соответствуют требованиям времени. Потому - готовится целевая программа по работе с емкостями хранения.

В противовес от официальной версии звучит мнение производителей. Проблема с овощами будет, считает директор компании «Хлебороб» Владимир Ершов. По его оценке, картофеля сегодня в 10 раз меньше, чем надо. И дорожать он будет однозначно.

А главную проблему отечественных овощеводов Ершов видит в отсутствии рынка семян:

- В России этого рынка нет. Картофель, свекла, морковь, лук - все покупаем за границей. Селекция исчезла. Пробовали закупать голландские семена: первый год урожайность высокая, на второй - минус 25%, на третий - минус 50%. Снижение урожайности закладывается уже в селекции, производителей вынуждают закупать семена каждый год.

Что же касается фруктов, то потребность в них, включая тропические и экзотические, - 57,5 тыс. тонн. В 2013 году в регионе вырастили 28% от этого - 16,4 тыс. тонн. Предложение отраслевого ведомства - расширить площади под ягодными культурами (смородины - до 200 га, малины и земляники - до 100 га каждой). Просчитано и возможное производство саженцев: ягодных - в пределах 7 млн штук, деревьев (яблонь) - в пределах 40 тыс. штук. Но в фазу полного плодоношения эти саженцы вступят через пять-семь лет. А если все ульяновские прилавки к тому времени будут вновь забиты польскими яблоками?..

Ставка на фермера

Чтобы лоббировать интересы местного производителя, Минсельхоз предлагает объединяться в отраслевые союзы: мясной, молочный, союз овощников. Единым пулом проще заходить в торговые сети, сообща можно решать многие актуальные вопросы. В принципе, все верно. Непонятно только, почему инициатива идет «сверху», а не от самих производителей и переработчиков.

Набирающий популярность магазин «Фермер» в Ульяновске тоже создан на деньги производителей, но не без помощи власти. Власть же является активным лоббистом и пропагандистом продукции, которая здесь продается. Заявлено, что всего по области будет открыто 15 магазинов «Фермер».

На этот сегмент рынка региональная власть делает серьезную ставку.

- За последние шесть лет показатели работы КФХ выросли почти втрое, - говорит ульяновский губернатор Сергей Морозов. - Площадь земли, обрабатываемой фермерами, с 2007 года увеличилась практически в два раза - со 106 тыс. га до 210 тысяч в 2013 году. За последние годы в области появилось более 40 семейных фермерских династий.

За последние два года из федерального и областного бюджетов направлено порядка 480 млн рублей субсидий на развитие КФХ. Кроме того, Ульяновская область активно участвует в федеральных программах по поддержке начинающих фермеров.

Согласно официальной статистике за 2013 год вклад фермеров в общий объем продукции АПК региона составил 18% по зерновым культурам, 21% - по подсолнечнику, 8% - по молоку, 10% - по численности поголовья скота

В 2014 году победителями грантового конкурса для начинающих крестьянско-фермерских хозяйств стали 32 бизнес-проекта. Денежные выплаты получат пять владельцев семейных животноводческих хозяйств и 27 начинающих фермеров. Средняя величина гранта для начинающего фермера - около 1,5 млн рублей, на развитие семейной фермы - порядка 5 млн.

Среди победителей - Станислав Санкеев из Ульяновского района. Выпускник энергофака УлГТУ, он еще в студенческие годы загорелся идеей создания собственного агропроизводства. Начинал с малого: купил несколько десятков цыплят, выращивал их преимущественно для своей семьи. Сегодня у него 3,5 тыс. индюков, и Стас со знанием дела рассуждает о тонкостях селекции и технологии выращивания птицы. Грант даст возможность увеличить поголовье, нарастить объемы производства. О том, как войти в торговые сети, Санкеев пока не думает. Его главный канал сбыта - индивидуальные заказы и мелкий опт. А за качество продукции молодой фермер отвечает: птица выращена в максимально естественных условиях, без применения стимуляторов роста и антибиотиков.

Но все-таки будем честны: пока санкции открыли возможности не для местных аграриев, а для производителей из других стран. В фаворе у торговых сетей теперь Китай, Израиль, Турция, страны Латинской Америки. Для этих стран открываются новые рынки сбыта продукции, которая раньше в Россию не поставлялась. На налаживание логистической системы и заключение договоров с новыми поставщиками уйдет пара месяцев, так что особых неудобств от введения санкций российский потребитель не почувствует, говорят эксперты. А как же российский производитель?

Чтобы занять освободившиеся полки, у него есть два месяца. И чуть больше времени - чтобы создать эти полки самому. Хватит ли этого времени? Вопрос здесь прежде всего в том, насколько конкурентоспособна наша продукция. Скажем, компания «Хлебороб» сегодня ведет речь о «суповом наборе» - лук, морковь, свекла. Каждый день (!) обслуживают 100 торговых точек: овощи свежеупакованные, чистые, даже телефон производителя на каждой упаковке указан. Каждый ли фермер готов этот ритм выдержать?

- Мы учитываем потребность сетей. Готовы возить «по чайной ложке», - говорит Владимир Ершов. - Генри Форд автомобиль делал по заказу, неужели мы не сумеем сделать по заказу овощи?

Логичный вопрос.

Мария МИШИНА

Источник: uldelo.ru

 


Опубликовано: 18.10.2014 в 12:42 
Просмотров: 1048 

comments powered by HyperComments