БЫЛОЕ. Происхождение названия города Симбирска: загадки и гипотезы

Один из самых занимательных и сложных для разрешения вопросов Симбирского краеведения – происхождение названия города Симбирска.

Ещё в XIX веке местные краеведы, задумываясь о происхождении имени Симбирска, пытались объяснить его на основе языков различных племён и народов. Среди предположений об истоках наименования города наибольшее распространение получили такие версии: мордовское «сююн бир» – «зелёная гора»; чувашское «белая гора»; чувашское «син» – «человек» и «бурнас» – «обитать, жить», то есть «обиталище людей»; общетюркское «сын бер» – «одинокая могила»; древнескандинавские «sinn biаrg» – «горный путь» и «sinn birg» – «придорожная береза»; а также на основе имени булгарского князя Синбира, якобы упоминаемого в одной татарской летописи.

Однако все эти варианты вскоре уже после появления были отвергнуты исследователями, как не имеющие достаточных оснований, и споры о происхождении имени города Симбирска возобновились с новой силой.

Карта Адама Олеария с указанием города Симберская гора

 Запутывает ситуацию в поисках разгадки названия города еще и то обстоятельство, что в разных источниках золотоордынский предшественник русской крепости называется по-разному: Симберская Гора (Simberska gora – в Адама Олеария под 1636 годом и Simberskaia gora ruinee par Tamerlan на прилагаемой карте), Синбир (производное от этого названия – Синбирское городище в писцовой книге Ивана Болтина под 1603 годом). Да и сам город, основанный в 1648 году как крепость на засечной черте, в первые десять-пятнадцать лет своего существования именовался: «город Синбирской», «город Синьбирской» или просто – «Синбирской». С середины 1670-х годов до 1780 года в официальных документах (а в народе и до середины XIX столетия) город именовался – «Синбирск», а затем, вплоть до 1924 года – «Симбирск».

В последние годы учёные привлекают для объяснения происхождения названия Симбирска все доступные исторические источники: русские средневековые летописи, сообщения арабских, персидских, еврейских авторов о Поволжье, карты-порталаны (карты с указанием портовых городов), составленные на основе сведений венецианских купцов; евразийскую топонимику и лингвистику; историческую географию, а также материалы археологических исследований. На Симбирской горе найдены археологические материалы всех основных исторических эпох – от древнекаменного века и до позднего средневековья. Среди памятников эпохи средневековья имеются поселения, остатки укреплений, некрополи, отдельные погребения и находки различных археологических культур: именьковской, ранних булгар, Волжской Булгарии, Золотой Орды и Казанского ханства.

В результате исследований последних лет основные версии происхождения названия города Симбирска сейчас выглядят таким образом:

Монгольская священная гора

Гравюра из книги История северных народов XVI века 1

 В 1970-е годы ульяновский филолог Венедикт Барашков объявил, что наименование Симбир монгольского генезиса: «сум бэр» – «священная гора», объясняя это тем, что подобные топонимы имеются на территории современной Монголии. Кроме того, при помощи монгольского языка объяснил целый ряд названий речек: Канадей (личное имя), Авраль (сухое русло), Муранка (река), а также Ундоры (высота, возвышенность). Однако все эти топонимы легко объясняются на основе языков народов Поволжья.

Известно, что большая часть монголов, после завоевательных походов XIII века, вернулась в Центральную Азию, не оказав существенного воздействия на этнический состав и языки коренных народов Восточной Европы. Основным населением Золотой Орды были тюркоязычные половцы, проживавшие, как и прежде, в своих причерноморских, донских и нижневолжских степях. Что касается средневекового населения Среднего Поволжья – предоставим слово авторитетному советскому антропологу Т.А. Трофимовой: «монгольские типы центральноазиатского происхождения, известные среди татаро-монгол по описаниям современников, среди поволжских булгар XIV-XV веков не устанавливаются».

Горная река

Резеда Садыкова в 2003 году в своей кандидатской диссертации о тюркской топонимии Ульяновской области, отвергла монгольское происхождения названия города и предложила свою версию, на основе языков коренных народов края. По её мнению топоним восходит к урало-алтайской языковой общности, где «сен» – «река, вода» + бер, бир, бирен – «гора».

Булгарский князь Симбир

Гравюра из книги История северных народов XVI века

 Профессор Симбирской семинарии Капитон Невоструев, в своей книге «О городищах древнего Волжско-булгарского и Казанского царств в нынешних губерниях Казанской, Симбирской, Самарской и Вятской» опубликованной в 1871 году написал следующее: «Симбирск, основанный, по Татарской летописи, как мы слышали, одним знатным булгарским князем, от коего и получил своё имя, в древние времена был важный город Волжских Болгар, главный в особенной области этого царства, по нему названный Симбирскою».

Среди многочисленных чувашских языческих имён, перечень которых в 1905 году опубликовал В.К. Магницкий, имеется имя – Синбирь-Синбир, объясняемое обычно как: син – «душа, ребёнок» + бир – «давать».

Вариант этого имени – Бирсин-Берсен, был распространён среди поволжских татар. У великого князя Василия III одним из думных дворян был некий Берсень Беклемишев. От этого имени произошла фамилия русского дворянского рода – Берсенёвы.

Происхождение названия булгарского или золотоордынского города от имени правителя вполне возможно. Такие примеры в средневековой истории Поволжья имеются. Так, в русских летописях упоминается булгарский город Бряхимов. Это название связано с именем правителя Волжской Булгарии в XII веке эмира Ибрагима (Абу Исхак Ибрахим ибн-Мухаммад). Да и название города Казани, по мнению многих ученых, произошло от имени эмира Хасана, которой в 70-е годы XIV века перенёс столицу из города Болгара, расположенного около устья Камы, в старинную крепость у поворота Волги с востока на юг.

Однако, письменных источников, в которых бы упоминался булгарский или татарский правитель под именем Симбир или Синбир пока не обнаружено. Неизвестно также, на основании какой татарской летописи делал свои выводы Невоструев.

Симбирский рубеж X-XIV веков

Н. Рерих Волокут волоком

 Ещё по одной версии, название города Симбир/Сембер происходит от древнетюркского «сим» – граница и «бир» – первая, то есть первый рубеж, относительно городских центров западных приволжских земель Волжской Булгарии, располагавшихся в районе села Ундоры, села Старое Алейкино и деревни Красное Сюндюково. Среди этих поселений был и один из крупнейших городов Булгарии – город Ошель. Появились эти города в X веке. Здесь, в Волжско-Свияжском междуречье очень благоприятное сочетание природных и географических условий: наиболее плодородные в Среднем Предволжье чернозёмы; богатые травой свияжские и волжские пойменные луга; имеются месторождения железных руд. Удобна эта местность и для организации обороны – территория ограждена с запада руслом Свияги, а с востока – высоким обрывистым берегом Волги. Подъёмы со стороны Волги на высокое плато, возможные только через устья оврагов около нынешних Ундор, Поливны и Беденьги, контролировались возведёнными в этих местах крепостями. Кроме того, рядом проходила оживленная торговая магистраль – Великий Волжский путь, а использование Симбирского волока позволяло небольшим судам подходить по Свияге непосредственно к городам, располагавшимся на месте Староалейкинского городища и Красносюндюковского комплекса. Здесь был также перекрёсток сухопутных магистралей: дорога из центральных районов Волжской Булгарии в Киев и в города Северо-Восточной Руси, пересекалась с меридиональным путем, проходившим вдоль волжского правобережья.

Первая линия укреплений, протяжённостью около 10 км, размещалась в месте сближения текущих в противоположных направлениях Волги и Свияги и включала в себя четыре крепости, валы со рвами, а также природные препятствия – овраги, долину реки Симбирки и русло реки Свияги, протекающей здесь на протяжении 7 км с востока на запад, а затем поворачивающей снова на север.

Вторая линия обороны проходила в непосредственной близости от этих городов и в 25–30 км севернее первого (Симбирского) рубежа. Эта линия укреплений, также пересекавшая Волго-Свияжское междуречье, включала в себя внешний вал Городищенского городища, Растокинский вал и Растокинское городище.

Эти рубежи, вероятнее всего, были возведены во второй половине X века, для обороны от печенегов, достигших к середине X века наибольшего могущества и занявших степи от Дуная до Волги. Внешняя политика всех государств, граничащих со степью, строилась в то время с учётом печенежской угрозы. Византийский император Константин Багрянородный в трактате «Об управлении империей» (948–952 гг.) особое место уделил описанию страны печенегов, их взаимоотношениям с соседними народами и способам противодействия печенежской экспансии. Киевский князь Владимир Святославович в этот период занялся укреплением южных рубежей своего государства. «Повесть временных лет» под 988 годом сообщает: «И рече Володимер: «Се не добро, еже мал город около Киева». И нача ставити городы по Десне, и по Востри, и по Трубежеви, и по Суле, и по Стугне. И поча нарубати [набирать. – Р.Г.] муже лучьшие от словен, и от кривичь, и от чюди, и от вятичь, и от сих насели грады; бе бо рать от печенег и бе воюяся с ними и одолая име». Тогда же на южных рубежах Киевской Руси была возведена большая часть знаменитых Змиевых валов.
Подобные меры для защиты от печенежских набегов предпринимались и на южных границах Волжской Булгарии. С начала X века, в Среднее Поволжье, спасаясь от печенежских погромов, бежало оседлое население Хазарского Каганата. Поток беженцев особенно усилился после разгрома этого государства в 60-е годы X века. В результате этой миграционной волны на территории Волжской Булгарии резко возросло количество поселений. Для защиты городов, построенных в то время в Волго-Свияжском междуречье, и были возведены Симбирский и Растоцкий рубежи обороны, остатки которых сохранились в районе города Ульяновска и около посёлка Ундоры.

Примечательно, что система оборонительных сооружений в Киевской Руси также строилась вдоль большой реки – Днепра, протекавшего, как и Волга, меридионально, и содержала несколько линий укреплений, располагавшихся вдоль днепровских притоков (четыре рубежа обороны находились на левом берегу Днепра и один – на правом), на расстоянии в 15-20 км друг от друга.

Помимо защиты от военных нападений, Симбирская линия укреплений позволяла контролировать движение по древней дороге, проходившей по волжскому правобережью, а также перекрывала пути сезонных миграций кочевников, двигавшихся вдоль Волги: весной – на север, к богатым травой пастбищам лесостепной полосы, а осенью – возвращавшихся в южные степи на зимовку.

Варяжская переволока

По одной из гипотез, название города Симбирска происходит от древнескандинавского «sinn bor» – «путь волока» и обозначало место переволоки судов из Волги в Свиягу.

В середине IX века между Западной Европой и тюрко-арабским миром сформировался торговый путь «из варяг в арабы», проходящий через Балтику, Северную Русь, Волгу и Каспий. В Хазарский Каганат, Багдадский Халифат и другие восточные страны вывозились рабы, меха, мед, воск. Обратно везли серебряные монеты, пряности, китайский шелк. Особенно активную военно-торговую деятельность на этой магистрали проявляли скандинавы, в первую очередь шведы, известные в Восточной Европе как варяги или русы.

Сохранились свидетельства восточных авторов о русах. Ибн-Русте – арабский географ начала X века писал: «А что касается русов, то они живут на острове, вокруг него озеро... Они производят набеги на славян, подъезжают к ним на кораблях, выходят на берег и полонят народ, который отправляют потом в Хазеран [восточная часть Итиля – столицы Хазарии. – Р.Г.] и к Болгарам и продают там... Русь не имеет ни недвижимого имущества, ни деревень, ни пашен; единственный промысел их – торговля собольими, беличьими и другими мехами, которые и продают они желающим; плату же, получаемую деньгами, они завязывают накрепко в пояса свои».

Арабский дипломат Ахмед ибн Фадлан посетивший Волжскую Булгарию в 921-922 годах сообщает: «Я видел русов, когда они прибыли по своим торговым делам и расположились на реке Атиль... Они прибывают из своей страны и причаливают свои корабли на Атиле, а это большая река, и строят на ее берегу большие дома из дерева, и собирается их в одном таком доме десять и (или) двадцать, меньше и (или) больше, и у каждого из них скамья, на которой он сидит, и с ним красавицы для купцов».

В культурных слоях булгарских поселений X века находят скандинавские украшения и оружие. Недалеко от Болгарского городища (Спасский район Республики Татарстан) обнаружены места захоронений русов (Балымерские курганы).
Из Балтики в Волгу русы, попадали через Неву, Ладожское озеро и далее по небольшим рекам и волокам в притоки Волги. Для преодоления многочисленных волоков суда устанавливались на бревна-катки либо на колеса и перемещались, таким образом, из одной водной системы в другую, небольшие же суда переносились на руках.
Плавание вверх по Волге против сильного течения было затруднительным, особенно при верховом ветре. Одним из способов, облегчавших путешествие, были волоки в местах изгибов рек. Такой волок, позволявший не огибать Самарскую Луку, известен в Жигулях у посёлка Переволоки.

В районе города Ульяновска расстояние между Волгой и Свиягой, текущих в противоположных направлениях, сокращается до двух километров, причем Свияга впадает в Волгу в 160 километрах к северу. Перемещение судов из Волги в Свиягу в этом месте позволяло значительно ускорить и облегчить движение на север.

Населенные пункты, возникавшие в местах волоков, часто отражали это обстоятельство в своих названиях. Таковы: Переволоки в Жигулях, Переволоцк на месте перехода из реки Самары в реку Урал, Вышний Волочек и Волоколамск на Валдае и др. Топонимы с основой «bor» сохранились в современной Швеции: «Borlande» – «длинный волок» и др.
Название древнего урочища, располагавшегося на территории города Ульяновска, возможно, происходит от древнескандинавского «sinn bor» - «путь волока», и обозначало место переволоки судов из Волги в Свиягу. По этой гипотезе, название переволоки, данное русами в IX-X веках, унаследовал булгарский поселок, возникший во второй половине X века, затем золотоордынский город, разрушенный Тамерланом в конце XIV века, и, наконец, русская крепость, построенная в середине XVII века.

Сембы на службе у булгарских князей

В 1182–1183 годы произошло самое крупное военное столкновение в истории домонгольских русско-булгарских отношений. В ходе этой войны, владимирский князь Всеволод Юрьевич, прозванный за многодетность – Большое Гнездо, во главе огромного войска, включавшего владимирские, киевские, переяславльские, муромские, смоленские, рязанские, белозерские, черниговские и новгородсеверские дружины и полки, отправился на многочисленных судах от места слияния Оки и Волги брать столицу Волжской Булгарии. Прибывшее войско высадилось на берег в районе современного села Крестовое Городище, и, оставив для охраны судов крупный отряд, отправилось к цели похода – Великому городу Серьбреных Болгар, располагавшемуся в верховьях Малого Черемшана на месте Билярского городища. После ухода армии Всеволода к Великому городу, у стоянки русских судов высадились булгарские отряды с целью захватить ладьи и отрезать путь к отступлению русскому войску. Летописи, сообщают, что среди этих булгарских отрядов были себи (собекуляне), кусяне, челмата, темтюзи, а также конный отряд из города Торцьского.

Предполагается, что упомянутые в летописях себи (Собекуляне) – семби, искажённое название жителей булгарской крепости, располагавшейся на месте центральной части города Ульяновска. По мнению исследователей, в военных действиях со степными племенами в составе дружин киевских и булгарских князей участвовали различные наёмники, в том числе сембы, заселявших территорию Самбийского полуострова в Восточной Прибалтике. Это прусское балтоязычное племя в своей культуре несло тюрко-булгарские черты, связанное с военными контактами с Волжской Булгарией. В тюркоязычной среде к наименованию этой этнической группы, вероятно, прибавилась приставка – «ер/ир» (ар, ер, ир (тюрк.) – мужчина, люди, род), т.е. семби+ер/ир > сембер/сембир. Подобное строение имеют многие тюркские этнонимы – булгар, хазар, мишер, акацир, савир и многие другие. Впоследствии, название этого племени могло передаться населённому пункту. В основе наименований крупнейших городов Булгарии лежат этнонимы – Булгар, Сувар. Скорее всего, и название города Ошель, остатки которого располагаются у Свияги, на месте Староалекинского городища, происходит от этникона «ош/аш/ас» и тюркского слова «эль» – племенной союз, народ, край, страна.

Симбирская гора – важный ориентир на Великом Волжском пути

Нужно признать, что сейчас нет однозначного ответа на вопрос о происхождении названия Симбирска. Выдвинутые предположения остаются гипотезами и не имеют пока бесспорных научных доказательств. Возможно, когда-нибудь будут выявлены новые письменные источники, или найдены дополнительные археологические материалы, которые и прояснят тайну названия нашего города.

Есть закономерность – чем крупнее и заметнее географический объект, тем более древнее наименование он имеет и тем сложнее проследить его происхождение.

Симбирская Гора – прекрасный, видимый издалека ориентир на Волге. Знаменитая бурлацкая поговорка гласит: «Семь дён идём – Симбирск видён». Ещё с каменного века река Ра – Идель – Волга была удобным водным и сухопутным (по льду) путём различным племенам и народам Евразии. Несомненно, важные ориентиры на этом пути, в том числе и гора, на которой располагается сейчас центральная часть города Ульяновска, имели свои названия уже в глубокой древности.

Языки имеют свойство изменяться со временем и даже исчезать. Не исключено, что наименование города Симбирска имеет древнее, ещё дотюркское происхождение, сохранившееся потом в господствующей тюркоязычной среде таким образом: либо приняв близкое по звучанию тюркское наименование, либо будучи переведённым (калькированным) на тюркские языки.

На территории Симбирской горы археологами обнаружены остатки поселений именьковской археологической культуры – предшественников булгарских поселений. Ряд исследователей считают именьковские племена носителями балто-славянских языков. В связи с этим можно предполагать зарождение топонима в балто-славянской языковой среде и предложить версии, с использованием древнеславянских и индоевропейский языков: гора Семи Ветров, например. Или, за один из компонентов названия города Сембера/Симбера, можно принять древнее табуированное слово многих европейских языков – «бер» – медведь: как в имени города Берлин. Можно поискать истоки Симбира в имени легендарной страны Биармии древнескандинавских саг, или в яфетической теории Николая Марра и в его гипотезе о четырёх первичных элементах, согласно которой все слова всех языков мира состоят из четырёх слов: sal, ber, yon, ros, являющихся одновременно названиями племён. Можно ещё вспомнить спасшихся на ковчеге во время Великого Потопа библейских Ноя и его сыновей: Сима, Хама и Иафета, потомки которых заселили Землю – имя одного их сыновей Ноя схоже с названием Симбирска.

Однако такие догадки, по моему мнению, уже выходят за границы научного поиска.

Радий ГУБАЙДУЛЛОВ, иллюстрации предоставлены автором


Опубликовано: 16.10.2014 в 09:00 
Просмотров: 1560 

comments powered by HyperComments