Между искренностью и лицемерием. Странный выбор

Поражает, как по-разному функционируют люди-депутаты-чиновники в зависимости от положения в пространстве и времени! Почему обаятельный, остроумный и добрый человек, не лишенный чувства справедливости, входя в зал заседаний, вдруг превращается в зомбиподобное высокомерное чмо?! Впрочем, бывает и наоборот. Знаешь человека, что называется «в миру», как вороватого, часто нетрезвого мерзавца, а выходит на трибуну – в глазах боль, гнев и милосердие, текст за душу берёт.

Как же быть? И кому доверять?

В Японии одно из самых обидных обвинений – «неискренний человек». Искренность – одна из главных добродетелей. Ты можешь быть последним негодяем и растлителем малолетних. Но если ты при этом - искренний человек, то это тебя как бы извиняет. Вот так: порок, культивируемый как жизненный принцип - добродетель. Странно, да?

Сейчас скажу ужасную вещь. Андреас Брейвик – упырь, убивший десятки людей, чудовище, достойное самой лютой казни. Тем не менее, он - человек искренний и честный. А какой-нибудь депутат Государственной Думы Воробьёв или, допустим, Пономарёв, постоянно пекущиеся (каждый по-своему) о благе России, - люди НЕискренние и НЕчестные. Я так думаю. И не знаю, что хуже. И как быть с Андреем Дмитриевичем Сахаровым, человеком, который однажды создал абсолютно бесчеловечное оружие - водородную бомбу - способное убить такое количество народу, что Брейвику и не снилось? При этом Сахаров был кристально честным и искренним человеком, политиком и правозащитником. А его освистывали и в спину ему улюлюкали депутаты Верховного Совета – истинные патриоты Отечества.

Такие грустные и небесспорные мысли меня посещали, когда я смотрел прямую трансляцию заседания Думы по поводу принятия этого треклятого закона «О митингах». И вот наблюдая, как одна депутатская группа методично троллит другую безо всякой, впрочем, надежды на успех, а думское большинство (партия «Единая Россия») также методично и цинично продавливает свой отвратительный закон, сидел я и думал. Что же получается? Один только ренегат Митрофанов недвусмысленно, хотя и иносказательно, назвал происходящее онанизмом. А потом тихо поскуливал, что ему скучно, что он устал, и просил перестать его мучить.

И значит, один из немногих, если не единственный человек в Думе, которому можно хоть немного доверять – это тот самый сомнительный Митрофанов.


Опубликовано: 06.06.2012 в 16:04 
Просмотров: 1106 

comments powered by HyperComments