В Димитровграде вспоминают преподобноисповедника архимандрита Гавриила

16 - 18 октября – в Димитровграде чествуют память святого преподобноисповедника, архимандрита Мелекесского Гавриила, у которого для каждого было своё духовное лекарство.

16 октября  возлагались цветы к местам, связанным с его именем, а 17 октября  тысячи горожан вышли на крестный ход, начавшийся от Свято-Никольского храма в полдень. В 17.00  пройдет Всенощное Бдение.  18 октября  – в 55-ю годовщину кончины архимандрита Гавриила – можно принять участие в праздничной божественной литургии, она начнется в 9 утра в Спасо-Преображенском соборе.

В программе праздника есть и мирские мероприятия, как, например, турнир по боксу, посвященный памяти святого  или вечер духовной музыки и поэзии.

Мы же расскажем о том, кем был архимандрит Гавриил, какие испытания выпали на его долю, что он нес в этот мир…

Дорога к храму

Крохотный Иван Иванович Игошкин появился на свет 23 мая (по старому стилю) 1878 года в деревне Самодуровка (ныне – село Сосновка). Происхождением будущий святой – из крестьян, причем из семьи весьма бедной и религиозной.

Иван был старшим из четырех детей, потому и спрос с него впоследствии был особым. Впрочем, неженкой он и не был. Был не по годам смышленым и самостоятельным. Крещеный на второй день после рождения, Иван Иваныч постепенно – всеми своими поступками и мыслями – шел к Богу. Чему, по собственному его признанию, весьма способствовала сельская природа, среди которой он рос.

Окончив начальную школу, он был определен в учительскую семинарию, что находилась в десяти верстах от дома – в селе Русский Качим. Таким образом,  учение стоило ему ежедневных 20-километровых пеших прогулок. Однако это не только не отвратило его от постижения общих наук, но еще более приобщило к наукам божьим. Отучившись день в школе, свободное время он посвящал чтению духовных книг и молитвам.

Постепенное понимание прочитанного, собственно, и побудили его отказаться от всего мирского и уйти в монастырь – Жадовскую Пустынь Карсунского уезда Симбирской губернии. И это в неполные 17 лет!

Послушничество Иоанна (так он был записан в метрике) было прервано призывам под ружье. Правда, ружья ему носить не довелось – молодому послушнику досталась должность псаломщика при крепостном соборе. Было это в 1900 году. Второй раз он ушел служить в царскую армию в начале Первой мировой. Та же должность, только уже при госпитале.

В 1917-м Иоанн возвращается в Самодуровку, а спустя год начинает работать учителем семилетней школы в селе Казаковы Хутора Балаковского района Куйбышевской области.

Но не только в трудах и молитвах произошло становление его личности. Увы, немалую роль в этом сыграли аресты и тюрьмы…

С алтаря на нары

Первый раз его – уже игумена Гавриила - арестовали 14 апреля 1931 года. Читаем в архивных документах: «Постановлением особого совещания при Коллегии ОГПУ от 30 апреля 1931 года он был осужден по статье 58-10 УК РСФСР (контрреволюционная пропаганда и агитация) и заключен в концлагерь сроком на три года. Срок отбывал в Вишерском лагере Свердловской области. В лагере пробыл до 29 июня 1932 года».

По отбытии срока, получив паспорт, он возвращается в Москву, где служил до ареста. В стране была объявлена «безбожная пятилетка», официально под­писанная Сталиным 15 мая 1932 года. Она предполагала ликви­дацию Церкви к 1 мая 1937 года. На это волне творились всяческие бесчинства. Так, в июле 1934 года храм, где служит архимандрит Гавриил, захватили так называемые обновленцы. Однако отец Гавриил не отдал ни себя, ни своих прихожан на поругание. Правда, стоило ему это временного содержания в «Бутырке», куда он был брошен по надуманному обвинению в том, что «занимался тайным пострижением в монашество».

В октябре 1936 года ретивые комсомольцы совершили подожгли его церковь. А спустя несколько дней и самого настоятеля арестовывают. Причем забрали его прямо с богослужения (по законам «пятилетки») – на праздник в честь иконы Казанской Божией Матери. На этот раз с формулировкой «контрреволюционная деятельность». И снова «Бутырка», и снова – допросы. Обвинительное заключение отцу Гавриилу предъявили аккурат на Рождество – 7 января 1937 года (вряд ли это совпадение, скорее – дополнительное моральное давление на священника).  Статья 58-10 УК РСФСР обеспечила ему 5 лет лагерей.

Это и без того нерадостное событие усугубила гибель младшего брата Афанасия, которого 15 февраля того же года расстреляли за «участии в антисоветской груп­пе церковников и проведению контрреволюционной агитации».

Гавриилу же пришлось отсидеть лишнего: официально срок закончился в конце 1941 года, но «в связи с войной» он был освобожден лишь в июле 42-го.

Дело об антисоветском самоваре

Обратимся вновь к архивам: «В 54 года больной и измученный в лагерях человек не имел своего угла. Прожив у сестры около месяца, решил идти пешком в Улья­новск, посетить епископа и получить назначение на службу. Имен­но в Ульяновск была эвакуирована Московская Патриархия во гла­ве с Патриархом Сергием (Старогородским)».

Здесь за ним устанавливается строжайший надзор со стороны. Однако и со стороны верующих отец Гавриил был наделен повышенным вниманием – к нему то и дело обращались, кто за советом, кто за помощью. Ведь шла война – и людям требовалась именно такая помощь. И на свой страх и риск отец Гавриил тайно служил Божественную литургию, испове­довал, причащал, совершал другие тре­бы…

…8 июня 1949 года отец Гавриил вновь был арестован, и опять - во время богослужения сотрудниками КГБ (Советская власть держала марку). Дома у батюшки был проведен обыск – перевернули все вверх дном: изъяли облигации внутреннего государственного займа, 500 рублей денег и… старый самовар.

А обвинили батюшку в том, что он «является враждебно настроенным к политике ВКП(б) и советского прави­тельства, среди верующих на протяжении ряда лет проводит ан­тисоветскую пропаганду».

Старший барака

Уже знакомая – 58-я – статья позволила «выписать» священнику 10 лет с конфискацией дома. По свидетельствам, следователи тогда вели себя со священнослужителем просто по-зверски – его всячески унижали и даже били.

В лагере отца Гавриила намеренно поселили в барак, где со­держались самые отпетые уголовники, - надеясь на то, что в первую же ночь эти упыри убьют батюшку. Но власть просчиталась: даже среди этого сброда отец Гавриил сумел нащупать божье присутствие. Он вошел в камеру со словами: «Мир вам. Разрешите мне помолиться».

Вскоре уголовная братия выбрала его… старшим барака! И он продолжал свое служение: вел беседы с заключенными, исповедо­вал, отпевал умерших…

Лагерному начальству все это, мягко говоря, не нравилось. Отец Гавриил это понимал и однажды, когда его в очередной раз «для профилактики» вывели на 40-градусный мороз, сказал: «Напрасно вы меня травите. Вы лучше подсыпьте мне яду в еду. Я съем ее, и она не причи­нит мне вреда». Так и сделали. И пока Гавриил ел – переглядывались в ожидании. Но он остался жив – к вящему удивлению травивших его.

Когда грянула знаменитая историческая амнистия политзаключенным 1953 года (после смерти Сталина), отцу Гавриилу исполнилось 65. Физическое состояние его было в крайне подорванном состоянии. И он решает: «Поеду домой, умру среди близких».

Стоит сказать, что в общей сложности (по сумме трех судимостей) отец Гавриил пробыл в лагерях семнадцать с половиной лет. Но никто и никогда не слышал от него не то что жалоб, а даже сетований на свою судьбу. «На все воля Господня, Слава Богу за все!», - говорил он.

Итак, после освобождения из последнего лагеря отец Гавриил возвращается в Мелекесс. А поскольку дом его, как вы помните, конфисковали, он пошел в ту самую церковь, где его арестовали.

Убили тело, душу – не смогли

6 января 1955 года Президиум Верховного суда РСФСР полностью его реабилитировал. Таким образом, угробив человека физически, власть удосужилась хотя бы о возвращении ему доброго имени.

О нем до сих пор говорят: «Он обладал необыкновенной духовной благодатью и особыми качествами, недоступными для других людей, открывал всем приходящим к нему двери духов­ной жизни, каждому чем-то помогал, некоторых вразумлял - каж­дому находил и преподавал свое духовное лекарство».

Отец Гавриил покинул этот мир 18 октября 1959 года. За три дня до смерти он видел… Господа и даже говорил с ним. О чем – кто же знает. Но чадам своим в храме молвил так: «Когда меня не станет, ходите ко мне на могилку, как у вас время есть. Все, что у вас есть на душе, что ни случилось с вами, припав к зем­ле, как живому, расскажите. И я вас услышу и помогу. Для вас я всегда живой».

P.S. В 2000 году, в год празднования великого юбилея – 2000-летия Рождества Христова – на Архиерейском Соборе в храме Христа Спасителя была совершена канонизация новомучеников и исповедников российских  XX века, в их список  включён и отец Гавриил. Рака с его мощами установлена в Свято-Никольском соборе Димитровграда.

Сергей АЛЕХИН

Источник: ul.aif.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Опубликовано: 18.10.2014 в 14:19 
Просмотров: 788 

comments powered by HyperComments