Многодетная семья из Ульяновска хочет помочь деньгами областному министру

Причуды демографической политики в нашем регионе подчас принимают феерические формы, рождая поистине парадоксальные ситуации, когда малоимущие граждане готовы отказаться от благ в пользу… самих благодетелей.

До сих пор создаёт ощутимые вибрации в воздухе горячее обещание губернатора Морозова выплачивать из областного бюджета по миллиону рублей «семьям, в которых дети появились в результате многоплодных родов, а также при рождении четырех или последующих детей».

Правда, набор критериев, дающих право на заветную сумму то и дело корректируется. В частности, Законодательным Собранием области. Власть, видимо поняв, что проговорилась  не подумавши, всеми силами сокращает списки претендентов на миллионы, способные обременить региональный бюджет. 

Отдайте наш миллион на нужды минсоцздрава…

Несмотря на интенсивность законодательных корректив в данном вопросе, в  области как на грех всё ещё есть семьи, имеющие право на этот родительский миллион. Одна из таких – семья педагогов Натальи и Дмитрия Богдановых  с Нижней Террасы. С ними мы познакомились, когда они пришли в редакцию, чтобы дать объявление о передаче положенного им по закону «родительского» миллиона… на дверные таблички для министерства здравоохранения и социального развития Ульяновской области. Почему? Да потому, что их футболили по кабинетам в этом году  с весны до осени. Заморачивали противоречивыми утверждениями. Прикрывались комиссиями, которых, как позже выяснилось, и не было. Короче, окончательно их терпение лопнуло аккурат к 5 октября – Дню учителя, тогда-то они и решили пожертвовать свой эфемерный миллион на нужды чиновников, которые так старательно препятствовали его получению.

«Ждите ответа…»

Стоит сказать, что у Богдановых четверо детей: самому младшему полгода, остальным – два с половиной, семь  и девять лет. Учитывая размеры учительских зарплат, нетрудно вообразить, насколько трудно их растить. Впрочем, сами Дмитрий и Наталья на убитых горем просителей не похожи. Напротив, они полны оптимизма, более того, им не чуждо сострадание к ближнему. А, как вы уже знаете, «ближними» для них в последнее время по иронии судьбы стали органы исполнительной власти.

Дмитрий: «Мы не хотим напрягать собой государство. Учим своих детей сами. Стараемся лишний раз не болеть, чтобы не создавать очередей - в больницах и без нас народа хватает. Хотя от помощи, конечно же, не отказываемся. Но и не клянчим! Однако хотим достойного к себе отношения со стороны власти, которая получает зарплаты из наших налогов. Два года назад меня незаконно уволили. Уволили за правду, которая не понравилась вышестоящему начальству. Прокуратура, куда я обратился, доказала состоятельность моей жалобы и даже наказала виновного. Наш  губернатор, тогда  пообещавший  встречу по этому вопросу, так и не нашёл на это времени.  Я понимаю, что его рабочий график крайне плотный. Ну и не надо тогда было обещать… Люди-то могут и поверить в обещания… Как поверили мы в получение земли, которой ждём  уже три года. Обещанного, как известно, ждут именно столько. Но пока тишина».

Наталья: «Мыкаясь по кабинетам, мы пришли к интересному заключению: чем выше инстанция – тем больше бардака. В районной соцзащите, например, всё организовано чётко и ясно: видно – кто, кого, когда и по каким вопросам принимает. Чего не скажешь о министерствах и департаментах».

«Милый, чё, да милый, чё!..»

Дмитрий: «Пришел я в областное министерство труда и социального развития. Теперь слитого со здравоохранением,  что находится  на улице Федерации, 60. Я, конечно, понимаю, что оно образовано сравнительно недавно. Но ведь его набирали не из рыночных грузчиков! Весь персонал, что называется – старая гвардия, люди опытные, знающие. Но что же я вижу? Пустые голые стены, никаких тебе расписаний, табличек на дверях (поди,  пойми – кабинет это или туалет), да вообще ничего нет! Хорошо хоть вахтёр – видимо, бывалая женщина, - с удовольствием мне рассказала, все что знала, назвав несколько кабинетов. Захожу в один из них. Теплота встречи ошарашила с порога: «Чё надо?» - донеслось из глубины кабинета. Я объяснил, «чё», - и кабинет ответствовал: «У нас неприёмный день». Когда же я попытался узнать, какие дни – приёмные, услышал гениальную по логике фразу: «Я же вам чётко сказала – приходите в приёмный день!». Вот как, скажите, это понимать? Откуда я знаю, когда у них принимают, если об этом нигде не написано, а в кабинетах кроме «чё?» что-либо ещё услышать проблематично.

Наталья: «Но это ещё не всё. Узнав-таки, когда нужно прийти, муж осведомился насчет документов, которые необходимо иметь при себе. «Свидетельство о рождении и паспорт», - был ответ. Однако, придя на следующий день, он очень удивился, что… документов недостаточно! «Но вы же сами говорили – свидетельство и паспорт!». – «Ничего я вам не говорила! И вообще вас не видела! Потому что вчера был не приёмный день!». Диалог, достойный перьев Ильфа и Петрова. А если серьёзно, то стало немного не по себе от такого отношения. И сложилось впечатление, что вся эта административная вакханалия затеяна с одной лишь целью – не давать денег. Кстати, мы узнали, что подобное отношение испытывают к себе немало потенциальных семей-«миллионеров». Что, впрочем, неудивительно. Во все времена власть пиарится, обычно не задумываясь о последствиях своих громких заявлений. Неужели ж нельзя было сначала всё просчитать и заложить в бюджет? Чтоб не гонять с документами и не ставить в очереди, и не отмазываться, наконец, от людей путём бюрократических запутываний!

Кстати,  в кулуарах ходят слухи, что, мол, после слияния двух министерств в одно (министерство здравоохранения и социального развития), старый «социальный» персонал якобы не хочет подчиняться новому руководителю в лице Павла Дегтяря, и всё своё недовольство вываливает на посетителей. Говорят даже, что к Павлу Сергеевичу скоро недовольные  отсутствием средств реабилитации пенсионеры и инвалиды  займут очередь в очередной приёмный день. Но это уже другая история, в которой «АиФ» собирается разбираться по просьбе многочисленных  читателей в ближайшее время.

О бедном чинуше замолвите слово…

Дмитрий: «Но самое смешное в том, что во время хождений по министерским кабинетам и коридорам нам не раз приходилось слышать от тамошних служащих об… их нелёгкой доле. Мол, и платят сущие копейки, и условий никаких, а тут ещё мы, посетители. «Как жить?!» - читалось в грустных чиновных очах.

Наталья: «Вот мы и решили, посовещавшись, отказаться от этого злополучного миллиона, будь он трижды неладен. И попросить губернатора перенаправить его в пользу бедствующего министерства. К тому же, честно признаться, уже достали досужие разговоры о том, что-де у нас «золотой мальчик», а сами мы «миллионеры». Да нет у нас никакого миллиона! И, вероятнее всего, не будет. Думаете, эти многомесячные проволочки просто так устраивают? Ведь в это время региональные законодатели планомерно сужают круг претендентов. Кто знает, что они еще придумают, чтобы не платить людям…

Дмитрий: «Мы обращались по поводу официального отказа от пресловутого миллиона в администрацию губернатора, в том числе и письменно. Но то ли Сергея Ивановича не уведомили о нашей просьбе, то ли он сам, мягко говоря, не горит желанием встретиться. Поэтому мы и просим вас опубликовать в вашей газете частное объявление следующего содержания: «Мы, многодетная семья Богдановых, хотим передать миллион рублей (которых у нас пока нет) на благо регионального министерства здравоохранения и социального развития. Деньги для такой организации не бог весть какие, но, возможно, их хватит на то, чтобы повесить расписание, сделать таблички на дверях кабинетов. Очень верится, что это поспособствует нормализации функционирования столь серьёзного ведомства и, в свою очередь, послужит одной из предпосылок к претворению в жизнь горячих призывов областной власти: «Плодитесь и размножайтесь!»

Сергей АЛЕХИН, фото Радомиры ЛЕЛИНОЙ

Источник: ul.aif.ru


Опубликовано: 19.11.2014 в 09:57 
Просмотров: 1501 

comments powered by HyperComments