Другой формат детских домов: как меняется жизнь воспитанников по новым правилам

По 481 постановлению интернаты для сирот превратились во временные «убежища» перед тем, как ребенок найдет свою семью.

Постановление, изменившее статус российских детских домов, вышло в сентябре прошлого года. Судя по нему, главная цель существования интернатов – устройство ребенка в семью, родную или приемную. Сам же детдом должен обеспечивать детям своеобразную замену семьи – воспитанники могут жить небольшими группами до восьми человек, разновозрастными, причем родных братьев и сестер ни в коем случае нельзя разделять.

Реально ли выполнение этого закона в условиях современной России и конкретно Ульяновской области?

Детские дома: взгляд изнутри

В регионе осталось всего семь детских учреждений, и все они примерно одного уровня. Разумеется, сравнивать заведения, где живут обычные дети, с теми, где воспитываются инвалиды, не стоит. Но практика показывает, что усыновить могут самых разных детей, это почти русская рулетка. Эффективность здесь зависит от различных факторов, один из которых – неприспособленность отечественной системы детских учреждений.

- По новому постановлению все заведения становятся временными домами для воспитанников, - говорит директор детского дома «Гнездышко» Ирина Явкина. – Мы согласны с тем, что ребенку нужно вернуть семью, добиться того, чтобы родители забрали его от нас. Ведь большинство наших воспитанников – сироты социальные, фактически родители у них есть. Мы постоянно работаем с семьями, и за этот год было несколько случаев, когда детей забирали родные. Конечно, такие семьи не снимают с учета органов опеки, и мы следим за судьбами наших детей, консультируем их.

Работа ведется и с приемными семьями – реальными и потенциальными. Усыновители подбираются тщательно, с помощью специалистов. Для устройства ребенка, нужно, чтобы совпали желания обеих сторон. Дети здесь, пожалуй, имеют право решающего голоса.

- У нас была такая история, - продолжает Ирина Явкина. – К нам приехала семья из Самарской области, они 19 лет ждали детей и, наконец, решились на усыновление. По базе данных, куда занесены все наши воспитанники, они выбрали девочку, и это было настоящее чудо. Девочка даже внешне похожа на приемных маму и папу. Теперь она живет в Самарской области, пишет нам, присылает подарки. Семейный опыт крайне важен для детей, но практика показывает, что есть и такие ребята, которые категорически не могут жить в семье. Они останутся у нас, но будут жить в комфортных условиях. Также, по новому постановлению, ребенка могут посещать родные, друзья, сами дети ходят в обычную школу и кружки. По сравнению с прошлыми годами, они становятся открытыми.

Примерно об этом говорят и сотрудники других ульяновских учреждений.

- Мы стараемся выполнять постановление 481, - говорит заместитель директора по воспитательной работе Новодольского детского дома «Остров детства» Владимир Мишин. – Мы работаем с детьми-инвалидами, наши воспитанники – умственно отсталые 8 вида. Им, конечно же, крайне сложно найти приемные семьи. Но даже мы смогли устроить четверых воспитанников за этот год. В основном, детей берут люди из сел. Им выплачивают пособие на ребенка, а сами дети становятся хорошими помощниками.

Мнение юриста

Однако то, что социализоваться и «прижиться» в семье могут все воспитанники современных детдомов, все же сомнительно. Институт приемных семей в России не развивается так, как это происходит на западе. Ведь детских учреждений в той форме, что они больше века действуют у нас, больше нет ни в одной из стран.

- У нас в детдомах есть дети, которых никто не усыновит, - говорит юрист благотворительного фонда «Дари добро» Александр Мишалов. – Это три основные категории: неизлечимо больные, из многодетных семей и подростки, которых не возьмут в силу возраста. Основная сложность – нет «профессиональных» приемных семей, усыновителей привлекают деньги. Но и там сумма совсем небольшая. Если на западе такие семьи получают хорошую поддержку и могут лечить и адаптировать приемных детей, то у нас за 7 тысяч рублей это невозможно. Есть постановление свыше, но его сложно реализовать в российских условиях.

Кстати, то, что кровные родители восстанавливают свои права на воспитание детей, имеет и обратную сторону. Не так давно в Ульяновске был случай, когда родители осознали свои ошибки, вернули детей, а через два дня запили, и прав их вновь лишили. Исключать такой возможности не стоит никогда.

- Проблема еще и в том, что, на мой взгляд, ульяновских детей слишком поздно забирают от неблагополучных взрослых, - продолжает Александр. – До того, как они попадут в детский дом, они успеют 3-4 года пожить с алкоголиками или наркоманами, поэтому у них складывается неверное представление о семье. Сейчас региональные детские дома стараются работать по-новому, но с системными ошибками они бороться не могут.

Как показывает статистика, детдома меняются, причем это касается всех российских учреждений. Они сами привыкают к новому статусу: не дом, а своеобразный перевалочный пункт. В ульяновских учреждениях идет ремонт,  из них пытаются сделать здания квартирного типа, переделывают и штатное расписание. Однако многие сотрудники этой сферы не понимают сути реформы,  воспринимая ситуацию с точки зрения внешних признаков. Не всегда задумываются о том, насколько трудно детям привыкать к новым условиям, как сложно ходить в обычную школу с ровесниками, у которых есть мама и папа.

В идеале акцент этой реформы делался именно на то, чтобы найти брошенному ребенку семью. Но ведь для воплощения этого нужно не только покрасить стены и закупить новое оборудование, но и психологически подготовить маленького человека к понятию «семья». Сейчас же категория «непристроенных» остается такой обширной еще и от того, что семью они  воспринимают с негативной стороны. Сломать этот стереотип, наверное, и есть главная задача реформы.  

Фото из соцсетей


Опубликовано: 09.08.2016 в 19:00 
Просмотров: 1451 

comments powered by HyperComments