ММВБ: $60,80 €60,70
Опубликовано: в 15:20  

Ульяновский ветеран уголовного розыска о борьбе с группировками и убийстве с расчленением тел

Фото: предоставлено героем публикации

Корреспондент mosaica.ru поговорил с бывшим начальником криминальной милиции Засвияжского УВД

5 октября отмечается День работников уголовного розыска. 65-летний подполковник милиции в отставке Александр Семёнович Краснов безупречно служил закону 22 года. За эти годы он прошел путь от милиционера ППС до начальника криминальной милиции Засвияжского УВД. Корреспонденту mosaica.ru он рассказал о борьбе с молодёжными группировками в 90-е годы прошлого века, преступлениях, которые до сих пор не забыть, приходилось ли стрелять на службе и исправлять свои же ошибки.

5 октября 1918 года в НКВД РСФСР было создано Центральное управление уголовного розыска — Центророзыск. Во всех отделениях милиции появились отдельные группы для охраны порядка и борьбы с бандитизмом через расследование уголовных преступлений.

- Как вы пришли работать в милицию?

- Никакой романтики в моём выборе нет. После школы поступил на юридический факультет. Потом был призван в ряды Советской армии. После службы встал вопрос о выборе профессии, и я решил пойти работать в милицию. Это был 1977 год. Через год поступил, а потом окончил школу милиции в Елабуге. После этого пошёл работать в уголовный розыск, проработал до 1999 года. Был начальником уголовного розыска Ленинского РОВД, работал в областном аппарате, потом был переведён на должность начальника криминальной милиции Засвияжского района УВД.

- Тяжело было начинать?

- Практического опыта не было, помогали наставники - опытные оперативники. До уголовного розыска работал в ППС. Разница, конечно, большая. В УГРО своя психология, методика и тактика. Вообще работа специфичная. Но спецконтингент — лица, совершающие грабежи, убийства и так далее. В моё время работать в уголовном розыске было престижно, шёл отбор. Можно сказать, были на особом счету.

- Что важно для оперативника?

- Чтобы голова была на месте, мозги правильно работали. Важна профессиональная подготовка. И, конечно, опыт.

- Помните первое дежурство?

- Первое самостоятельное дежурство прошло гладко. Было совершено несколько преступлений: квартирная и уличная кражи, драка с летальным исходом. За сутки удалось по «горячим следам» всех виновных найти.

- Какие преступления приходилось раскрывать чаще всего?

- На улицах грабили владельцев норковых шапок. Квартирных краж было много: тащили ковры, хрусталь, приёмники. Для современных людей сейчас, наверно, это было бы дикостью, но тогда эти преступления были массовыми. Правда, нередко преступники оставляли отпечатки пальцев рук, вещественные доказательства. Криминалисты всегда ценились. А с развитием лабораторных исследований ДНК многие преступления стали раскрываться быстрее. Например, изнасилования.

Бывало, что пьяный муж не выпускал жену и детей из квартиры. Страшно было за них, удавалось выходить из таких ситуаций без жертв.

- Какие преступления вспоминаете до сих пор?

- Каждое ЧП — это трагедия. К сожалению, их происходило много. Например, как-то выезжали в частный сектор севера Ульяновска. Позвонили жители из-за криков, издаваемых в соседнем доме. На месте выяснилось, что к психически нездоровому хозяину одного из домов, который вернулся из специализированной больницы, зашли выпить трое приятелей. Они поссорились на пьяную голову, и хозяин жестоко убил всех трёх обидчиков и расчленил их. Жуткая картина.

- Вы работали, когда улицы Ульяновска делили группировки…

- Это были бурные годы. Молодёжные группировки были в каждом районе, в каждом квартале. Грубо говоря, нам приходилось с ними воевать. Они были опасны: бились между собой за лидерство, за территорию, источники дохода. Были после столкновений погибшие. Работали с детьми комплексно: инспекторы по делам несовершеннолетних по школам, индивидуально, участковые и мы подключались. Отдельно работали с лидерами, чтобы по крайней мере не вовлекали детей в группировки. Ведь их «обрабатывали» и физически, и психологически: в 90-е годы работающие люди продукты получали по талонам, а у группировки «конфеты и мармелад» есть «просто так». Такая разница, конечно, бросалась в глаза детям. Это же мощный психологический удар.

И дальше они попадали в жёсткую, а порой жестокую систему со своей иерархией. Приходилось работать много над тем, чтобы их разобщить. Кстати, часто родители не знали о том, что дети в группировке состоят. Оглядываясь назад, считаю, что с задачей мы справились, массовых беспорядков в регионе допущено не было, спасти от пропасти удалось много молодых ребят, распалось большинство группировок.

- Нападения на сотрудников милиции были?

- Были и нападения, и убийства. Участковый и сотрудники милиции погибали при исполнении своих служебных обязанностей. Два сотрудника головного розыска, на моей памяти, были смертельно ранены при задержании.

- Вам стрелять приходилось?

- Я счастливый человек! Ни разу за годы службы не пришлось применить табельное оружие. Ведь за каждым выстрелом человеческая жизнь. А вот бегать по улицам, огородам, перелазить через заборы, прыгать по крышам, сталкиваться с особо опасными рецидивистами, серийными преступниками приходилось.

- Опишите работу оперативника несколькими словами.

- Профессионализм, психологическая устойчивость, желание трудиться, оперативная удача (кто-то говорит случайность).

- Меняет такая работа? Остаётся вера в людей?

- Здорово меняет, от манеры общения — сленгом владеем в совершенстве (смеётся — прим. автора) до профессиональной деградации. Но если оперативник потеряет веру в людей, будет видеть только негатив, то работать не сможет долго. Да и всё это отслеживается, ведь такой сотрудник может натворить дел.

- С учётом специфики работы оперативнику лучше быть одиночкой?

- Нет! Для оперативника семья — это святое. Конечно, не каждая жена выдержит такую нагрузку, работа влияет на отношения. Но надёжный тыл нужен каждому!

- Бывали ли ошибки?

- Это профессиональная трагедия. К сожалению, да. Бывали случаи, когда настоящий преступник оговаривал невиновного, но со временем справедливость удавалось восстановить. Через суд снималась судимость, выплачивалась компенсация. Конечно, моральный вред в таких случаях не поправить. Думаю, с современными технологиями, методиками нынешние мои коллеги практически не ошибаются.

- А какова вероятность рецидива у преступников?

- К сожалению, высокая. На путь исправления встают немногие, хотя были такие.

- Как вы считаете, сейчас обстановка в Ульяновске стала спокойнее по сравнению с периодом вашей работы?

- Не только в городе, но и в районах области стало спокойнее. Это большая заслуга сотрудников правоохранительных органов. Ведь раньше вечерами особо гулять не приходилось. Сейчас уголовный розыск стал высокопрофессиональным благодаря накопленным и усовершенствованным методикам, техническому оснащению, комплексу проводимых исследований — некоторые преступления современности мы бы раскрыть не смогли (банковское мошенничество).

- Пользуясь случаем, что хотели бы пожелать сотрудникам уголовного розыска в профессиональный праздник?

- Поздравляю всех сотрудников: действующих, которые день и ночь стоят на страже, ветеранов, руководство. Здоровья, терпения, взаимовыручки, благополучия!

Редакция mosaica.ru присоединяется к поздравлениям. Желаем спокойных дежурств, добра, оптимизма, уверенности в себе, сил душевных и физических.



Просмотров: 1811