Может ли смертная казнь «успокоить» общество?

Все чаще в последнее время вокруг опять поднимают тему отмены моратория на смертную казнь. Жестокие преступления сегодня получают широкую общественную огласку. Наказание, предусмотренное законодательством, зачастую кажется недостаточным и влечет за собой самосуд.

 

В Орехово-Зуево отец отомстил за смерть сына, расстреляв обвиняемого на пороге суда. В Омске отец расправился с педофилом, который пытался изнасиловать его дочь. Таких историй становится все больше и больше. Вспомним трагедию Виталия Калоева - ему система правосудия Германии не смогла дать ответы на все его вопросы. 

Вернуть высшую меру в России сложно и не только из-за того, что ее возврат возможен только после принятия новой конституции, так как вторая глава Конституции не подлежит изменению. И это не единственная сложность. Самый главный вопрос – применять ли смертную казнь, к кому применять ее и как сделать так, чтобы в процесс не «закралась» судебная ошибка.

Многие скептики, объясняя свое категорическое неприятие высшей меры наказания, ссылаются именно на несовершенство судебной системы в России и отсутствие суда присяжных как такового. Что уж говорить: судебная система США, на которую часто ориентируются как на эталон, и та совершает ошибки – ежегодно там казнят около 10 невиновных людей.

Как определить, кто «достоин» смерти за свое преступление, а кто нет?.. Есть те, кто убивают прямо, а есть те, кто убивают косвенно: крадут государственные деньги, «убивая» тем самым тех, кто недополучает жизненно важные лекарства, тех детей, которые не родятся, потому что у родителей нет средств - кормить и растить…

Протоиерей отец Дмитрий Савельев, пресс-секретарь митрополита Симбирского и Новоспасского Прокла:

 - Смертная казнь в исключительных случаях может применяться. Сейчас действует мораторий на смертную казнь, и церковь его поддерживает, поскольку, во-первых, судебная система не может дать 100% гарантии, что доказательства вины человека достоверны. Во-вторых, смертная казнь не дает человеку возможности для раскаянья. Если человек раскаивается в том преступлении, которое совершил, то казнь будет применена фактически к другому человеку. Общество сегодня несовершенно и противоречиво, поэтому полный отказ от смертной казни может спровоцировать усиление преступности. То общество, которое не имеет никакого средства защиты от преступности, оно зачастую склонно бросаться из крайности в крайность: жалеть тех, чья вина не достаточно очевидна, или же пытаться наказать самостоятельно тех, кто виновен, на их взгляд, но не достаточно наказан правосудием. Даже если смертную казнь решать ввести, церковь не будет участвовать в разработке градации мер строгости в соответствии с видами преступлений. Люди пытаются защититься от преступности – это, возможно, правильно – по крайней мере, это вполне объяснимо, но церковь будет воздерживаться.

Григорий Каленов, адвокат, депутат Ульяновской Городской Думы IV созыва:

 - Я против введения смертной казни за любое преступление: не мы давали жизнь, не нам ее отбирать. Существуют другие способы и виды наказания, которые иногда хуже, смерти – урановые рудники, к примеру. Судебные ошибки – тоже весомый аргумент «против». Часть преступлений, которые совершаются, требуют более адекватных мер наказания, когда должного наказания не следует, то у людей возникает желание «отомстить»: убил одного – убить, убил десятерых – убить родственников? Это эмоции, а они возникают вследствие того, что меры наказания не соответствуют степени тяжести преступления. У людей нет «чувства удовлетворения» от системы правосудия. Нужна не смертная казнь, а адекватная система наказания, которая бы соответствовала тем преступлениям, которые совершаются. Существует масса накопленных человечеством систем ответственности за преступления, накопленная столетиями. Их надо изучать, анализировать и искать то, что можно применить в России. Наличие смертной казни никак не влияет на количество и качество совершаемых преступлений. В США есть смертная казнь, но преступлений там от этого меньше не становится. В конечном итоге уровень преступности в обществе – это вопрос культуры общества. На мой взгляд, российское общество более здорово, чем американское. Иногда говоря о смертной казни мы пытаемся ориентироваться на азиатские страны, где высшая мера применяется в ряде случаев: азиатский «схема» к нам не применима. И не надо пытаться даже.

Откуда возникает желание казнить? От бессилия, которое чувствуют люди, когда есть жертва, есть преступник, но нет серьезного наказания. В наше время не редкость случаи, когда родственники жертвы, отчаявшись и не дождавшись «правды», вершат правосудие сами: око за око, зуб за зуб. Их никто не осуждает, им сочувствуют – это понятно. Отчего это происходит? Не от того ли, что пока Россия не знает, как наказать серьезно и объективно, не отнимая жизнь? 

     

Екатерина НЕВИДИМОВА

Фото автора


Опубликовано: 25.09.2012 в 17:00 
Просмотров: 3620 

comments powered by HyperComments