Многодетная семья: престиж или приговор?

Сегодня в Ульяновской области много говорится о том, чтобы улучшить демографию, повысить престиж многодетных семей, «оздоровить» общество морально и духовно. Почему молодежь боится рожать больше двух детей – и это в лучшем случае?

 

Не потому ли, что уже есть определенный стереотип многодетной семьи, и он отнюдь не способствует желанию окружающих присоединиться и встать в стройные ряды тех, у кого больше двоих детей? Никого не удивишь рассказами о бедственном положении многодетных семей:

- Да у нас все так живут, да и то – не живут, а выживают, - скажет основная масса ульяновцев.

И так ли уж неправы они будут?..

Недавно в Ульяновске проходил международный демографический саммит. Именитые гости из США, люди весомые в сфере демографической политики, утверждали, что, согласно исследованиям, у верующих пар втрое больше детей, чем у обычных семей. Духовность, мол, тут играет значительную роль. У нас всегда так было – или духовность, или еда: духовны – будьте добры питаться святым духом.

Статистика ульяновцам говорит, что все в области хорошо, зарплаты растут, «жить становится лучше, жить становится веселее». Акции, проекты, пособия, выплаты, земельные участки, значки за подвиг и отвагу в рождении детей – кажется, что те, у кого больше трех детей, должны быть ну, по меньшей мере, зажиточными горожанами.

Но всегда есть «сухой остаток» - то, что мы имеем после всех акций, кроме статистики.

Динара, мама троих детей:

- У меня трое детей, получили капитал «Семья», в получении сертификата на улучшение жилищных условий было отказано.  Сдавала все документы, в том числе и смету, младшему ребенку 1 год 7 месяцев. Дом не достроен, живем в сарае. Дети все время болеют. Я считаю, что сертификат - это все обман, никому еще не давали и давать не будут. Зачем дурят людей? Раньше рожали и жили, ни на что не надеясь. Все разговоры ни о чем! Только красивые слова и в доказательство - пара кадров о счастливой многодетной семье, которую по какой-то случайности заметили и что-то дали. А какое унижение ходить в социальную защиту…

Еще одна история. Обветшалый домик, выкрашенный белой краской, маленькие окошки. Муж Светланы, Сергей Иванович, встречает меня около калитки и проводит через небольшой коридорчик. В голове мысль: как же холодно здесь, наверное, зимой… По коридору и направо, там ждет хозяйка, Светлана Кропачева. Чисто и бедно, очень бедно – так же бедно, как и чисто. Комната 14 квадратных метров, глазами ищу вход в другие комнаты. Вот занавеска, она слегка отодвинута. Там еще одна комната – не комната, а, скорее, кладовка. Все, других комнат в этом доме нет.

В «зале» громоздится мебель, есть даже пианино, которому сегодня и в больших-то квартирах места не находится. Над кроватью вышивки в рамках, на столе фигурки из бисера, корзиночки и подсвечники из лозы. С кровати с трудом встает Светлана Борисовна. Она больна раком. После второго курса химиотерапии еле отошла - наступило сильное истощение и обезвоживание, от третьего курса пришлось отказаться.

У Светланы Кропачевой шестеро детей: Ольга (28 лет), Василий (27 лет), Никита (25 лет), Иван (17 лет), Сергей (16 лет) и Любовь (13 лет).У старшей дочери – Ольги - уже шестеро детей, двое из которых приемные. Сыновья Василий и Никита вынуждены были после окончания учебы уехать из Ульяновской области – не было ни работы, ни жилья. Никита обустроился в Новосибирске, Василий – в Белорецке. Там свои проблемы с жильем они смогли решить. Не пригодились, получается, только Ульяновской области.

У мужа Светланы Кропачевой есть знак «Отцовской славы». У самой Светланы – ничего. Сейчас ее это мало волнует, ей хочется просто выжить. Этим летом ей поставили диагноз – рак.

- Проблемы со здоровьем начались в 2008 году, - рассказывает женщина. – В поезде открылось кровотечение. Обследовали – делали осмотр, рентген, УЗИ - ничего не нашли. Через некоторое время начались опять боли, обнаружили опухоль. Прооперировали, удалили 20 сантиметров сигмовидной кишки. В этом году опять понадобилась операция. На операционном столе разрезали и зашили – не стали даже трогать. Взяли пункцию на анализ, который подтвердил рак. Было назначено три курса химиотерапии. Третий курс я уже не стала проходить – не было сил «умирать» еще раз.

Обследовать и лечить Светлану Кропачеву берется клиника в Израиле. Но на это нет ни денег, ни загранпаспорта, чтобы туда поехать. Только обследование обойдется в шесть тысяч долларов.

Вышивки, фигурки из бисера, утварь из лозы, кстати, сделала сама Светлана Борисовна. Еще она пишет стихи.

Самое интересное, что у этой обычной ульяновской пары, Сергея и Светланы, есть все, что, по мнению высоких чинов, может сделать людей счастливыми и здоровыми: есть семья, духовность, шестеро детей, образование – нет только денег, чтобы справиться со своими проблемами. 

Все, казалось бы, есть: заботливый муж, вместе с которым они родили и вырастили шестерых детей, профессии у всех есть, живут в Ульяновской области, которая так много внимания уделяет многодетным семьям и духовности своих жителей…  Почему же лежит она после очередного курса химиотерапии на кровати в комнате размером три на четыре метра и не может себе позволить заплатить даже за лечение, которое могло бы ее спасти?..

 

Почему мне не спится, никак не пойму,

Почему так душа расположена к лире?

Ах. Задеть бы струну, да еще не одну,

Так запеть, затрубить, чтоб тебя не забыли.

Кропачева С.Б.

 

Екатерина НЕВИДИМОВА

Фото автора


Опубликовано: 01.10.2012 в 17:10 
Просмотров: 2163 

comments powered by HyperComments