Желая ознаменовать и увековечить

Николаю Карамзину, словесности и истории великие услуги оказавшему

Министерство культуры общественных и внешних связей Оренбургской области сообщило, что местные учёные представили доказательства того, что Николай Карамзин родился в селе Михайловка (ныне Преображенское) Оренбургской губернии. Пожалуй, наиболее весомым аргументом в опровержение этого утверждения можно считать памятник Карамзину, установленный в Симбирске в 1845 году.

В России было принято ставить памятники только царям и военачальникам. Памятник историку государства Российского, созданный в стиле классицизма, уникален. На пьедестале стоит вовсе не Николай Карамзин, а… женская фигура в римской тоге. Это муза истории Клио. Правой рукой она возлагает на жертвенник бессмертия скрижали «Истории государства Российского», а в левой держит трубу, чтобы вещать о славных страницах жизни государства.

Бюст Карамзина размещается в круглой нише, в пьедестале.

Пьедестал украшен двумя горельефами. На одном Карамзин читает отрывок из своего труда «История Государства Российского» императору Александру I в Твери в 1811 году.

На другом Николай Михайлович изображён на смертном одре в окружении своего семейства в тот момент, когда он узнал, что Николай I пожаловал ему щедрый пенсион. Напротив историка ангел сыплет деньги из рога изобилия.

К сожалению, Карамзин скончался 3 июня 1826 года в Санкт-Петербурге, не успев воспользоваться щедростью монарха. Некоторые историки считают, что это стало следствием простуды, полученной 14 декабря 1825 года, когда историограф наблюдал восстание декабристов на Сенатской площади.

 

Воспоминания о Симбирском крае пропитывали всё творчество этого выдающегося человека, о чём свидетельствуют его письма к Ивану Дмитриеву, Александру Тургеневу и старшему брату Василию. В московском и петербургском домах Карамзина часто гостили симбирские родственники и земляки: братья Фёдор и Александр Карамзины, племянники Александр и Николай Кушниковы, Иван Тургенев и его сыновья Александр и Николай и другие. В июле 1824 года накануне поездки императора Александра I в Поволжье Карамзин составил для него «Краткую историческую записку». По мнению Карамзина, «симбирские виды уступают в красоте немногим в Европе».

Согласно с требованиями изящного

История создания памятника необычайно интересна и поучительна. В 1833 году симбирские дворяне обратились к губернатору Александру Загряжскому с прошением о создании в Симбирске памятника Николаю Карамзину, а он от их имени подал прошение императору Николаю I. Предполагалось также объявить общеимперскую подписку по сбору средств на сооружение монумента. Император не возражал, были собраны значительные средства, но решение, каким быть памятнику, затянулось. Дворяне предлагали увековечить память историографа, открыв в Симбирске публичную библиотеку, а в главном зале её установить мраморный бюст Карамзина. Богатый симбирский помещик Пётр Ивашев писал сыну-декабристу: «Мы согласились всеподданнейше просить министра строить дом для помещения библиотеки всех полезных изданий на российском языке для общественной пользы, а в главном зале поместить мраморный бюст на пьедестале, заключающем все его творения. Такой памятник более и полезнее других будет существовать и послужит украшением города, общей занимательностью и для постороннего лица». Дело в том, что Карамзин во многом способствовал просвещению симбирской земли. На протяжении трёх десятилетий он высылал брату в Симбирск наиболее интересные книги, газеты и журналы на русском, французском, немецком языках. Через Василия Карамзина в Симбирске проводилась подписка на журналы и альманахи, издаваемые писателем. В каждой усадебной библиотеке симбирских дворян присутствовали книги Николая Михайловича.

Однако императору предложение с библиотекой показалось слишком вольнодумным. Да и имевшегося капитала на учебное заведение не хватало, а потому было решено установить монумент «на открытом месте Венца». В столичной Академии художеств объявили конкурс. Свой вариант представил в числе прочих и Карл Брюллов. Однако лучшим признали проект талантливейшего скульптора, профессора Санкт-Петербуржской Академии художеств Самуила Гальберга.  В обосновании к эскизу Гальберг писал: «Прилично и согласно с требованиями изящного было бы и ставить на богатом пьедестале музу истории Клио, которая, имея в левой руке эмблематический признак свой трубу, правою возлагает на жертвенник бессмертия скрижали истории государства Российского, посвящая их таким образом бессмертию». Гальберг предложил сделать надпись на пьедестале: «Н.М. Карамзину, словесности и истории великие услуги оказавшему». Однако самодержцу больше по душе пришлась другая: «Повелением императора Николая I». 22 августа 1836 года Николай I побывал в Симбирске и самолично указал местонахождение будущего памятника, а также повелел: «Заключить с профессором Академии художеств Гальбергом контракт на сделание в течение трёх лет.... означенный памятник с горельефами, за выпрошенную им цену в 91800 рублей...». 550 пудов меди, нужных на сооружение памятника, отпускалось от казны. Симбирские дворяне образовали комитет для «первоначальных распоряжений и приёма сумм».  Поэт Николай Языков подал ходатайство на сбор средств для памятника в двух столицах – Москве и Санкт-Петербурге. Сами братья Языковы пожертвовали 1250 рублей – колоссальная по тем временам сумма. В Москве был дан обед в честь Ивана Дмитриева, дальнего родственника, земляка и друга Карамзина. Присутствовавшие на обеде Пушкин, Крылов, Плетнёв и поэт-гусар Денис Давыдов пожертвовали по 25 рублей. Всего участники обеда подписались на 4523 рубля. Однако денег всё равно не хватало. Для увеличения суммы император повелел «издать в гравюре рисунки статуи с пьедесталом и двумя горельефами в числе 10 тысяч экземпляров и пустить оные в продажу по пять рублей за штуку». «Рисунки статуи» были реализованы, и Самуил Гальберг приступил к работе. Он успел сделать лишь проект, но довести до конца не успел – он умер 10 мая 1839 года. Проект осуществили его ученики — Николай Рамазанов, Антон Иванов, Пётр Ставассер и Константин Климченко. Рамазанов и Климченко делали бюст Карамзина. У вдовы Карамзина нашёлся портрет, «написанный с него масляными красками в молодых летах». Однако портрет, написанный с натуры искусным карандашом профессора Варнека через гравюру молодого славного профессора Уткина, был более знаком публике, и молодые художники взяли его себе образцом. Впрочем, повторить его в колоссальных размерах без помощи силуэта и выполнить отчётливо во всех  подробностях было весьма затруднительно». Тем не менее скульпторы с задачей справились, и члены Академического совета нашли бюст вполне схожим с оригиналом. Статую Клио выполнили Иванов и Ставассер. Один из горельефов и бюст Карамзина вылепил Рамазанов, другой горельеф — Климченко. Надпись на пьедестале, выполненная накладными буквами, гласила: «Н.М. Карамзину историку Российского государства повелениемъ императора Николая I-го 1844 годъ».

Что это за «чугунная баба»

В начале ноября 1841 года монументальный мастер Степан Анисимов доставил из Финляндии в Петербург три «цельных больших куска одинакового красного гранита и согласно кондициям Академии художеств принялся за их обработку: тесную подгонку, шлифовку, вырубку в нише «мелкою ковкою» впадин для бюста Карамзина и горельефов. Статуя Клио, бюст Карамзина и два горельефа были отлиты в бронзе в литейной Академии художеств под руководством профессора, барона Петра Клодта. Из-за нехватки средств Клодт завершил отливку из бронзы памятника только в 1843 году. Были изготовлены накладные буквы для надписи. Все детали памятника были доставлены в Симбирск в навигацию 1844 года.

Статуя Клио и фигуры в римских тогах вызывали недоумение обывателей.

Николай Языков писал Гоголю в Рим: «Памятник воздвигаемый в Симбирске Карамзину, уже привезён на место. Народ смотрит на статую Клио и толкует, кто это: дочь ли Карамзина, или жена его? Несчастный вовсе не понимает, что это богиня истории! Не нахожу слов выразить тебе мою досаду, что в честь такого человека воздвигают вековечную бессмыслицу». «Несчастный народ» окрестил Клио «чугунной бабой».

В январе 1845 года симбирский губернатор Николай Булдаков уведомил «всех значительных помещиков» губернии о необходимости внести недостающие деньги для устройства надёжного фундамента. Симбирское дворянство собрало 480 рублей. Купец Завьялов доставил памятник с берега Волги на площадь у губернаторского дома. Анисимов установил памятник на фундаменте. Торжественное открытие монумента было намечено на 22 августа (по старому стилю). 5 сентября 1845 года (по новому стилю) произошла церемония открытия. В спешке забыли заменить цифры на надписи. Поэтому на памятнике указан 1844 год вместо 1845-го.

Первоначально монумент обнесли деревянной решёткой, а в 1855 году Аврора Карловна Карамзина, вдова старшего сына историографа, устроила богатую металлическую решётку с медными вызолоченными навершиями. После грандиозного пожара Симбирска площадь вокруг памятника была окружена сквером, ограждённым чугунной решёткой на каменном фундаменте. В 1866 году около памятника был заложен сквер. Сегодня это особо охраняемая природная территория регионального значения.

В 1931 году возникла опасность сноса памятника. Некий «бдительный» гражданин обнаружил «крупный кусок [цветного] металла в «бросовом состоянии» и написал об этом в городскую газету: «имею указать на крупный кусок [цветного] металла в «бросовом состоянии» в Ульяновске. Это статуя из меди в Карамзинском саду… Статуя должна быть снята и употреблена на подшипники…». Памятник отстояли директор Естественно-исторического музея Павел Гречкин и городской архитектор Феофан Вольсов. В 1967 году памятник капитально отреставрировали. Однако окончание текста «1844 годъ» было представлено как «1844 года». В этом искажённом виде надпись существует до сих пор.

Доставлять полезное чтение и способы к образованию

Вторым памятником историографу можно считать общественную библиотеку, созданную в Симбирске 18 апреля 1848 года.

Библиотека учреждалась на счёт пожертвований от дворянства и прочих сословий. Её цель состояла в том, чтобы «сохранить рукописи и документы, рассеянные по здешней губернии и постепенно истребляющиеся от времени и небрежения тех, кому оные принадлежат или достаются и чтобы доставлять всем жителям города полезное чтение и способы к образованию»… В то время библиотека занимала три комнаты в левом крыле здания Дворянского собрания.

В течение 70 лет библиотека существовала как благотворительное бесплатное учреждение. В 1990 году в Ульяновской областной научной библиотеке имени В.И. Ленина была открыта мемориальная экспозиция «Симбирская Карамзинская общественная библиотека», в которой представлены подлинные портреты, личные вещи и книги Карамзина. В 2011 году в старом здании Дворца книги установлен бюст Карамзина. Так что, можно сказать, первоначальный замысел симбирских дворян увековечить память Карамзина воплотился почти через 200 лет.

Наша справка:

Памятник Карамзину в Симбирске установлен в 1845 году. Общая высота монумента составляет 8,52 метра, высота пьедестала — 4,97 метра, статуи Клио – 3,55 метра. Вес памятника составляет почти 5000 пудов (80 тонн). Несмотря на это, вся композиция выглядит идеально пропорционально и изящно.

Елена ОГНЕВА

Фото автора


Опубликовано: 29.06.2015 в 13:08 
Просмотров: 2281 

comments powered by HyperComments