Контр-тенор Олег Безинских: «Я человек из глубинки, мне можно все!»

Известный контр-тенор рассказал о своем уникальном голосе и о том, в чем он первый за 150 лет.

Во второй половине января в Доме музыки состоялся уникальный для нашего города концерт: вместе с симфоническим оркестром впервые выступал контр-тенор. Корреспонденту «Главных Новостей Ульяновска» удалось встретиться и пообщаться с обладателем феноменального голоса Олегом Безинских.

– Скажите, вы с самого детства занимаетесь музыкой?

– Да, с 6 лет, о чем ни разу не пожалел.

– И сразу выбрали пение?

–  Если честно, то ничего я не выбирал, а так все сложилось в жизни. По первому образованию я театральный режиссер – учился в нынешнем Самарском училище культуры, поскольку сам родом из этого региона: родился в городе Октябрьске. Затем поступил в тогдашний институт культуры в городе на Неве (прим. – ныне Санкт-Петербургский государственный университет культуры и искусств). И так получилось, что, услышав меня, в буквальном смысле слова взяли за руки и отвели оттуда в теперешнюю Санкт-Петербургскую консерваторию им. Н.А. Римского-Корсакова, в которой я проучился восемь лет, при этом был зачислен без экзаменов. Что самое поразительное в этой истории, на тот момент я совершенно не знал нот. 

– При подготовке к интервью я прочитал, что на экзамене произошел достаточно необычный случай.

– На прослушивании я просто не знал, какими голосами надо петь, и исполнял музыкальные произведения сначала баритоном, потом драматическим тенором. А потом сказал: «Извините, вы знаете, у меня еще один голос есть», - и, совершенно не зная правильного названия, добавил, что буду петь, как женщина. Члены комиссии кто улыбался, кто хохотал, закрыв лицо руками. Но как только начал петь, все затихли и слушали меня, затаив дыхание и раскрыв рты. И буквально минут через десять, посовещавшись, они спросили, буду ли я учиться. Мой ответ их озадачил: «Как же я буду учиться, вообще не зная нот?!». Но мне быстро последовало второе предложение: «Тогда мы предлагаем вам - первому за 140 лет, кому вообще предлагают подобное, - просто прийти и учиться с таким голосом». И на сегодняшний день я являюсь первым и пока единственным выпускником-контратенором этой консерватории за 150 лет. Интересно, что я поступал после того, как все уже сдали свои документы и прием был завершен.

– Ни для кого не секрет, что в определенном возрасте у мальчиков происходит «ломка» голоса – мутация. Как вы пережили этот период?

– Я даже и не понял, что он прошел – не заметил никаких резких и значительных изменений, повлиявших на голосовые связки. Просто дополнительно появился еще низкий голос.

– То есть, что было - осталось, а в качестве бонуса добавился новый голос?

– Скажем так, бонус этого голоса в том, что он остался. Он по-другому сформировался, потому что детский был такой своеобразный микст, облагородившийся в этот период.  Дедушка был у меня бас-профундо (прим. – очень низкий бас, грудной, объемнейший мужской голос), бабушка – колоратурное сопрано (высокий женский певческий голос). Поэтому музыкальный дар в той или иной степени передался и мне.

– Существуют ли какие-то специальные диеты, ограничения перед концертами?

– У других исполнителей есть, а у меня нет.

– Получается, что вы можете без проблем, допустим, за час до концерта съесть мороженое, выпить газировки и выйти на сцену?

– Да. И не докладываться никому о том, что я простыл или нет, съел мороженое или нет. Это зрителя не должно касаться. Если что-то нельзя, значит, не делай этого.

– Застрахован ли ваш голос?

– Вот вы сами сидите и улыбаетесь. Я что, Витас что ли? Хотя у меня есть, что страховать, а у него нет, потому что я присутствовал на записи (смеется).

– Расскажите, как вы выбираете композиции для своего репертуара, что должно быть, чего, наоборот, нет?

– По-разному. Для концерта в Ульяновске сделал такую программу: для первого отделения выбирал все то, что могут и должны петь контр-теноры, а для второго – вообще все, что нельзя исполнять – никогда и никому. Например, русские народные песни, песни из мюзиклов, что является нонсенсом – контр-тенорам это запрещено. А все то, что запрещено им, разрешено мне (улыбается). Для контр-теноров стезя – музыка эпохи барокко. А мой ответ всегда таков: «Я человек из глубинки, мне можно все!» (улыбается).

– Ваше отношение к шоу «Голос» и собираетесь ли принять в нем участие?

– Если честно, нет желания участвовать в нем, поскольку в 2010 году согласился принять участие в отборочном туре «Евровидения», когда уже за месяц знали, кто победит и пригласили меня только ради того, чтобы сделал им красочное и необычное шоу. Поэтому нигде не хочу принимать никакого участия. К тому же я являюсь лауреатом международного конкурса, председателем и художественным руководителем международного музыкального вокального конкурса в городе Аугсбург (Германия). Я человек принципиальный и прекрасно знаю всю эту кухню. Как-то в России меня назначили председателем конкурса, но на второй год уже не взяли – по одной простой причине: победили не те, на кого было указано пальцем.

 

Сергей ГОРОХОВ

Фото и видео автора


Опубликовано: 03.02.2014 в 12:30 
Просмотров: 1706 

comments powered by HyperComments