Любовь Толкалина: «Нельзя сравнивать мужа-режиссера с другими режиссерами»

Известная и популярная актриса кино и театра рассказала о своем творчестве.

В VI международном фестиваля кино- и телепрограмм для семейного просмотра им. В. Леонтьевой «От всей души»приняла участие кинодинастия Михалковы-Кончаловские – Аринбасарова – Толкалина. С одним из представителей которой, а именно актрисой Любовью Толкалиной,  встретился корреспондент «Главных Новостей Ульяновска».

– Скажите, сниматься у режиссера-мужа и другого режиссера – это две большие разницы?

– Вы знаете, нельзя сравнивать мужа-режиссера со всеми другими режиссерами (улыбается). Просто ты всегда идешь работать к какому-то конкретному человеку. Если я снимаюсь у Егора, то должна быть в десять раз деликатнее, поскольку он видит меня по-особому – это результат того, что он постоянно видит меня в повседневной жизни, и что нравлюсь ему. И иногда бывают такие вещи, которые, например, на мониторе он не видит – он не видит меня в рамках неличных отношений. Поэтому иногда подхожу к монитору и говорю Егору о том, что какой-то крупный план получился не удачным(улыбается). И естественно, если бы я подошла к другому режиссеру с предложением переснять, то мне бы никто не отказал. Но Егор обычно отвечает, что у нас нет времени и нам надо быстро продолжать съемки, и что все в полном порядке, а я опять капризничаю (смеется).

– А возникают ли какие-то определенные сложности во время съемок у мужа-режиссера?

– Определенная сложность существует, потому что, несмотря на то, что, казалось бы, что жена режиссера пользуется на площадке какими-то привилегиями, на самом деле это не так. Наоборот, жена режиссера – самый несчастный человек на площадке всегда по той причине, что она является эталоном. Соответственно, на нее постоянно смотрят. И если хоть чуть-чуть в чем-то она себя показывает негативно, то сразу же идут разговоры, что она же жена режиссера, ее назначили по блату. А на других съемочных площадках у других режиссеров являешься, естественно, уже выбором группы, творческого совета, продюсера, режиссера. Здесь уже совершенно иное отношение к тебе, когда все окружающие относятся с добротой и любовью. 

– Есть ли среди фильмов, снятых Егором, те, что нравятся больше всего?

– Моя любимая картина у Егора – «Розы для Эльзы». Картина очень камерная, про любовь и про двоих. Для того, чтобы сниматься в жанре экшн, а это направление ему нравится больше всего, не нужно быть очень глубокой и талантливой актрисой, поскольку там, скорее, играешь определенные рефлексы. Ведь там же происходят «острые» моменты, связанные с угрозой жизни либо у каждой героини в фильмах Егора есть такая определенная функциональная начинка. Потому что она либо та, ради которой все, либо та, которую по сюжету нужно спасать. Поэтому получается так, что особого разглядывания внутреннего мира женщины, как таковой, нет – она в данном контексте выступает в роли определенного объекта, ради которого разворачивается целая эпопея по спасению.

– То есть вас мы не увидим в фильмах жанра экшн?

– Думаю, что да, поскольку, так сказать, не считаю себя артисткой для комиксов – у меня нет соответствующих внешних данных. Да и для этого надо, чтобы камера тебя «обожала» в любом ракурсе. Потому что экшн – это, в основном, репортаж, для съемок в котором нужно обладать телегиничным лицом, чтобы не задумываться над тем, как будешь выглядеть, если тебя будут снимать снизу, пока, например, ползешь или бежишь.

– Насколько отличается технология съемки фильмов жанра экшн от других картин?

– Оператор Антон Антонов, ученик Вадима Юсова, умеет снимать брутальные, красивые мужские лица в героическую минуту, но красивые крупные женские планы требуют особой и тщательной работы. И каждый раз для этого на съемочной площадке требуется достаточно много времени. Насколько мне известно, раньше во время создания картины составлялась отдельная смета, в которой учитывалось количество крупных планов актрис для того, чтобы понимать, какие это затраты по времени. И, соответственно, это влечет за собой отдельные денежные затраты. Поэтому сейчас, для их снижения, все снимается очень быстро и не всегда качественно.

– И здесь уже наступает черед компьютерщиков для обработки и доработки снятого материала?

– Компьютерная обработка – это как своеобразная гомеопатия, с помощью которой, конечно же, можно что-то исправить. Но все исправить невозможно.

– Скажите, находясь дома, легко ли выходите из образов и становитесь самими собой?

– Суть не в том, чтобы войти в образ или выйти из него, а в том, насколько много у тебя внутренних сил. Потому что как ни крути, если у тебя много сил, и ты не уставший и не вымотанный, то ты в любые состояния входишь и выходишь с легкостью. Если ты пришел с работы ужасно раздраженный и у тебя энергия на нуле, то вот именно тут и начинаются всякие неприятности. Поскольку для решения каких-то бытовых проблем нужно время, а в этих условиях у тебя нет этой форы. Таким образом, ты просто действуешь «в лоб»: если на тебя накричали, то в ответ ты сделал тоже самое. Поэтому актер должен всегда уметь выходить из образа, как только он покидает съемочную площадку, поскольку дома его ждут родные и близкие, а также обычные жизненные вопросы. И здесь нужно заботиться не о том, как ты входишь и выходишь из образа, а уметь правильно тратить и накапливать свою энергию.

– И в чем состоит это умение?

– Для себя уже нашла такой способ: когда есть такая возможность, то по утрам совершаю пробежки. Когда ты натренирован, то работает известное высказывание, что в здоровом теле здоровый дух.

– Ваши домашние поддерживают эту полезную инициативу?

– Да, конечно! (улыбается). Егор по утрам делает зарядку, Маша занимается йогой, которая отлично заменяет ей бег. И мне очень приятно, что наша дочь внимает моим словам о том, что если утром встать и позаниматься полезными физическими нагрузками, то и весь день пройдет в благоприятном русле и не будет времени лениться. Лично я считаю, что лени, как таковой, не существует, есть отсутствие мотивации.

Сергей ГОРОХОВ

Фото автора

 


Опубликовано: 01.06.2014 в 12:30 
Просмотров: 2302 

comments powered by HyperComments