Вячеслав Лоцманов стал приставом, чтобы посмотреть на государство изнутри

Вячеслав Лоцманов – единственный судебный пристав во всём Приволжском федеральном округе, кто смог получить право носить зелёный берет. Ему 26. Он не курит и не употребляет алкоголь.

Вячеслав Лоцманов окончил Ульяновский политехнический университет по специальности «инженер-радиотехник». Год служил в спецназе. Вот уже два с половиной года служит в группе быстрого реагирования Управления Федеральной службы судебных приставов по Ульяновской области.

«Бурдюки» помешали

Е.Огнева: Вячеслав, что означает зелёный берет судебного пристава?

В.Лоцманов: Зелёный берет – это что-то вроде крапового берета у десантников. Чтобы заслужить право носить его, нужно пройти квалификационное испытание. В этом году, как и в прошлом, оно проходило в Республике Мордовия. Туда съехались 50 победителей региональных этапов  из 27 регионов. До финиша дошли восемь. Из Ульяновска был я один. Нужно было совершить марш-бросок в полной экипировке, преодолеть полосу препятствий с дымовой завесой и подземными тоннелями, своевременно реагировать на разрывы гранат, продемонстрировать огневую и акробатическую подготовку. А в финале – рукопашный бой с несколькими противниками, обладателями краповых и зелёных беретов. И рядом инструкторы всё время «давят на психику»: «Брось всё, в следующий раз сдашь».

- В прошлом году вы тоже участвовали в испытаниях?

- Да, мы были вдвоём. Думали, мы – парни крепкие, сдадим. Даже бравада какая-то была. Рассчитывали, что марш-бросок займёт примерно час. Шесть километров за час пробежать можно. На самом деле вышло больше двух часов бега в бронежилете, с автоматом – вся экипировка весит около 20 килограммов. И бежали 11 километров вместо шести – с ползанием через лужи, грязь и всё такое. После часа бега счёт времени потеряли. Силы на пределе, ноги-руки сводит. Смотришь, где же эта штурмовая полоса, а её и не видно даже на горизонте. Чуть-чуть не добежали, метров 500. Если бы мы трассу заранее посмотрели, добежали бы. Но инструктора на старте сказали: «Побежите – всё поймёте». Я сошёл ещё по одной причине. Мне посоветовали примотать штанины скотчем к берцам. Когда ползаешь или брод пересекаешь или через кусты бежишь, штанины цепляются, берцы забиваются грязью, шнурки могут развязаться. Короче, примотал скотчем. В конце переползли очередную лужу, звучит команда: «Встать! Бегом марш!» - Я зачерпнул штанами воду из лужи. Вода провалилась в штанины. На ногах образовались «бурдюки», литра по два каждый. Вначале я этого не почувствовал. И тут – последнее ускорение, а я не могу бежать. «Бурдюки» мешают. Чтобы вода вылилась, надо штанины прорезать, а для этого нужно остановиться. И ничего острого с собой нет. Я отстал. Ко мне подбежали инструкторы: «Или ты сейчас догоняешь основную группу, или мы тебя снимаем». В общем, сошёл. Но ошибки учёл. В этом  году перед сдачей сделал небольшие надрезики на штанинах над скотчем, чтобы вода выливалась. После водной преграды я побежал дальше, а другие участники с «бурдюками» отстали.

Государство изнутри

- А краповый берет никогда не хотелось получить?

- Конечно, хотел, я ведь служил в спецназе. Но тогда возможности такой не было. Солдатам срочной службы не разрешали проходить испытания. Несмотря ни на что, по-моему, армия полезная всё-таки вещь. Когда туда попадаешь, понимаешь, что всё, что рассказывают про армию, далековато от истины. Там совершенно другая система ценностей, другое мировоззрение. Я посмотрел на армию изнутри и понял, что это – чётко организованная структура, чья деятельность обусловлена возложенными на неё задачами. В обычной жизни это оценить трудно, но в чрезвычайных ситуациях (военное положение или природный катаклизм) необходимо действовать по-военному чётко и быстро. От своевременности действий и полноты выполнения приказов командира зависят жизнь и здоровье людей. Армия вырабатывает какой-то особый запас прочности. Мой уровень физической подготовки позволил перенести службу без серьёзных стрессов.

- Почему вы выбрали профессию судебного пристава?

- Я всегда завидовал хорошо подготовленным физически и психологически людям: военным, полицейским. Хотя сам никогда не был щуплым очкариком… Всегда старался поддерживать себя в хорошей физической форме, занимался спортом. Но в то же время я видел, что спортивные единоборства оторваны от реальных ситуаций: у тебя один противник, и судья не допустит серьёзных травм, а врач окажет медицинскую помощь. Другое дело –  на улице: никогда нельзя сказать, сколько будет противников и сможет ли кто-то оказать тебе помощь. На работе я тоже понимаю, что могу рассчитывать только на себя. Во-вторых, посмотрев на армию изнутри, я теперь хотел посмотреть изнутри на государство. Я не понимал, как работает самая большая организация на территории самой большой страны. На основании чего работает? Что за люди там?

- Ну вот, посмотрели. Стали патриотом?

- На мой взгляд, патриотизм – это продукт зрелости. Он связан с вопросом независимости каждого человека. Новорожденный ребёнок беспомощен, он полностью зависит от родителей. Родители должны обеспечить ему условия для жизни и развития. В итоге к 18-20 годам он будет независим от родителей. Я стал независимым в широком смысле. Но я всё равно завишу от общества. И мне нужно сделать так, чтобы общество тоже зависело от меня. Я что-то делаю, мне за это платят. Общество получает человека, который производит материальные блага или услуги, человек получает материальное вознаграждение. Буду развиваться, чтобы меньше зависеть от общества. Государство от этого тоже выиграет.

- Никогда не хотели уехать из Ульяновска в Москву, например? Там платят больше.

- Но там и жизнь дороже. На самом деле в Ульяновске меня всё устраивает. Я часто слышу, что у нас для многого нет возможностей. Например, мои ровесники едут в Москву за работой, говорят, я хочу работать по специальности, но в Ульяновске нет такого предприятия. Но ведь если у нас чего-то нет, можно начать новую  деятельность и стать единственным представителем в выбранной сфере. Можно открыть своё производство или двигать науку. Мои знакомые пилоты в Сибири купили небольшой самолёт, пригласили техперсонал и несколько диспетчеров и начали своё дело – региональные авиаперевозки. Кстати, я слышал, что раньше в отдалённые районы Ульяновской области можно было на «кукурузнике» добраться. Я думаю, эта услуга сегодня была бы востребована.

Право на слабость

- Вот вы такой правильный, целеустремлённый, а по работе приходится иметь дело с «неправильными»  людьми. Они не следят за здоровьем, влезают в долги, нарушают миграционное законодательство. Как вы к ним относитесь?

- Я стараюсь придерживаться такой позиции: если человек что-то делает неправильно, он это делает не просто так. Возможно, человек столкнулся с новой для себя ситуацией и растерялся. Каждый человек может допустить ошибку. Он не становится от этого плохим. Надо попытаться разобраться, почему всё так случилось. Я учусь эффективно общаться с людьми. В этом помогает правовая и психологическая подготовка.

- Вы можете позволить другому человеку иметь слабости?

- Почему нет? У меня тоже есть слабости. Чем жёстче ты относишься к себе, тем больше нужно себе позволять. Я истязаю тело на тренировках. Если я не буду компенсировать это послаблениями, я просто-напросто заболею. Чем жёстче я создаю себе ограничения на тренировках, тем лучше мне нужно обеспечивать отдых.

- Как вы отдыхаете?

- Стараюсь так организовать свою деятельность, в том числе и трудовую, чтобы перегрузок не было.

- В карьерном плане есть цели?

- В службе судебных приставов можно получить навыки, которые будут ценны на любой работе. Развитие профессиональных навыков требует роста в физическом и психологическом плане. Нужно постоянно «прокачивать» мышление, получать дополнительные знания, образование.

В спортивных единоборствах куется характер и смелость, пропадает робость. Фото: АиФ / Елена Огнева

- А в личной жизни?

- В последнее время с этим сложности. Постоянные тренировки «съедают» личную жизнь, но, думаю, со временем это даст дивиденды.

- Какой должна быть современная девушка?

- Наверное, умная. Если с человеком неинтересно общаться, как можно с ним жизнь связать? Если человек умный, он будет следить за собой – и за телом, и за содержимым головы. Тогда и всё остальное будет в порядке, она будет красивой, подтянутой.

- А в соцсетях общаетесь? Или дом-работа-тренировка?

- Дом-работа-тренировка. Надо сначала с делами разобраться, а потом личная жизнь сама наладится.

- Вы курите?

- Не курю, и никогда не курил. Наверное, потребности нет. Никотин – это психоактивное вещество. Оно вызывает определённую реакцию кровеносной и нервной системы. Спазм сосудов влияет на головной мозг. В армии некоторые приверженцы здорового образа жизни начинали покуривать. И я почувствовал, что мне тоже иногда хочется закурить. Стал искать причины, почему мне хочется. Значит, где-то перегрузился. Устраняешь причину – исчезает потребность в куреве. С алкоголем то же самое.

- По-вашему, любовь – это зависимость?

- Я не рассматриваю любовь как зависимость. Любовь – это приятное дополнение к приятному общению.

- Что даёт зелёный берет – прибавку к зарплате? Повышение в должности?

- Нет, зелёный берет не дает преференций ни в продвижении по службе, ни в окладе. Просто доказал себе, что могу достичь поставленной цели. И порадовать друзей, знакомых, сослуживцев.

 

Елена ОГНЕВА, Фото автора

Источник: АиФ в Ульяновске


Опубликовано: 16.10.2014 в 10:13 
Просмотров: 688 

comments powered by HyperComments