Иделия Мухаметзянова: «Хотелось бы вывести татарскую и русскую культуры на мировой уровень»

Известная певица и музыкант рассказала о своём творчестве.

На «Первом канале» подходит к завершению очередной, уже третий по счёту, вокальный проект «Голос». Но до сих пор многие жители нашего региона помнят самый первый проект, в котором приняла участие наша землячка Иделия Мухаметзянова. Во время её кратковременного визита домой корреспондент «Главных Новостей Ульяновска» встретился с этой талантливой девушкой, которая поведала о своём творческом пути.

– Иделия, твои родители музыканты, расскажи о них.

– У меня папа – известный баянист, сейчас он не в Ульяновске, но родом отсюда. Здесь он окончил музыкальное училище, потом поехал в Казань – учиться в консерватории. Сейчас он занимается написанием музыки, аранжировок именно в татарском народном стиле, если так можно сказать, и, собственно говоря, всю жизнь занимается татарской музыкой. А мама моя – певица. В своё время она тоже пела татарские песни – не только народные, но и авторские.

– То, что ваша семья музыкальная, стало залогом твоей музыкальной деятельности?

– Ну, не знаю, стало ли – не думаю, что это была основополагающая причина, почему выбрала музыку. Да, само собой, с детства была окружена ей – можно сказать, с самой утробы. Воспитывалась на классической музыке, на татарской народной песне, но на самом деле мой творческий путь начался с джаза. Это ничем не объяснимо, не знаю, как это произошло, несмотря на то, что мои родители всегда слушали татарскую музыку и исполняли её. И у меня она была на слуху – как-то отошла от неё в своё время, а вот сейчас стала обратно возвращаться.

– Музыкальное образование ты получила в Ульяновске?

– Да, это были музыкальная школа (ныне ДШИ № 6) и музучилище имени Шадриной. А сейчас учусь в Российской академии музыки имени Гнесиных.

– Твоя учёба в музыкальной школе ознаменовалась одним интересным фактом.

– Да. Школу закончила не за семь классов, а за шесть – из пятого класса перешла сразу в седьмой. Так сделали для удобства, чтобы сразу после девятого пошла в музыкальное училище – и выбрала хоровое дирижирование. Потому что последние классы музыкальной школы уже увлекалась пением и, в частности, академическим вокалом и академическим хором. Эстрадной песней тоже, но в меньшей степени. В первые полгода обучения поняла, что джазовая музыка меня поглощает полностью и хотела бы отдавать ей гораздо больше времени, чем могу, учась на хоровом дирижировании. И как раз там стала знакомиться с людьми, которые, можно сказать, в какой-то степени сформировали мои дальнейшие вкусы, предпочтения и вообще то, чем сейчас занимаюсь.

– А чем же всё-таки джаз завлёк, захватил?

Не знаю. Это нечто необъяснимое, это особая музыка, тем более, когда человек впервые с ней знакомится. Здесь другая мелодика, другой ритм, энергетика, во многом отличная, например, от музыки классической. Не знаю, как это объяснить правильно – захватывает некий драйв. Если в традициях русской музыки у нас больше песенности, широты мелодии, основано больше не на ритме, а на мелодии, то в джазе больше на ритме. И вот как раз за счёт этого зажигаешься – может быть, это как раз и привлекло, не знаю.

– Расскажи о своём сотрудничестве с джазовым ансамблем «Академик Бэнд».

– Когда училась в музыкальном училище, Олег Григорьевич Зисер был моим педагогом по аранжировке, а я играла у него в оркестре. Он очень много мне, конечно, дал – и не только мне. Очень многие музыканты, также уехавшие в Москву, благодарны его школе. А поскольку он играет в «Академик Бэнд», он и привёл меня туда. В своё время обстоятельства сложились таким образом, что им понадобилась солистка. Постепенно стала вливаться в этот коллектив, а потом, уже в 2011-м году, мы съездили первый раз в Америку – в то время была на четвёртом курсе. По приезде домой я уже сдала госэкзамены и поехала поступать в Москву. И в 2012-м году, будучи студенткой первого курса, снова получила приглашение поехать в Америку. Это огромная не только музыкальная, но и жизненная школа, которую там прошла: получила знание «живого» английского языка,  увидела, как делается настоящее шоу. А в целом поглотила много разных культур, поскольку фестиваль, на котором мы выступали с «Академик Бэнд» дважды, – это международный фестиваль World Fest. В нём участвовали и музыканты, и танцоры, и певцы, и артисты различных жанров со всего мира: не только, из США, но также из Эквадора, Индии, Ирландии и Канады – практически со всего мира.

– Тяжело ли было покидать ансамбль «Академик Бэнд»?

– Нет, поскольку, во-первых, знала, что ребята с лёгкостью найдут новую солистку, потому что в то время у нас в музыкальном училище училась, и сейчас, по-моему, продолжает учиться Оксана Моисеева. Она очень хорошая певица, подающая надежды, поэтому сразу подумала, что у них есть уже замена. И потом, там не только женский вокал – и мужского достаточно. А во-вторых, до конца мы не расстались. Когда училась на первом курсе, то зимой приезжала домой и давала с ними концерты. Поэтому если намечаются какие-то концерты и нужен мой вокал – ребята сразу же мне звонят.

– Теперь перейдём к проекту «Голос». Ранее в интервью ты рассказывала, что всё произошло благодаря ролику с Юрием Аксютой.

– Да, что-то меня «зацепило» в его речи. То, как он описывал этот проект, поскольку он вообще оказался абсолютно новым для нашего телевидения и впоследствии уже перевернул, может быть, даже сознание многих людей, представление о том, какой должна быть живая музыка и какой должна быть музыка на телевидении. И мне просто захотелось вдруг поучаствовать, что-то во мне физически даже «щёлкнуло». Обычно стараюсь доверять своим инстинктам, которые мне что-то подсказывают. А потом у меня как-то запал немножечко пропал, потому что никак не получалось заполнить эту анкету.

– Времени не хватало?

– Нет, времени хватало. Просто, когда ты садишься с намерением всё подготовить и оформить, а там куча всяких вопросов, нужно что-то делать с файлами: как-то их ужимать, урезать – такая мелкая работа. И как-то это откладывалось на недели и даже на месяцы. И потом мне написал на тот момент интернет-друг Эльмир Низамов, тоже музыкант и композитор, который живёт сейчас в Казани, а родом из Ульяновска. Затем в программе «Пусть говорят» мы и увиделись в первый раз. Он-то меня и «подтолкнул», помог заполнить эту анкету и сказал такие слова: «Всё, езжай, покоряй».

– У тебя была уверенность, что тебе повезёт?

– Если честно, то нет, поскольку до этого нигде не участвовала и, в принципе, никогда не думала, что меня могут взять на какой-то подобный проект, потому что обычно есть эдакий поп-формат, как, допустим, на «Фабрике звёзд» было. То, что я называю «фастфудом». Хотя в данном проекте формат тоже в какой-то степени существует – и я убедилась в том, что там всё совсем не так. Скажу честно, была даже удивлена, когда мне позвонили где-то в начале сентября. Как сейчас помню: шла по улице, зашла в метро и смотрю, мне кто-то звонит. Сначала не ответила, и мне написали, что это «Первый канал». Стою и думаю: не отвечаю «Первому каналу», что уже само по себе весело. А затем всё закрутилось-завертелось, пошли съёмки.

– Каким образом наставники подбирают песни участникам проекта?

– Вообще, это долгий процесс, когда наставник даёт одно произведение, а руководство канала, например, говорит, что это слишком дорого и по авторским правам мы не можем взять эту композицию. Мне самой было интересно узнать тогда о том, что песни одного артиста – дорогие, у другого – менее. Когда ты выступаешь в подобном проекте – ты видишь всю эту подноготную, видишь, как это делается, ну не всё, может быть, а частично.

– Как у тебя складывалось общение с наставником Леонидом Агутиным?

– С ним, на самом деле, очень тёплое было общение. Как человек он мне показался довольно-таки сердечным и в то же время очень эмоциональным. У него очень тонкая натура, хотя образ на сцене немножечко другой: он там в какой-то степени брутальный. Даже если просто почитать те стихи, которые он пишет, можно увидеть его натуру. Иногда слежу за его страницей на «Facebook», на которой он частенько выкладывает какие-то свои жизненные впечатления.

– Что ещё было такого на проекте, о чём не знают зрители?

– Тогда мы не знали даже, что будет в следующем туре. Нам говорили буквально за неделю до съёмок, в каких парах будем выступать. Наставники  тоже не знали условий последующих туров, для них это было сюрпризом, что нужно выбирать столько-то людей, а столько-то вылетает.

– Как складывалась судьба тех, кто покидал проект? Наставники продолжали с ними сотрудничать, помогать?

– Хороший вопрос. Возможно, общение какое-то и существовало. Например, могла отправить какое-то своё новое произведение и услышать отзыв или совет. В первом проекте я лично не видела, чтобы наставники написали песню для своего подопечного или ещё что-то… Мы же взрослые люди, и мы уже сами должны двигаться дальше.

– Сейчас в каком направлении развивается твоё творчество?

После проекта «Голос» у меня происходит много всего. Первое – меня сразу же взяли в проект «Jazz Parking»: после первого моего выступления мне в «Facebook» написала Анжелика Алфёрова-Арутюнян. И стала сотрудничать с этим проектом, в котором очень много талантливых вокалистов, многие из которых и пошли в «Голос» и наоборот. Второе – меня нашёл лидер татарской группы «Шурале». Мы сейчас вплотную занимаемся написанием своей, авторской, музыки. Изначально ребята делали татарские мелодии в каких-то современных обработках с элементами фанка, поп, рок-музыки. Летом мы закончили создание музыки к татарскому фильму «Любовь – это дело сердца». Мы уже находимся в ротации на «Радио болгар». И всё своё свободное время посвящаю этой команде. Мне интересно делать что-то своё и отталкиваться от своих родных корней. И хотелось бы внести  вклад в нашу культуру и даже вывести татарскую и русскую культуры на мировой уровень, чтобы нам было не стыдно показывать свои произведения, свои творения людям со всего света.

– Ты говоришь, что свободное время посвящаешь татарской музыке, татарской культуре. А как же друзья, родные, личная жизнь?

Ну, это само собой. Надо уметь правильно распределять своё время. Когда приезжаю домой, то общаюсь только со своими родными, друзьями, родителями. А в Москве вплотную занимаюсь только творчеством. На какие-то выходные могу выйти на пробежку в парк, посетить спортзал или пойти в театр.

– И твои пожелания нашим читателям на наступающий Новый год.

– Читателям хочу пожелать в новом году верить в себя, любить друг друга и наслаждаться каждой минутой прожитой жизни, не оглядываясь на ошибки. И, конечно же, счастья!

 

Сергей ГОРОХОВ

Фото из личного архива Иделии Мухаметзяновой


Опубликовано: 17.12.2014 в 16:46 
Просмотров: 1473 

comments powered by HyperComments