Владимир Кустарников: «На моем спектакле родня поняла – я не последний лох»

В конце февраля в Ульяновском областном драматическом театре им. И.А. Гончарова состоится бенефис заслуженного артиста РФ Владимира Кустарникова.

Артисту исполнилось 50 лет. На юбилейном вечере зрители увидят премьерный показ спектакля «Федор Иоаннович» и театральный капустник.

На этот торжественный вечер входные билеты уже раскуплены, потому что Владимир Кустарников – любимец ульяновской публики. Этот актер десять лет подряд получал «Приз зрительских симпатий», и поэтому администрация театра решила больше не проводить голосования среди зрителей, заранее зная результаты опроса: победителем опять станет Владимир Кустарников.

Владимир Кустарников служит в ульяновском театре драмы уже почти тридцать лет. Сюда его пригласил художественный руководитель и главный режиссер театра драмы Юрий Копылов.

Впервые Владимир Кустарников вышел на ульяновскую сцену в спектакле «Ричард II», который поставил по пьесе Уильяма Шекспира Юрий Копылов. Тогда эта постановка была выдвинута на фестиваль «Дружба народов», а актера Владимира Кустарникова критики назвали молодым Михаилом Чеховым.

Владикавказ
- Владимир Кустарников - единственный артист, на спектакли которого билеты в кассе продаются за полчаса, - признается директор ульяновского областного драматического театра Наталья Никанорова. - Когда мы были с гастролями во Владикавказе, с первого дня нашего там пребывания организовался фан-клуб Владимира Кустарникова: девочки провожали его до гостиницы и брали у него автографы. Местные актеры относились к этому очень ревностно.

На последний спектакль, который проходил во Владикавказе, приехала из Железноводска Татьяна Михайловна, мама Володи Кустарникова. Вместе с ней прибыли и его многочисленные родственники: целая делегация из 19 человек.

- Перед началом спектакля я вышла на сцену и сказала, что в зрительном зале присутствует мама Владимира Кустарникова, которая в это время сидела в третьем ряду, - продолжает Наталья Никанорова. - Как только я это произнесла, зал взревел так, что мы даже вовремя не смогли начать спектакль. Публика скандировала: «Маму на сцену! Маму на сцену!». Бедная мама разрыдалась… Потом я ее спросила: «Ну, как вам сценическая игра сына?». И она произнесла: «Я сына не видела вообще…». Во время спектакля от нахлынувших чувств ее лицо заливали слезы…

Ереван и Израиль
- А когда гастролировали в Ереване, были очень удивлены, что публика «Двенадцатую ночь» знала наизусть. Вы представляете, зрители проговаривали текст раньше артиста! Там все очень темпераментны и эмоциональны. И, как только выходил Кустарников в образе Мальволио, сидящие в зале тетки восклицали с армянским акцентом: «Слушай, какой красавчик!». Они громко разговаривали во время спектакля, и все ему сочувствовали. Вы помните знаменитую сцену из спектакля с платком? Она длилась на полчаса дольше, чем обычно. А когда Владимир вышел на поклон, зрители его схватили и унесли за сцену. После спектакля журналисты спросили: «Вы армянин?». Он ответил: «Нет, я русский». И ему сказали: «Не может быть». Не поверите, но у одного из спрашивающих от горечи даже хлынули слезы…

А в Израиле директор театра сказала: «Следующие гастроли в сентябре. Мне все равно, какие спектакли ты привезешь, но без Кустарникова можешь не приезжать».

Почему бы и нет
Легендарного ульяновского актера любят в театре все: от директора до уборщицы. Но, несмотря на огромную зрительскую любовь и симпатию со стороны коллег по цеху, Владимир Кустарников в жизни - человек очень скромный. Он редко общается с журналистами и, по его признанию, никогда не читает то, что о нем пишут в прессе.

- Скажите, пожалуйста, Володя, как вы решили стать театральным актером?

- В детстве я не был примерным мальчиком. И поэтому мама меня отдала в драмкружок. Там мы ставили спектакли, и режиссер сказал: «Ты пойдешь в артисты». Я подумал, почему бы нет. Хотя, когда учился в школе, хотел быть поваром и на большом корабле ходить в открытое море к чужим берегам. Но потом решил поступить в театральное училище. И… меня туда не приняли… Только на следующий год поступил: выбора не было, потому что за меня все решила моя мама.

- Вам пятьдесят лет. Ощущаете свой возраст?

- А то вы по себе не знаете… Мне как будто до сих пор 17 лет. Когда мы не смотримся в зеркало, чувствуем себя лучше: зеркал лучше в доме не иметь и в паспорт не смотреть.

Долгое время со стариками я разговаривал, как с пожилыми людьми. И лишь после того, когда в Саратове, где учился, познакомился с Георгием Штерном, у которого жил на квартире, понял, что этот человек юн и воспринимает все так же живо и адекватно, как и мы. Хотя он был 1903 года рождения, и ему тогда уже исполнилось 83 года.

- Вы прекрасный артист, который уже давно имеет звание заслуженного актера. В Москву не хотите перебраться?

- В разные годы были приглашения и из Москвы, и из Питера, и даже из Вильнюса. Отвечал: «А на кого я оставлю ульяновский театр и Копылова? Они же без меня осиротеют». Тут все дело в семейственности и преданности. Амбиции-то у меня есть, но приглашения в другие города всегда категорически отметаю. В свое время меня позвал в Ульяновск Юрий Семенович Копылов, и значит, я должен быть здесь, в Ульяновске. Можете назвать это собачьей преданностью или как-то еще, но в этом театре мне все родное: исследованы все колосники, знаком каждый из работников многочисленных цехов. Здесь я «кум министру и сват королю». И представить себе не могу, как буду ходить по Москве, а мне никто не скажет: «Здравствуйте!». Привык, что в Ульяновске со мной все подряд здороваются. И мне это так нравится! Смотрю на актеров, которые приехали в Ульяновск еще до меня и уезжать не собираются. Это и Сергей Кондратенко с Ириной Янко, и Михаил Петров со своей супругой.

Что меня ждет там? Вселенская слава? Хорошо, конечно, но где ее добудешь? Я не артист кино: в этом вы сами можете убедиться, посмотрев фильм, который этим летом снял Александр Лебедев, один из актеров нашего театра.

 - А что вас до сих пор так привлекает в Ульяновске?

 - Люблю местного зрителя, потому что он особенный. И это отмечают все, кто приезжал в Ульяновск. Они говорили: «Это поразительно, но такого зрителя, как у вас, нет нигде». И мы, актеры, это чувствуем и сами, катаясь с гастролями по разным городам. В чем отличие? Не знаю. Возможно, Юрий Семенович Копылов воспитал некую «прослойку» зрителей, которые интересуются театром. Есть еще один подобный город: Южно-Сахалинск. В нем бизнесмену, который не пришел на премьеру, друзья могут и не подать руки…      

- А любимый режиссер у вас есть?

- Как зритель очень люблю спектакли Петра Фоменко. А как актеру мне не хватает нашего режиссера Юрия Семеновича Копылова. С ним было особенно интересно работать в «застольном» периоде. Пьесу он разбирал потрясающе. Правда, сценические ходы, которые мы с ним находили, читая пьесу, быстро сметались, когда мы выходили на площадку. Он говорил: «Как же? Мы же только что разобрали». Знаете, мне его действительно сильно не хватает. Скажете, привычка? И что мы много лет вместе работали? Может быть. Да, интересных режиссеров много, но я обожаю работать в комедии. Мне нравится, когда ее ставит режиссер нашего театра Евгений Редюк. Хотя он способен поставить не только смешные, но и серьезные спектакли. Но у него дар - ставить комедии.

- Какие роли больше нравятся актеру Кустарникову: комедийные или трагедийные?

- Комедию играть гораздо труднее. Играя серьезный репертуар, мы больше затрачиваемся душевно и играем от сердца. Это для нас дорого: чем больше мы из себя выплескиваем, тем больше получаем взамен. И поверьте, нам это нужно. В комедии получаю одно удовольствие, в трагедии - другое. Но везде – кайф! Мне импонирует то, что я нравлюсь зрителю. Говорю это без кокетства. Когда вижу улыбки и слышу аплодисменты это для моей души - бальзам. А чем еще жить, кроме улыбок, аплодисментов или слез? Другой жизни в театре у меня нет. Семья, дом - это одно, а театр – другое. Этим живу, и мне это необходимо. 

- Вы заслуженный артист Российской Федерации…

- Когда мне хотели присвоить звание заслуженного артиста, я сказал: «Ребята, ни в Калифорнии, ни в Женеве нет такого звания. Только в России придумали эти регалии». Мой однокурсник, заслуженный актер Российской Федерации, режиссер Сергей Пускепалис ответил: «Вова, ты получаешь звание не для себя, а для родителей». И с ним я согласен. А однажды Евгений Редюк пошутил: «Актер должен стремиться стать народным, чтобы его дети стали детьми народного артиста».

- Почему на своем бенефисе вы будете играть в классической пьесе, а, к примеру, не в комедии?

- Русская литература невероятно тонка, красива, мощна и при этом психологически глубока. Вы знаете, что Ивана Гончарова суфии признают как одного из своих? Нет? А  после Гончарова литература стала еще глубже, шире и интереснее. «Царь Федор Иоаннович» - это тот материал, который мне очень интересен. К тому же считается, что вершина мировой драматургии - «Гамлет», а российской - «Царь Федор Иоаннович»

 - Как ваши родственники относятся к вашей профессии?

- До того, пока они не приехали во Владикавказ и не увидели спектакли нашего театра, особо толковым в семье меня никто не считал: артист и есть артист. Но они побывали во Владикавказе во время моих гастролей и посмотрели спектакль с моим участием, и теперь я в нашей большой и дружной семье на хорошем счету. Семья у нас огромная: не бывает двоюродных или троюродных братьев и сестер. Мы все – родня, потому что растем вместе и живем рядом. Посмотрев спектакль во Владикавказе, все они поняли, что я занимаюсь довольно интересным делом и что в этом деле я - не последний лох.

- Общаетесь со своими однокурсниками?

- Очень редко. Могу сказать, что человек я достаточно замкнутый и по телефону разговариваю не больше пяти минут. Меня нет ни в одной социальной сети, кроме как «ВКонтакте». Там - под псевдонимом. Близких друзей у меня нет. Наверное, я из поколения шестидесятников. Я – кухонный. Люблю разговоры на кухне. И также мне интересно работать на сценической площадке в нашем театре.

- Вы учились с известным актером Женей Мироновым?

- Учился на одном курсе. Тогда уже было заметно, что он тонкий человек.

- Кроме пьес что-то читаете?

- В свое время у Михаила Веллера в «Гуру» прозвучала фраза: «Меньше читай, больше перечитывай». Не стесняясь, гоняю одни и те же книги по кругу: мне нравится открывать для себя что-то новое в уже прочитанном. За новинками книжного бизнеса не слежу и новых авторов для себя не открываю. Новые произведения - редко. Виктора Пелевина открыл для себя, когда уже вся страна им «переболела». Знаю, что через год буду перечитывать «Господ Головлевых»: заново открыв для себя это произведение два года назад, не могу успокоиться до сих пор. Михаил Салтыков-Щедрин пишет великолепно! У него такой слог! Абзацы виртуозные, а фразы построены так, что хочется перечитывать снова и снова...

Лариса ЯРДАЕВА

Фото автора


Опубликовано: 24.02.2015 в 08:00 
Просмотров: 2766 

comments powered by HyperComments