Психолог Ирина Балдуева: «В спецназе меня обязали заниматься спортом»

Как себя подготовить к стрессовым ситуациям.

Майор внутренней службы, психолог служебно-боевой подготовки отдела специального назначения «Шквал» УФСИН России по Ульяновской области Ирина Балдуева спасла тонувшую в бассейне девушку. В эксклюзивном интервью корреспонденту «Главных новостей Ульяновска» Ирина рассказала, что у человека три вида реакции на стресс: борьба, побег и стоп-реакция. Какая реакция проявится в конкретной ситуации, предугадать невозможно…

«Никогда не думала, что буду работать в УФСИН»

Ирина окончила факультет психологии УлГУ (тогда это был ещё филиал МГУ). Учиться ей было интересно.

– Мы изучали генетику, семейную психологию, психологию личности, психологию управления. На первом курсе в обязательном порядке – логику, высшую математику, статистический анализ. Эти предметы требовали большего упорства в освоении, чем гуманитарные науки. Психолог должен уметь работать не только с отдельным человеком, но и проводить срез эмпирических данных до и после тренингов, чтобы понять, насколько эффективным было то или иное воздействие. Ребята пришли развитые, подготовленные интеллектуально, ориентированные на учёбу. Наша студенческая жизнь очень отличалась от нынешней. Интернета не было. Мы ходили во Дворец книги и в другие библиотеки. Не везде можно было сделать ксерокопию, поэтому часто приходилось переписывать материал из книжек в тетрадки. Помимо учёбы, ходили по адресам, проводили социальные опросы. Я тогда не общалась ни с военными, ни с МЧС. Вообще не предполагала, что свяжу свою судьбу с УФСИН. В систему попала, можно сказать, случайно: искала работу, а они – сотрудника.

Больше девяти лет Ирина проработала экспертом-психологом в центре психодиагностики военно-врачебной комиссии, потом её перевели в уголовно-исполнительную инспекцию. Вот уже два года Ирина готовит бойцов отдела специального назначения «Шквал» к командировкам в горячие точки.

– Ирина, как вы попали в спецназ?

– Меня пригласил начальник отдела Алексей Жибоедов. Поначалу было непривычно: мужской коллектив, я - единственная женщина. Хотя на самом деле меня все знали, так как я работала экспертом-психологом в центре психологической диагностики. Все, кто устраивается на службу, проходит через этот центр. Когда меня пригласили в спецназ, поставили условие: я должна заниматься спортом. Я и до этого бегала легкоатлетический кросс за отдел специального назначения на спартакиаде УФСИН, даже когда не являлась сотрудником «Шквала». В некоторых видах соревнований нужна была женщина, а в спецназе тогда были только мужчины. Участвовала в лыжных соревнованиях. Получается, закрывала два вида спорта. Сейчас тренировок стало больше. Все спецназовцы должны иметь отличную физическую подготовку. В этом году в спартакиаду включили ещё и плавание.

– Кроссы, лыжи, стрельба… Ещё и плаваете хорошо?

– Когда пришла в бассейн, поняла, что на самом деле правильно плавать-то я и не умею. Я просто держалась на воде. Сейчас осваиваю различные стили. 18 марта была моя третья тренировка. Я пристроилась к группе студенток, которых тренер обучала плаванию. Она и мне подсказывала, когда я делала что-то не так. Потом мы все пошли учиться прыгать с тумбочки. И тут одна из девушек закричала, что её подруга тонет. Я обернулась и увидела, что девушка опускалась на дно лицом вверх. Я никогда не видела, как люди тонут. Было ощущение нереальности происходящего. У меня мелькнула мысль, что три пловца-спецназовца в это время сидели в раздевалке на первом этаже, вот бы их позвать, но пока я добегу, пройдёт много времени, а счёт шёл на секунды – девушка уже лежала на дне без движения. Мне показалось, что прошло очень много времени, хотя я понимала, что в таких ситуациях время растягивается. У меня и раньше случались ситуации, когда нужно было быстро реагировать, но я замирала. Всегда рядом был муж, он реагировал первым. А в бассейне мужа рядом не было. Первой среагировала тренер. Она прыгнула в воду в чем была: в спортивном костюме, в кроссовках, зацепила девушку, но не смогла подхватить и стала звать помощь. Я поняла, что действовать надо здесь и сейчас. Зажала нос и сиганула в воду «бомбочкой». Нырнула, схватила девушку за руку, стала толкать наверх, держа над собой. Девушка была как  большая кукла. На поверхности её подхватила тренер, потом подруги вытащили её из воды и посадили на бортик. Она не дышала. Нужно было срочно оказать первую помощь, освободить лёгкие от воды. Я перевернула её через левую руку и начала стучать по спине. Девушка задвигалась. Тут подбежала медсестра. Я передала её медикам и отползла в сторонку. Думаю, мавр сделал своё дело, мавр может отдыхать. Меня всю трясло.

Стресс – это хорошо

– Как специалист я понимала, что происходит с моим телом. То, что тряслись руки и ноги – это нормальная реакция на стрессовую ситуацию. Для преодоления трудностей выделяется избыточное количество энергии. Через такую тряску организм сбрасывает энергию, которая не пригодилась. Я обрадовалась, что реакция пошла так быстро. Когда человек справляется со стрессовой ситуацией, у него идут одни процессы. Если не справляется, кается, переживает, думает, что надо было сделать так, а не эдак, пытается остановить себя, заставить не думать, не дрожать, не плакать, напряжение в организме сохраняется, и последствия могут быть негативными. После сильного возбуждения организм должен вернуться в норму. Если этого не происходит, в следующей ситуации напряжение нарастает, потом ещё. Накопившееся напряжение выплёскивается по любому поводу. Например, толкучка в общественном транспорте. Кто-то очень быстро вспыхивает, кто-то нет. Не то чтобы человек подавляет реакцию, просто у него изначально нет такого высокого уровня, потому что внутренне он находится в равновесии. Организм всегда даёт нам возможность вернуться в равновесие, просто нужно к нему прислушиваться. Особенно ярко это проявляется у маленьких детей. Они могут громко кричать, плакать навзрыд, валяться в истерике, топать ногами, скрипеть зубами и даже подпрыгивать от злости. Словом, дети позволяют своему телу выплеснуть негативные эмоции. А взрослые им говорят: «Так себя вести нельзя». Социальные ограничения, которые мы на себя накладываем, не дают выразить переживания, эмоции накапливаются внутри и проявляются потом в виде болезней.

– До какой степени можно позволять себе выражать эмоции?

– Когда злишься, нужно злиться. Когда печалишься, нужно плакать. Эмоция проходит, реакция завершается. Бывает, люди злятся на что-то, но сдерживаются, а потом выплёскивают негатив на других. Поэтому существуют комнаты эмоциональной разгрузки, релаксационные занятия, спорт, жёсткие фильмы, во время которых люди переживают эти эмоции. Или идут курить.

– А что делать некурящим?

– Самое эффективное быстродействующее средство – это, как в армии: упал-отжался. Или просто сделайте несколько глубоких вдохов-выдохов.

– Можно ли как-то подготовить себя к стрессу, чтобы не впасть в ступор в критической ситуации?

– Конкретный совет дать невозможно. Люди всю жизнь учатся правильно поступать в стрессовых ситуациях. У нас есть три базовых реакции – бегство, нападение (борьба) и замирание (стоп-реакция). Сложно сказать, как человек поведёт себя. А людей, которые не прошли специальную подготовку, спрогнозировать вообще невозможно. Во время автокатастроф и авиакатастроф часто люди в панике убегают с места происшествия. Осознание приходит намного позже.

– Занятия спортом помогают?

– Когда мышцы работают, тело отзывается по-другому, благодарит хозяина за то, что он содержит его в порядке. Приходит мышечное удовольствие от нагрузки, хочется больше заниматься. И волевые качества воспитываются. Так что спортом заниматься нужно обязательно. В здоровом теле – здоровый дух.

Фото автора


Опубликовано: 12.04.2016 в 17:00 
Просмотров: 881 

comments powered by HyperComments