Ульяновец совмещает работу врачом и американский футбол

Руслан Нурмангазиев рассказал, как решил заняться таким видом спорта и как ему работается в областной больнице.

Руслан Нурмангазиев работает инструктором-методистом ЛФК в отделении острого нарушения мозгового кровообращения регионального сосудистого центра в Ульяновской областной клинической больнице. Почти год он помогает встать на ноги людям после инсульта. Оказалось, что Руслан не только врач, но и спортсмен. Причем, он занимается далеко не самым простым и безопасным  видом спорта – он играет в американский футбол.

Ульяновский врач-спортсмен встретился с корреспондентом сайта «Главные новости Ульяновска» и рассказал, как попал в медицину и почему решил заняться именно американским футболом.

-Почему вы решили стать врачом?  

- Я учился в  колледжном классе в школе. После него  можно было  пойти в политехнический и дальше продолжить обучение по специальности «Программист». Многие пошли, многие не пошли. Кто-то начал учиться и поступил на первый курс в университет.  Нужно,  наверное,  было уже тогда идти туда, куда я потом пришел – только время потерял. Поступил в Политех на вечернее отделение, чтобы днем работать. Так три года отучился. Параллельно работая, параллельно учась. Как закончил, понял, что меня ни коем образом не тянет идти работать по специальности – я закончил факультет ФИСт, специальность ЭВМ. Работал в сфере агентских продаж, когда нужно было интернет продавать, заключение договоров в юридических фирмах. Не лежала к этому всему душа. Наверное, в то время в школах неправильная профориентация была.  Если бы был шанс что-то поменять, то сразу после 11 класса нужно было идти на медицинский. Потому что и по биологии всегда все получалось, и по химии. После того как я закончил Политех, на следующий же год я поступил в УлГУ  на специальность «Адаптивная физическая культура для лиц с отклонением в состоянии здоровья». Единственная альтернатива была – это педагогический, но там только педагогическая специальность. Медицина есть, но там не такой уклон. Там было два варианта – физкультура и медицина.

- Почему именно адаптивная физкультура?

- Если честно, то, наверное, все-таки только из-за медицины пошел туда.Главная причина выбора профессии - это желание помогать людям.  На физкультуру можно было  поступить и это был бы более легкий вариант. Я подумал, что медицина все-таки мне поможет. Когда пришел в деканат, мне там объяснили приблизительную разницу, я тоже не совсем был знаком с такой специальностью как реабилитолог.  Я думал, для этого достаточно средне-специальное   получить в медколледже. И что учиться,  получать высшее для этого вовсе не обязательно. На самом деле уклон серьезный такой.  Мне пришлось догонять своих одногруппников, так как  я поступил сразу на третий курс. Разницу предметов я сдавал сам – порядка 19 предметов за 6 или 7 месяцев сдал. Конечно, все это параллельно основной учебы и сессиям. Самым сложным предметом была анатомия. Но это база – физиология и анатомия человека. Закончил университет в 2015 году.

- Как пришли работать  в больницу?

- Пришел  в областную больницу в прошлом году, то есть чуть меньше года назад. До этого работал в детской психоневрологической поликлинике №2. Работал там с детьми с ДЦП. Практику до этого там же проходил. Проводил гимнастику для детей до 15-16 лет. Потом уже была дипломная научная работа на базе «Радуги».  Там уже инсультные больные, но использовались при работе более современные техники – например, электростимуляции и механотерапия с обратной связью – это кровать, которая шагает, заново учит ходить. По сути, это следующий этап реабилитации, то,  как она должна проходить. Но не всегда все происходит именно так. Бывает, люди сами не хотят дальше продолжать или родственникам все равно на проблемы близкого человека.

- Тяжело было работать с детьми с ДЦП?

- Со взрослыми детьми, которые более или менее ходят,  с ними проще. Но с маленькими, у которых нарушено сознание, поражены нервная система в плане когнитивных  функций, отсутствует восприятие информации и ребенок не коммуникабелен, с ними тяжело. Гимнастику делать им больно, мышцы в гипертонусе, их нужно тянуть. Это больно. Ребенку ведь не объяснишь, что нужно потерпеть. Родителям это тоже не объяснишь – они начинают нервничать. С детьми тяжелее работать, чем со взрослыми.

- Как вы попали в областную больницу?

- Устроился сюда сам. После получения диплома, начал искать работу.  Выпуск у нас был 21 или 22 человека, по специальности пошли работать лишь четверо, я в их числе. В областную пришел в прошлом году.  Занятия с пациентами здесь строго индивидуальные. Методист ЛФК приходит в палату к конкретному пациенту, знакомится с историей его болезни, составляет план реабилитации и начинается сам курс реабилитации.

- С какими заболеваниями к вам чаще всего попадают?

- Чаще всего с ишемическим инсультом. Инсультов вообще всего два – ишемический и геморрагический. Ишемический – это нарушение кровообращения в определенных участках головного мозга. Геморрагический – когда разрывается сосуд и кровь поступает во внутримозговое пространство. Страшным и более фатальным является геморрагический инсульт. Ишемический также опасен, но если вовремя удалось оказать помощь – это уже зависит от работы «скорой помощи», реанимации, то последствия будут менее катастрофическими для человека.

- Пациенты охотно идут на реабилитацию?

- Не всегда все зависит только от них. Многое зависит от их близких – нужен первый толчок, мотивация.  Иногда эта мотивация должна исходить от родственников, иногда от меня. Это в том случае, если родственников вообще нет или они находятся в шоковом состоянии и пока не понимают, что нужно делать. Иногда бывает, что у человека нарушено сознание и восприятие, он не понимает речь и сам не может ни чего объяснить, сказать. Это последствия болезни. В таких случаях немного тяжелее начать курс реабилитации. Сейчас просто нет определенного места для большинства больных после острого периода болезней, травм, операций (не только нашего отделения), и они остаются предоставлены сами себе, и вынуждены полагаться на, не всегда, достоверные и квалифицированные источники пособий и планов восстановления.

- Вы используете уже готовые методики или что-то разрабатываете сами?

- Готовых методик большое количество по разным болезням и диагнозам. Реабилитация нужна ведь и тем, кто получил какие-то травмы, это и послеоперационный период и даже беременность. Реабилитация нужна практически любому человеку.  У нас на факультете часто говорили: «Спорт калечит, а физкультура – лечит». Разница между ними в том, что у спорта могут быть какие-то достижения, а у физической культуры – нет, ведь это то, что человек делает именно для себя. Методики использую готовые, но периодически их чем-то дополняю, ведь одни и те же упражнения быстро надоедают  и тебе, как методисту, и больному.  Не у всех моих пациентов нарушено сознание. Большинство из них – адекватные, активные люди – все сами выполняют, повторяют за мной.

- Вы не только врач, но и спортсмен. Каким видом спорта занимаетесь и как пришли к нему?

- До того момента, пока я не получил травму, был обычный футбол. После обычного футбола был долгий перерыв, после которого меня позвали в команду. Сейчас  занимаюсь американским футболом.  У американцев принято говорить, что футбол это там, где мяч носят в руках. После травмы, четыре года назад, кто-то из друзей предложил попробовать сыграть в американский футбол. Я очень давно хотел попробовать, я всегда понимал разницу между американским футболом и регби, смотрел фильмы. Мне было интересно это лет с 20. В этом спорте сочетаются сила, тактика и скорость.  В тактику входит и скорость мышления, и скорость восприятия между игроками команды. Вопреки расхожему мнению, в американском футболе люди не просто друг друга бьют – здесь есть тактика. Если один участник команды что-то сделает не так, то это отразится на всех членах команды. За четыре года игры мы участвовали и в товарищеских матчах за различные клубы. Например, в прошлом году мы участвовали в межрегиональном турнире по версии «Арена футбол» - это когда команды играют не 11 на 11 игроков, а 8 на 8 это было связано с тем, что кадров недостаточно в команде. Не все могут постоянно приходить на тренировки, участвовать в играх, тем более на выезде.

- У вас своя команда?

- Да, называется «Sentinels», в переводе означает «Часовые». Есть еще женская команда по американскому футболу – «Амазонки». Но женщины не играют в контактную версию, они друг друга не бьют. Там есть определенные флаги, которые висят на поясе и чтобы остановить игру, с игрока нужно сдернуть эту ленточку. 29 февраля в Ульяновской области была официально открыта федерация по американскому футболу.  На самом деле проблема в команде – это не травмы, как все думают, а нехватка кадров. Приходят ребята пробуют – у кого-то получается, у кого-то нет и они уходят, но кто-то остается и продолжает пробовать дальше. Есть и те, кто приходят просто сделать селфи в красивой экипировке и уйти. Есть и такие – с ними мы сталкиваемся очень часто.

- Сколько сейчас человек в команде?

- Около 25 человек. Плюс, минус  5 человек. Почему так? К примеру, ребята из УВАУГА – иногородние, многие игроки уезжают в другие города и там остаются.

- Тяжело совмещать работу врачом и спорт?

- Не просто. По спорту нужно выдерживать определенный режим – это не про меня, а вообще. Иногда нужно питаться по режиму, для тех кто собирается нарастить мышечную массу.  В таком случае питаться нужно каждые два-три часа, определенными порциями – нужно носить с собой это все на работу. Поэтому тяжело совмещать.  Но про себя я бы не сказал, что тяжело – мне рабочий график позволяет и работать, и заниматься спортом. Другое дело, когда я работаю вне рамок больницы – бывает кто-то из пациентов просит им дополнительно помочь, в другие больницы приглашают позаниматься, где нет таких специалистов. Тренировки все равно не каждый день, поэтому стараюсь не пропускать. К тому же, кроме обычных тренировок, нужно заниматься самостоятельно – в домашних условиях, в залах, кардионагрузки – зимой это лыжи, летом – велосипед.

- А как вы тренируетесь?

- Бегаю. Я живу в центре, бегаю поодаль от оживленных трасс. Плюс в домашних условиях тренируюсь, тренажерный зал. Но на последнее не всегда хватает времени и финансовых возможностей.

- Какие планы на будущее в спорте?

- Недавно мы должны были играть межрегиональный турнир по американскому футболу с  Самарой и Саратовом, но за четыре недели решили отказаться от участия – игроков у нас мало для этого. Пришлось бы играть  на износ, а это могло бы привести к увеличению количества травм в команде. Тренерский состав посоветовался со всей командой, и решили отказаться от участия. Но товарищеские игры в этом сезоне пока еще никто не отменял.  Они обязательно будут.  В этом году пересмотрели тренерскую деятельность в команде, решили разбить ее. Теперь каждый тренер закреплен за определенной позицией игроков и будет тренировать узко направленно шесть человек вместо 15-20, то есть тренировки будут более качественными. К тому же, сейчас начали приходить новички в команду, поэтому в товарищеских играх мы точно будем участвовать.  Спорт - вне политики. Зачастую, мы сталкивались с равнодушием и негативом, так как наш футбол - непатриотичен. И этим людям не важно, что европейский футбол из Англии, хоккей из Канады, баскетбол из США! Американский этот футбол только по названию, суть и характер в нем русский, и на поле проявляются настоящие сила воли и сущность настоящего мужчины. К тому же, в команде найдется место для любого игрока, не важно какими антропометрическими данными он обладает. Мы просто хотим играть, не преследуя никаких корыстных целей, хотим, чтобы наши земляки и близкие гордились нами, хотим показывать хороший и зрелищный футбол! И поэтому, мы не всегда понимаем, когда видим помощь и поддержку командам из других видов спорта, которые не особо её ценят и в ней нуждаются. 

- Ваша работа помогает быстрее восстановиться после полученных на тренировках, играх травм?

- Да. Последнее время ко мне начали обращаться ребята из команды – старые травмы дают о себе знать. У нас многие считают, что американский футбол – самый травмоопасный  вид спорта. Это не так.  На первом месте находится баскетбол, на втором – велоспорт и только потом идет американский футбол.  У большинства игроков нашей команды травмы были получены еще до прихода в команду. В основном – проблемы с коленями, отрыв или разрыв связок, голеностопные суставы. Мелкие травмы с пальцами всегда есть.  Новички по незнанию как ловить мяч, получают подобные травмы.

- Вы говорили, что ранее получили травму, из-за которой пришлось бросить футбол. Она не мешает вам заниматься американским футболом? Какие травмы вы получаете?

- Нет, полученная травма мне не мешает. Из серьезных травм были перелом одного ребра и трещина в другом. Мелкие – ушибы мягких тканей, голеностопные  суставы, пальцы почти все были выбиты. Но все эти травмы я получил не на тренировках, а уже во время игр, во время контакта с противником. Травмы получал в играх из-за собственных ошибок. Сейчас уже проще с травмами становится – в процессе обучения, пролистывая книги, встречался с травмами, которые получал. И теперь ты знаешь, что надо делать и что сделал тогда не так.  Это все остается как отпечаток на будущее.

- А как у медика, есть планы на будущее?

- Конечно, это повышение квалификации. Такие курсы проводятся, но проводят их как правило в других городах и в очень неудобное время.  К  примеру, каждую осень. Даже если я за свой счет захочу туда попасть, возможно, таких курсов уже не будет. В областной больнице мне нравится, хочу продолжать здесь работать и, конечно, хочется профессионального роста. Сейчас читаю книги по травматологии – то, что может пригодиться команде, если мы будем на выезде. На товарищеских матчах, в отличие от межрегиональных турниров, не всегда есть медики. Может понадобиться помощь при травмах, нужно элементарно уметь отличить ушиб от растяжения, разрыва.

Фото из личного архива Руслана Нурмангазиева


Опубликовано: 19.05.2016 в 09:17 
Просмотров: 975 

comments powered by HyperComments