Александр Яшин: "В Ульяновске нет такого должностного лица, которое нельзя снять"

Уполномоченный по борьбе с коррупцией рассказал о своей работе в прямом эфире.

Вопрос коррупции беспокоит абсолютно всех жителей Ульяновской области – практически все сталкивались с неподобающим отношением сотрудников госорганов, медперсонала и прочих. Отчасти мы и сами в этом виноваты – придя к врачу на прием, многие несут торт и пачку чая, к учителю – без шоколадки не подойдешь, а уж если решить какой-то вопрос посерьезнее - стоит огромных денег. Все это и есть коррупция. Уполномоченный по борьбе и противодействию коррупции в Ульяновской области Александр Яшин побывал в гостях студии сайта «Главные новости Ульяновска» и рассказал, что такое коррупция, и все ли так страшно в нашем регионе, как мы это себе представляем.

Эфир провел Дмитрий Берг.

- Люди не верят, что борьба с коррупцией – это что-то серьезное? Может, у вас есть какая-то статистика?

- Понятие верят - не верят оно относительно. Данные, которыми я на сегодняшний день располагаю, говорят несколько о другом – люди верят. То, что люди уже обращаются с вопросами к нам,  говорит о том, что они неравнодушны. А если они неравнодушны, значит, они верят в успех, волнуются, задают вопросы. Если бы люди не верили, у меня бы не было такого большого количества общественных помощников – на сегодняшний день есть представители почти в каждом населенном пункте.

- Это секретные люди?

- Нет, это не секретные люди. На сегодняшний день – это 476 человек. Мало того, что они не секретные, их данные, контактные телефоны, по которым их можно найти, опубликованы в средствах массовой информации. Кроме того, они избирались на сходах, на собраниях, выдвигались трудовыми коллективами, то есть это те люди, которые не зависимы от принадлежности к той или иной партии, половых и возрастных критериев. Главный критерий – чтобы им доверял народ и чтобы сами они были честными и желали заниматься данной деятельностью. Сейчас активно работают межвузовские студенческие комиссии, антикоррупционные центры создаются.

- К примеру, сотрудники ГИБДД берут взятки с автомобилистов. Взятки относятся к коррупции?

- Да, конечно. Давайте разберемся, что такое взятка. Раньше я был сотрудником правоохранительных органов, последнее место – начальник Управления по борьбе с организованной преступностью, и в мою компетенцию входила как раз борьба со взятками. Для того, чтобы задокументировать взятку, чтобы она прошла через суд и все фигуранты получили по заслугам, нужно проводить комплекс оперативно-разыскных мероприятий. Обязательно должен быть заявитель, должны быть либо деньги, либо документы, то есть предмет, который может быть зафиксирован в протоколе, что он вручен человеку, который готов участвовать в разоблачении того или иного коррупционера во взяточничестве. Он получает меченые деньги или документы. Нельзя сразу пойти и задержать кого-то. Это все готовится, чтобы были доказательства, что деньги взяты. Самое главное, чтобы были люди, желающие заниматься изобличением взяточничества, готовые пойти на сотрудничество с правоохранительными органами и готовые просигнализировать о факте вымогательства, готовые отстаивать это в суде.

- На кресло какого должностного лица с помощью вас мы можем замахнуться?

- На любое. Ограничений нет. Самое главное, чтобы человек был уверен, что ему это нужно, чтобы он был готов пойти и перенести все возникшие неудобства.

- Это же допросы, опросы, очные ставки?

- Да, все противоречия, которые возникают в ходе следствия, их нужно устранить, чтобы дело пошло чистое и чтобы человек, который получил взятку, понес заслуженное наказание.

 - А вы можете телефон ваш дать?

- Конечно, могу даже сотовый. Я его не скрываю. Записывайте – 8-927-814-88-99. Кроме того, есть 470 моих представителей, которым можно передать информацию, если это какое-то отдаленное место, и если люди боятся, но хотят просигнализировать. В таком случае мы просто получим информацию и уже тогда будем думать, как ее реализовать, как найти тех людей, которые смогут принять участие в документировании этого сложного преступления. Эти представители вообще имеют полное право 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, независимо от выходных и праздников звонить мне, и мы уже вместе разбираемся, принимаем решения.

- Мы можем обратиться к вам уже по факту или можем вести подготовительную работу?

- Без ограничений – и по факту, и можно с подготовительной работой.

- Есть ограничения по сроку давности самого факта дачи взятки?

- Когда уже все произошло, это очень сложно доказывается. Человек, взявший один раз, непременно возьмет и второй раз, то есть человек перешагнул ту линию дозволенного и недозволенного, то, что взял – оно заканчивается, и хочется еще. А уже привык к такому. Поэтому нужно поставить под контроль деятельность того или иного должностного лица.

- Перейдем непосредственно к вашей должности. Откуда она появилась и откуда, так сказать, появилась возможность вам ее занять?

- Вообще, я уже второй уполномоченный по борьбе с коррупцией в Ульяновской области. До меня, с 2008 по 2013 год, эту должность занимал Александр Павлов. Нужно сказать, что на территории Ульяновской области вопросам борьбы и противодействию коррупции по крайней мере последние 10 лет уделяется большее внимание, чем в других субъектах. У нас законодательство прогрессивное, и мы являемся «пилотной» площадкой, где закон по борьбе с коррупцией был принят на полтора года раньше, чем федеральный закон. Мы - один из субъектов, где создана должность уполномоченного по борьбе и противодействию коррупции. Я пришел на эту должность в 2013 году, у меня есть опыт работы – более 30 лет я отработал в правоохранительных органах, занимался именно выявлением и документированием преступлений коррупционной направленности. После этого поработал директором комбината, посмотрел, что такое производство. Потом еще два года проработал главой администрации Инзенского района. Опыт, полученный во время работы на данных должностях, позволяет работать в данной сфере.

- Это назначение по факту?

- Должность предложил занять губернатор. Я принял предложение, после чего все уполномоченные проходят процедуру голосования в Законодательном собрании, то есть рассказываешь кто ты, что ты, проходишь все проверки, Общественную палату.

- Как собеседование?

- Согласование, можно так сказать. Много неудобных вопросов было задано.

- А можете какой-нибудь из них нам озвучить?

- Как сейчас помню, вопрос был от члена Общественной палаты: «Извините, вот вы рассказываете о себе. А у вас, говорит, из-под пиджака погоны торчат, а вы тут собираетесь всех посадить». Я это учел в плане каких-то профилактических мер.

- Есть ли средства, чтобы можно было выявлять людей, которые, можно сказать, предрасположены?

- У нас данная работа многогранная. Помимо того, что на сегодняшний день есть институт общественных представителей, у нас есть курс – антикоррупционный анализ правовых актов. Это одна из наших обязанностей. На основании этого мы определяем, где у нас зона наибольшего коррупционного риска, то есть зона повышенного внимания. Там мы проводим свои мероприятия. Кроме того, у нас разработан и запущен проект «Антикоррупционная почта»: в каждом населенном пункте в доступном месте любой человек может анонимно или легитимно сообщить о фактах. Мы рассматриваем все сообщения – анонимные, групповые, коллективные, подписанные от другого лица. Самое главное, смотрим на фактуру – есть она или нет. Данные ящики у нас опечатываются, закрепляются в том числе представителями администраций и в обязательном порядке моими общественными помощниками, то есть отдельно его вскрыть кто-то не может. Жесткая установка – регистрируем все, а там уже будем разбираться.

- Эти ящики контролируют ваши помощники, помощников контролируете вы. Но вы тоже человек, кто контролирует вас?

- Каждый год я отчитываюсь. В этом году у нас получился большой отчет. Каждый человек имеет право задать свой вопрос по любому изложенному в отчете факту, если не все понятно или что-то ставится под сомнение. Выступаем с этим докладом перед депутатами, где они как слуги закона задают удобные и неудобные вопросы. Нужно держать ответ. Я занимаю государственную должность, мои запросы обязательны для исполнения практически всеми, то есть инструментов для решения вопросов предостаточно. Главное – эффективно и правильно их использовать. Я такой же человек, и требования законодательства распространяются на меня. Я декларирую свои доходы, их проверяет прокуратура. Все как у всех людей, чиновников.

- Если к вам подойдет знакомый и попросит, нужно пробить один вопрос. Будет ли это коррупционной составляющей?

- Знаете, я в милиции работал на высоких должностях. Как-то не было ни одного раза, чтобы кто-то подходил с каким-то таким вопросом.

- А вообще, это коррупционная составляющая?

- Конечно. Коррупция – это злоупотребление властью, то есть я воспользовался данной мне властью для решения того или иного вопроса в обход действующего законодательства. Пусть даже это не личный вопрос.

- Вернемся к ящикам, куда можно отправлять письма о фактах коррупции. Есть ли другие какие-то формы – электронные, современные, «Твиттер» тот же самый?

- У нас действует сайт уполномоченного с действующей обратной связью, куда за прошлый год поступило более 150 обращений. Всплески обращений начинаются тогда, когда выявишь что-то громкое, слухи начинают расползаться, и тогда люди начинают обращаться. Это цепная реакция на выявленные факты. Каждый понедельник с 9.00 до 17.00 у нас проводится прием по личным вопросам. Если я выезжаю в населенные пункты, я стараюсь проводить там прием.

- А вы слежку за собой не чувствуете, когда приезжаете в районы?

- Всякое бывает. Я бы не сказал, что руководители районов рады нашему приезду.

- Нет утечки информации? Человек не узнает заранее, что на него поступил сигнал?

- По крайней мере, за 2,5 года и до этого, когда я работал в правоохранительной системе, не было ни одного человека, который бы поделился со мной информацией, и в числе преследуемых, наказанных, несогласных, не было. Таких фактов, думаю, не будет. Я знаю, что такое государственная тайна, я знаю, как ее хранить.

- Коррупция у нас была всегда. Почему именно сейчас в этом плане такой резонанс? Практически на каждом углу мы слышим про коррупцию.

- Я бы не сказал, что это шумиха. Это результат целенаправленной работы. На сегодняшний день, особенно в условиях действующих санкций, наследий 90-х годов, мы не можем не использовать такой потенциал, как административные рычаги. Коррупция на сегодняшний день – это один из самых больших тормозов, которые мешают развитию экономики. Поэтому правительство, президент, губернатор, гражданское общество видят – с этим дальше мириться нельзя и дальнейшего развития не будет. Вы посмотрите, что у нас с бизнесом творится. Только бизнес более или менее поднялся, на плаву стал держаться, тысячи желающих найдутся, как бы прибрать этот бизнес под себя или хотя бы что-то с этого поиметь. В основном, это все коррупционные моменты. И если на сегодняшний день всем не проснуться, мы так дальше и не будем развиваться.

Подробное интервью с Александром Яшиным вы можете посмотреть на нашем сайте.

Фото из архива сайта


Опубликовано: 09.06.2016 в 12:31 
Просмотров: 844 

comments powered by HyperComments