Фестиваль «Ломы» - с чего всё начиналось

Человек, заложивший традиции авторской песни в Ульяновске.

12 августа на поляне близ села Ломы, примерно в тридцати километрах от Ульяновска, стартует очередной фестиваль авторской песни «Ломы-2016». За последние несколько лет он стал привычным для ульяновцев местом, где можно совместить все прелести летнего отдыха на природе с культурной программой. Массовость фестиваля неуклонно растёт, хотя список почётных гостей за последние годы практически не меняется.

Мало кто знает, что истоки этого фестиваля лежат ещё в далёких 80-х годах прошлого века, а первые «Ломы» состоялись вовсе не в Ломах. Да и сама идея организации фестиваля возникла из печального события, о котором нынешние организаторы песенного слёта предпочитают не вспоминать. В январе 1984 года от сердечного приступа скоропостижно скончался Евгений Александрович Сиголаев, один из основателей и президент Ульяновского городского клуба авторской песни. Первый фестиваль, положивший традиции «Ломов», состоялся в июне того же года. И назывался он «Встреча клубов самодеятельной песни Поволжья памяти Е.А. Сиголаева». Под таким названием встречи проводились ежегодно до самого переворота 1991 года. Правда, по каким-то причинам лесники тогда запретили проводить слёт на привычном теперь месте, и его перенесли на берег Волги в районе Захаровского рудника. Слёт не был столь многолюдным, как сейчас, да и за массовостью никто не гонялся. Зато собирались здесь практически все барды Поволжья, функционеры клубов, проводились конкурсы, заключались «контракты» на проведение концертов в различных городах, проходили лекции и семинары. Например, семинар на тему «Как КСП взаимодействовать с комсомолом» проводил тогдашний секретарь горкома ВЛКСМ Владимир Рыжих…

Однако сейчас, накануне очередного фестиваля, хотелось бы напомнить о том человеке, с имени которого всё начиналось. Евгений Александрович Сиголаев был кадровым военным. До войны он окончил Ленинградское военное училище и стал офицером-связистом. Медали, в том числе боевые – «За оборону Киева», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», свидетельствуют о его долгом и трудном пути по дорогам войны. Однако он почти никому не рассказывал свою военную биографию - даже родственникам и друзьям. Дело здесь вовсе не в том, что рассказывать было не о чем. Дело в том, что его послевоенная жизнь была наполнена яркими событиями и не оставляла времени предаваться воспоминаниям.

После демобилизации в 1946 году Евгений Александрович вернулся в Ульяновск и устроился работать на единственный в городе радиоузел. Потом он восстанавливал радиоузел в Сенгилее, благо был с собой целый чемодан трофейных радиодеталей. Там же родились две дочери. Казалось, жизнь идёт своим чередом и едва ли будет возможность сделать что-либо действительно выдающееся. Но многочисленные таланты и страсть к самообразованию не давали ограничиться двумя обычными основами жизни – семьёй и работой.

Отец Евгения Александровича до революции был регентом церковного хора, а впоследствии руководил русским народным хором, который был известен не только в Ульяновской области, но и гастролировал по всему Советскому Союзу. Музыкальные способности в полной мере передались от отца к сыну. Люди, знавшие Евгения Александровича в 1950-60-х годах, утверждали, что он мог сделать музыкальный инструмент из чего угодно – хоть из пилы. Кроме этого, он профессионально владел аккордеоном, контрабасом, банджо, гитарой, фоно...

Евгений Александрович работал над оборонными проектами - сначала на радиоламповом заводе, потом – на механическом. О том, что он был не рядовым инженером, говорят многочисленные свидетельства об изобретениях, но «физик» в нём легко уживался с «лириком». Вокальный ансамбль, которым он руководил, не раз удостаивался наград на областных смотрах самодеятельности. Джазовый коллектив, который он создал, был популярнее в городе, чем иные приезжие знаменитости. Документальные фильмы любительской киностудии, в создании которых он участвовал, занимали призовые места на всесоюзных конкурсах. Помимо всего этого, он успевал играть за заводские команды по волейболу, футболу и водному поло. И последние годы его не очень долгой, но необычайно насыщенной жизни были полны событиями не меньше, чем те, что принято считать «порой расцвета».

В 1976 году в Ульяновске возник клуб самодеятельной песни, и одним из его основателей стал Евгений Александрович. Именно тогда развернулся в полной мере его организаторский талант. Вскоре после создания клуба в Ульяновске прошёл фестиваль, о котором вспоминают до сих пор как о чём-то феерическом и невозможном – «Гамбургский счёт». В качестве участников конкурса на нём выступили такие барды, как Леонид Сергеев, Александр Суханов, Вероника Долина, Александр Дулов и многие другие, чьи имена теперь стали чуть ли не легендой. Впрочем, конкурсанты сами же были и членами жюри. В бытность Евгения Александровича президентом КСП масштабные фестивали авторской песни проводились в Ульяновске ежегодно, концерты бардов – практически каждый месяц и всегда при переполненных залах. Его упорство и дар убеждения позволяли порой делать невозможное. 25 декабря 1981 года именно в Ульяновске прошёл первый в стране вечер памяти Владимира Высоцкого – не на кухне, а в тысячном зале ДК Профсоюзов (ныне ДК «Губернаторский»), куда смогло попасть не больше трети желающих. Он вовсе не ломился в начальственные кабинеты с орденскими планками наперевес, хотя, конечно, его авторитет как ветерана войны играл свою роль. Он умел находить общий язык с людьми независимо от занимаемой должности, при этом не поступаясь собственными принципами.

В тот период его жизни никто уже не видел в руках Евгения Александровича гитары или другого музыкального инструмента – он делал только то, что кроме него никто сделать не мог, справедливо считая, что каждому делу – своё время. Видимо, по той же причине он старался не слишком оглядываться в военное прошлое. В январе 1984 года его не стало. Он умер внезапно от сердечного приступа, и всем, кто его близко знал, было трудно в это поверить. Казалось, человек такой неиссякаемой энергии и светлой души должен жить вечно. Судьба отпустила ему не слишком много – всего 64 года, но каждый из них по своей насыщенности и полноте был сопоставим с целой человеческой жизнью.


Опубликовано: 08.08.2016 в 10:00 
Просмотров: 1971 

comments powered by HyperComments