Молодежная политика Ульяновской области – искусство невозможного?

Сегодня на одном из ульяновских порталов был размещен пост из ЖЖ дневника лидера ульяновских молодогвардейцев Эдгара Красаускаса. В своей записи Эдгар выступил с довольно-таки жесткой критикой молодежной политики региона. В принципе, смысл посыла текста легко угадывался из заголовка: «Молодежи больше нужны не КВНы, а жилье с работой».

Причины появления текста, скорее всего, прозаичны: единственным адресатом послания является губернатор области. По слухам, совсем недавно свой пост руководителя департамента по молодежной политике региона покинул Сергей Терехин, и должность «главного по молодежке» стала на время вакантной. В этом плане – пост Эдгара – своего рода «заявка на участие» с обозначением программы действий по исправлению ситуации.

Казалось бы – нормальный пример подковерной борьбы слоя молодой региональной бюрократии за посты и ресурсы с ними связанные. Но вот что огорчает, так это сам факт этой скрытой борьбы, когда критический текст может появиться только в определенные моменты, под определенные события (понедельничное аппаратное совещание в Правительстве региона) и для одного читателя (С.И. Морозова).

Беда молодежной политики Ульяновской области – в ее узком кадровом составе: на протяжении 10 лет состав ее активных деятелей практически не менялся, как и не менялись формулировки традиционных упреков одной группы влияния (находящейся на периферии принятия решений) к другой (которая стояла у руля). Все как будто застыло в этом сонном мире, все движется и повторяется по кругу.

И если всерьез задуматься, чем в действительности может являться эта молодежная политика в нашем регионе, то мы вряд ли сможем дать достойный и адекватный ответ. У нее (этой политики) нет ни достойных целей, ни эффективных инструментов для их достижения. Можно ли остановить отток молодежи из региона в столицы? Нет, это естественные процессы трудовой миграции, это проблема масштаба региональной экономики и темпов ее развития. Отток снизится только тогда, когда рынок труда и спрос на рабочую силу молодых уравновесит (хотя бы примерно) аналогичный спрос в столицах. Можно ли удержать молодых специалистов на селе? Тоже нет, можно лишь адресно и точечно оставить «узких» профессионалов, способных по минимуму обеспечить функционирование сельских школ, больниц и прочих объектов соцкульта. Здесь тоже мифическая «молодежная политика» не способна творить чудеса, здесь главенствуют другие отрасли и инструменты.

Что можно было в этом плане тогда вообще ожидать от этой политики развития молодежи? Ответ, как мне кажется, мог лежать больше не в сфере государственного управления и борьбы за посты «молодежных руководителей». В этом бульоне инициатив, мнений и энергичных шагов должна была вызревать критическая масса «новых лиц», молодых людей, желающих и умеющих ломать и менять привычные границы административного и чиновничьего, способных делать дело без ожидания и выспрашивания «грантов», способных говорить открыто, остро и злободневно всегда и в любых кабинетах, а не только в определенные моменты политической конъектуры, вызванной «межцарствием» нового начальника по делам молодежи. Где эти люди и почему они не появились… или куда уехали и когда вернуться? А пока что будем с отсутствием какого-либо интереса следить за очередной схваткой приевшихся глазу «молодых вожаков» за право занять высокое кресло.

Борис Егоров

Из архива Эдгара Красаускаса


Опубликовано: 03.02.2014 в 16:07 
Просмотров: 1379 

comments powered by HyperComments