И швец, и жнец, и бизнес-планов творец

Тридцать процентов экономически активного населения Ульяновской области зарабатывают на жизнь с помощью малого бизнеса. Стоит ли этому радоваться?

Самозанятость, понимаете

По данным правительства региона, 76% новых рабочих мест, созданных в области за первое полугодие 2011 года, открыты в малом бизнесе. Как у всякой медали, здесь две стороны. С одной – явный эффект от усилий государства по вовлечению в предпринимательство «свежих сил»  и от не иссякающей в последние два года поддержки активных и «малых». С другой – все явственнее кадровые издержки крупных компаний и предприятий.

Высвобождением персонала оборачивается не только затухание производства, но и его модернизация. Чем более автоматизированы и стандартизированы производственные и бизнес-процессы – тем меньше рабочих рук они требуют. Потому новые рабочие места в компаниях «выше среднего» – либо появление серьезных заказов и расширение сферы деятельности, либо открытие «новоиспеченных» предприятий в рамках инвестпрограмм. Но это всего лишь 24% от общего количества вновь созданных рабочих мест. Так что пока инвесторы осваивают финансовые средства на стройплощадках своих будущих объектов, малое предпринимательство вербует в свои ряды активных, неуспокоенных и склонных рассчитывать на себя.

9852 рабочих места (именно столько появилось в январе-июне в малом бизнесе Ульяновской области) – это по численности почти УАЗ. Или «Контактор», «Утес» и Ульяновский механический вместе взятые. Но считаем дальше. Как сообщает Департамент развития экономики и предпринимательства Минэкономики региона, за полгода в нашей области  зарегистрировано 4930 новых субъектов предпринимательской деятельности, в том числе 1,5 тысячи юрлиц. Значит, индивидуальных предпринимателей «прибыло» на 3430. А каждый «субъект предпринимательской деятельности» создал в среднем 1,9 рабочего места.

Что это, как не самозанятость? С точки зрения снижения уровня безработицы – замечательно. С точки зрения вовлечения в активную жизнь выпускников вузов – тоже хорошо. И даже по налогам неплохо. Бюджетные поступления от предприятий малого бизнеса перешагнули в Ульяновской области миллиардный рубеж еще в прошлом году. И это только по единому налогу на вмененный доход и «упрощенке».

Но с точки зрения экономики, будь то конкретный регион или отдельно взятая  страна,  самозанятость – не панацея. И малый бизнес – отнюдь не двигатель прогресса (за исключением разве что венчурных инновационных предприятий). Да, мы привыкли слышать о высокой доле малого бизнеса в странах Европы, привыкли говорить, что это есть показатель диверсификации экономики. Но вот цифры. Русскоязычный «Форбс» приводит данные GlobalEntrepreneurshipMonitor за 2009 год: наибольший процент населения владеет новыми и недавно созданными бизнесами в Уганде (33,6%), Гватемале (26,8%) и Йемене (24%).  А меньше всего их в Японии (3,3%), Бельгии (3,5%) и Гонконге (3,6%). По данным OECD Factbook 2009, наибольшаясамозанятость наблюдается в Китае (51,2%), Турции (41,9%) и Греции (35,9%). Наименьшая – в Люксембурге (6,1%), США (7,2%) и Норвегии (8%). В комментариях нет смыла.

Разумеется, неплохо, когда существует возможность выбора – идти в найм (хорошо бы туда, где этот найм достойно оплачивается) или становиться свободным (относительно свободным) хозяином своего дела.  А если такая возможность минимальна? Очередная партия рекрутируемых в ульяновский малый бизнес, например, – высвобождающиеся военнослужащие. Если ликвидация Ульяновского высшего военно-технического училища связи даст региону 800 новых субъектов малого предпринимательства – так ли уж это хорошо?

Будьте всегда готовы

Нет, мы не против малого бизнеса. «ДО» знает активных, интересных, неординарных людей, которые ввязались в это рискованное и хлопотное дело 15-20 лет назад и до сих пор могут дать фору любому молодому конкуренту. Мы неоднократно писали об историях успеха тех, кто делает то, что любит и от чего получает удовольствие. Как и о том, что поджидает на бизнес-пути этих активных и инициативных.

«ДО» будет радо оспорить расхожее мнение, что малое – враг хорошего, рассказав об участниках конкурса «Бизнес-успех», который проводит «Опора России». А потому мы становимся информационным партнером этого конкурса. Речь лишь о том, что не бывает однозначно белого и черного. Всякий плюс перетекает в минус, а минус оборачивается плюсом. Как для экономики, так и для ее «субъектов». А тем, кто идет сегодня в малый бизнес, надо понимать, что их ждет и какие требования к ним предъявят.

Задача, публично сформулированная в августе: к 2015 году налоговые сборы с малого бизнеса в Ульяновской области должны увеличиться на 1 млрд. рублей.  Сегодня консолидированный бюджет региона получает с активных и малых порядка 1,2 млрд. Значит, за четыре года надо нарастить объем вдвое. В первую очередь – за счет экстенсивного роста субъектов малого бизнеса, увеличения их числа. Например,  потенциал роста налоговых поступлений от малого предпринимательства в правительстве региона видят в переходе с личных подсобных хозяйств на крестьянско-фермерские («им – дополнительные меры поддержки, а нам – улучшение показателей»).

- Надо понимать, какие категории населения перспективны для рекрутирования в малый бизнес, – говорит губернатор Сергей Морозов. И подчеркивает, что в текущем году это уволенные в запас военнослужащие и сотрудники правоохранительных органов плюс, естественно, молодежь.

Еще одна задача, возведенная в ранг региональной значимости: к 2013 году выйти по  заработной плате до среднего уровня по Приволжскому федеральному округу. А потому уже в 2011 году среднеобластная зарплата должна повыситься по сравнению с 2010-м на целых 18%. Конечно, самым щедрым работодателем станет не малый бизнес. Но и ему  нужно держаться в общем тренде.

Межведомственные комиссии, созданные для роста налоговых сборов и уровня зарплаты, экономика предприятия интересует мало. На долю ФОТ в структуре расходов они не очень-то смотрят, рентабельность их не волнует. Контраргумент для разводящего руками предпринимателя таков: «Мы тоже поднимаем зарплату бюджетникам. И мы тоже платим высокие налоги».В том числе за счет усиления давления на бизнес. На кого «давить» бизнесу? На конечного потребителя, повышая цены на свои товары и услуги. Выросшие цены «поглощают» выросшую зарплату. Круг замкнулся.

Заманили и забыли?

Темпы создания новых субъектов малого бизнеса в Ульяновской области – одни из самых высоких в стране. Официальные отчеты гласят, что по динамике роста зарегистрированных малых предприятий на 100 тысяч жителей мы второй год подряд четвертые по России, по плотности малого бизнеса (количеству МП на 100 тыс. жителей) – 28-е.

Но малый бизнес на то и малый, что как легко рождается, так же легко и сходит на нет. Департамент развития экономики и предпринимательства сообщил, что с начала 2011 года закрылось (ликвидировано) на 833 субъекта малого бизнеса больше, чем годом ранее. Отчасти причиной тому – наведение налоговиками порядка с «мертвыми душами»,  отчасти – резкий скачок страховых взносов с фонда оплаты труда. С обязательным отчислением в социальные фонды 34% с зарплаты ряд бизнесов становится просто бессмысленным.  Но появляются новые льготы для очередных категорий юрлиц и ИП – и снова количественный рост. 

О мерах и способах поддержки малого бизнеса сказано немало: попытки снижения административных барьеров и государственного администрирования, субсидирование процентной ставки по банковским кредитам и договорам лизинга, гарантии регионального Фонда поручительств при недостающей залоговой базе, всевозможное обучение и просвещение. Центры поддержки малого бизнеса созданы в каждом районе Ульяновской области, и каждый готов просвещать, консультировать, помогать и подсказывать. Но темпов роста снижать не хочется.  А потому, заявляет власть, нужны новые идеи и новые стимулы. Идет речь об изменении структуры малого бизнеса, увеличении его инновационности.

Чего не хватает в активной поддержке малого бизнеса – так это, пожалуй, прозрачности.  Каждый, кому интересны цифры, может увидеть их на официальном сайте правительства региона (раздел «Аналитика»). Довольно информативен сайт регионального департамента развития предпринимательства. Однако узнать, кто те счастливчики, что получили помощь государства в 2010-2011 годах, не представляется возможным.

Вице-президент «Опоры России» Александр Бречалов, приехавший в Ульяновск для пропаганды конкурса «Бизнес-успех», рассказывает об опыте Татарстана: там издают каталоги с перечнем фирм, получивших господдержку. Новостные порталы Омской области поименно называют победителей конкурсов предпринимательских грантов. Ульяновцев же потчуют общими цифрами: на 1 августа 2011 года подано 220 заявок на гранты, 93 рассмотрены, 55 одобрены. На общую сумму 17 млн. рублей…

И еще одна тревожная нотка. Появились сообщения, что заявку на конкурс грантов на создание собственного дела могут подать лишь обладатели сертификатов, прошедшие  обучение на семинарах Департамента развития экономики и предпринимательства. Что это, как не искусственное ограничение конкуренции? Почему ульяновский предприниматель должен быть «и швец, и жнец, и бизнес-планов творец»?

Кстати говоря, именно неравные конкурентные условия называют одним из главных препятствий для развития бизнеса в Ульяновской области участники августовского исследования ОГУ «Аналитика». Причем респондентами здесь выступают не начинающие предприниматели – действующие.  С политической ситуацией в регионе, считают они, – нормально, с коррупцией – терпимо, но очень серьезны проблемы с инфраструктурой и теневым сектором. Проблемы с электроэнергетикой и транспортом назвали главной помехой развития предпринимательства в Ульяновской области около 10% опрошенных (по России таких 2%). И если в среднем по стране  высокий уровень конкуренции и теневого сектора экономики считают помехой для своего бизнеса 8% предпринимателей, то в Ульяновской области – 12%.

Как заявляют ульяновские предприниматели, из-за преступных действий (краж, грабежа, вандализма, поджогов) они теряют 3,6% выручки. Это в пять раз выше, чем в среднем по России (0,7%). Высокие потери от преступности влекут за собой высокие расходы на безопасность – более 5,5% от выручки. Больше,  чем в среднем по России (1,81%),  в три раза. Как сообщает Минэкономики, суммарные потери предприятий региона от преступности и расходов на безопасность составляют порядка 9,2% от выручки. Это больше, чем средний уровень рентабельности предприятий по Ульяновской области (в 2010 году – 8,4%). То есть в среднем потери ульяновского бизнеса из-за преступности превышают доход от продаж.

Не случайно появление уполномоченного по правам предпринимателей в Ульяновской области оценивают двояко. С одной стороны – желание губернатора всячески поддерживать малых, с  другой – острая необходимость в «персональной защите». Как сказал кто-то недавно, мы живем в такой стране, где дети, инвесторы и предприниматели одинаково нуждаются в защите. И в словах этих больше горечи, чем сарказма. Впрочем, пока страна – в очередных «предвыборах», поддержка потенциального электората будет продолжаться. Пользуйтесь, пока есть возможность.

Людмила ИЛЬИНА.

"Деловое обозрение"