Леонид Рошаль считает, что Ульяновску нужны новая психбольница и тубдиспансер

На днях в Ульяновске побывал президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль – пожалуй, самый известный российский педиатр, на перечисление всех заслуг которого не хватит знаков на газетной полосе. В нашем городе он обсудил создание Ульяновской общественной медицинской палаты и побывал в нескольких лечебных учреждениях.

- Мы плотно занимаемся защитой медработников, в том числе в суде, - доказывает полезность медицинской палаты Леонид Рошаль. – Таких организаций, как палата, больше нет.

С одной стороны, может показаться, что общественная медицинская палата – это нечто вроде профсоюзов. Об этом спросили и врачи, однако, Леонид Михайлович опроверг такое сравнение.

- Профсоюзы занимаются социальными вопросами, а медицинская палата – профессиональными, - объясняет Рошаль. – Единственное, в чем мы схожи – это то, что решаем вопросы о заработной плате.

Создание условий для врачей – это одно из важнейших направлений в работе медицинской палаты. Рошаль уверен, что врачи у нас потрясающие, им нужны только условия. Сейчас появляются в больницах аппараты КТ (компьютерная томография) и МРТ (магнитно-резонансная томография). Это одна из заслуг модернизации, хотя Рошаль называет ее не модернизацией, а реанимацией. Действительно, после 90-х медицину в стране осталось только восстанавливать. Врачей не хватает в некоторых районах страны до сих пор, особенно это касается сел. Виной тут, как считает президент Национальной медицинской палаты, упразднение практики распределения врачей. Леонид Михайлович считает, что ее нужно вернуть.

Оценил Рошаль и ситуацию в Ульяновской области. По его мнению, областной больнице остро необходим новый хирургический корпус. Кроме того, региону нужен тубдиспансер и новая психиатрическая лечебница.

КСТАТИ

 «Чердаклинский симптом» от известного доктора

70 лет назад я был у вас в Чердаклах в Ульяновской области. Я был тогда в эвакуации и пошел в первый класс в этом поселке. Мальчик я был стеснительный, каким и остаюсь. В начале урока у меня заболел живот. Я терпел-терпел, но потом все же отпросился домой. Пришел скрученный. Бабушка была дома, спросила у меня: «Что случилось?» - «Живот, - говорю, - болит». Пришел военный врач, осмотрел меня, сказал, что это острый аппендицит, надо везти в город и делать операцию. Была зима, и почему-то собирались транспортировать меня на самолете. Пошли за санками, чтобы меня положить и отвезти к самолету. А перед тем, как везти, у меня бабушка спрашивает: «Лень, ты в туалет хочешь?» - «Нет», - говорю. «Ну сходи в туалет». Я сходил, и все боли прошли. С тех пор, когда я смотрю детей на предмет острого аппендицита, я всегда спрашиваю: когда последний раз ходил в туалет? Вот такой вот «симптом Чердаклов».

 

Сергей ГУРЬЯНОВ

"Комсомольская правда. Ульяновск"