Юрий Вяземский спел для ульяновских журналистов и рассказал о своей мечте

Вчера в регионе подвели итоги очередного этапа всем известной викторины «Умники и умницы».

Вчера в доме-музее И.А. Гончарова состоялся финал региональной гуманитарной олимпиады для школьников «Умники и умницы». В финал вышли девять ульяновских школьников, которые достойно выдержали все испытания и показали свои отличные знания.

После игры известный ведущий, основатель телепередачи «Умники и умницы», кандидат исторических наук, профессор, заведующий кафедрой мировой литературы и культуры факультета международной журналистики МГИМО Юрий Вяземский встретился с ульяновскими журналистами и ответил на их вопросы.

Общаться с Юрием Павловичем оказалось легко — он рассказывал истории из жизни, шутил и даже спел песню, которую в детстве исполнял гостям, стоя на стуле.

- В одном из интервью вы сказали, что изучаете много материалов по вопросу гениальности и природы творчества. Вы могли бы кого-нибудь из известных ульяновцев назвать гением, и есть ли гении среди наших современников?

- Понимаете, среди современников наверняка есть гении, но я их не могу назвать. Потому что для того, чтобы оценить гениальность, надо, чтобы прошло хотя бы 30-40 лет после смерти человека. Это с одной стороны. А с другой стороны, гений - это довольно серьезное дело, а у нас сейчас модно это слово. У нас сейчас этот гений, тот гений. Не хочется как-то этим разбрасываться. Гений — Пушкин, Гончаров - гений.

- А Ленин?

- С Лениным тяжело. Понимаете, для меня все-таки гений - это то, что идет от Бога. А Ленин - он, конечно, величайшая фигура. Могут всех забыть, а Ленина будут помнить. Ленина, Сталина, Гитлера, Мао Цзэдуна. Для меня лично, в моей системе координат, Ленин - это демон. У Лермонтова было: «Печальный демон, дух изгнанья, летал над грешною землей». Этот не был печальным. Этот устроил такую контрреволюцию! Честно говоря, то, что называют Великой октябрьской социалистической революцией, поскольку я марксист и очень уважаю Маркса, я бы назвал Великой октябрьской феодальной контрреволюцией. Ленин вернул Россию назад.

- Как вы сами говорили, вы вашу передачу создали для собственного развлечения. Но она уже столько лет живет! 24 года исполняется. Не так много на российском телевидении таких долгожителей. Если и есть, в основном развлекательного характера. Ваше мнение - почему интеллектуальная игра так долго живет?

- Я знаю три таких программы: «Умники и умницы», «Что? Где? Когда?» и «КВН». «Поле чудес» — это не наша, а покупная программа. Живет она исключительно благодря Леониду Аркадьевичу, потому что народ обожает его, обожает песни и пляски, подарки, приз в студию, обожает его усы. Передача-то, по сути, вообще никакая. Я бы ее переименовал. Вот есть же «Вечер с Ургантом». То я бы назвал передачу «О! Якубович! О!». Просто есть телепрограммы, которые были созданы с учетом нашего телезрителя, с учетом того, что их создатели играли сами и им это было интересно. Это очень важно, когда тебе это интересно, и ты этим горишь.

- Актерское образование помогло вам в создании передачи?

- Я не уверен, что это мне помогло. Дело в том, что актером-то я был с детства. Родился актером... погорелого театра, конечно. Или телеведущим. Нет, ну, конечно, некая раскованность, которая у меня есть, - она от природы. С детства, когда приходили к папе и маме гости (иногда было это довольно поздно, и Юрочку иногда вынимали из кроватки, где это существо обитало). Трехлетнее или четырехлетнее. И заставляли петь. Я сонный, глаза слипались, и я пел: «Ах, зачем эта ночь так была хороша...». Я, кстати, картавил до 24 лет, пока не поступил в Щукинское училище. «Не болела бы грудь, не страдала б душа...». А потом меня опять клали в кроватку. Сами понимаете, какое Щукинское училище, какое театральное образование. Вот оно там, в те годы. Ночью на стуле.

- Вы готовили большой цикл книг по Евангелию - религиозная тема, цикл романов в художественном сочинении. Планировали семь томов. Они уже выпущены?

- Семь томов я планировал написать, но не напишу. Уже не успею. Господь заберет раньше. Написано три романа. Они уже выпущены, и их можно купить. Но хочу предупредить сразу. Странные издатели пошли: они, когда роман большой - больше 500 страниц, предлагают делить его на две части. То есть мой роман «Юность Пилата» меня заставили выпустить двумя частями и под разными названиями. Я с Толстым себя не сравниваю, я очень хорошо знаю, кто такой Толстой, а кто такой я. Очень трезво себя оцениваю, я же заведующий кафедрой мировой литературы и культуры и обязан разбираться, насколько я талантлив. Но я всегда думаю, а если бы Толстого заставили «Войну и мир», все четыре книги - каждый том, озаглавить и выпускать отдельно? И чтобы к Толстому потом подходили на автограф-сессии и предлагали подписать один третий том, не подозревая, что есть первый, второй и четвертый. Как бы граф Лев Николаевич к этому отнесся?

- Как вы относитесь к изданию единых учебников?

- Очень положительно. Понимаете, ведь в школе все равно преподают какую-то официальную версию. Версию, которая утверждена на данный момент. Да мне и самому страшно хотелось бы послушать, что будет в этом учебнике. Я думаю, что раз инициатива поддержана президентом, я наконец увижу этот учебник и по этому учебнику будут учиться дети. Почему я это еще говорю - потому что я знаю одно село, оно довольно большое. Там есть две школы. В одной учили три года назад, что Сталин - это фашист, и вообще, его место рядом с Гитлером. А в другой учили, что Сталин - это великий деятель, герой. Одно село — так же нельзя! Нужно же, чтобы дети учились по одной программе. Все боятся, что историю переписывают, историю искажают. Ее всегда искажали - кто больше, кто меньше, искажают и будут искажать. Дети, если действительно захотят изучать историю, узнать, как это было, должны это делать сами. Они должны читать историков, документы и составлять собственное мнение. Потому что, как Чехов сказал, «никто не знает настойщей правды». Так что никто не знает, какая была история и никто никогда не узнает, и слава Богу, что Господь нас защитил от краткого курса ВКП(б).

- Вы уже почти четверть века общаетесь с умнейшими детьми России. Они как-то изменились за это время?

- Мои не изменились. Изменилась общая тенденция, потому что, конечно, есть некоторые перекосы в сторону ЕГЭ.

- Темы вопросов и темы игр как-то варьируется с течением времени?

- Знаете, я очень люблю критику. Когда меня критикуют, я начинаю соображать. Мне недавно сказала одна женщина, что раньше были сложные вопросы, а сейчас они стали легче. Может, я подчиняюсь этому «мейнстриму», как любят говорить сейчас. Понимаете, те люди, которые стремятся к знаниям, не меняются со времен Карамзина, со времен Пушкина, со времен Древнего Египта. В общем, всегда есть умный человек и видно его глаза. Но поветрие сводится к тому, что у нас реформы грядут. Сначала я ругал все реформы, потом я понял, что ругать - это легче всего. Надо увидеть позитивное зерно. Мы не можем чуть-чуть. У нас громадная страна. Если все на ЕГЭ, значит все на ЕГЭ. А ЕГЭ - это сказывается. Классический пример: у ребят от зубов отскакивают даты, а когда я прошу нарисовать потрет Александра Невского — чем он отличается от других, одна девочка честно сказала, что этого вопроса нет в ЕГЭ. Много сделано, осталось только вернуться к нашим основным национальным традициям, к нашей великой широкой духовности, о которой говорил президент. И сочетать ЕГЭ и нашу русскую ментальность, которая всегда была очень широка, и я бы сказал, не егэшная она. ЕГЭ, сами понимаете, не мы изобрели.

Присутствовавшие участники Высокого ареопага подтвердили, что на продолжение «Умников и умниц» в Ульяновской области можно рассчитывать. Так что в следующем году ульяновских школьников ждет третья гуманитарная олимпиада. Юрий Вяземский сказал, что если олимпиада будет, то он обязательно приедет.

И тут же рассказал о своей голубой мечте.

- У меня есть голубая мечта. Я понимаю, что она не осуществится. Мне бы очень хотелось, чтобы ребята, которые участвовали в региональном финале и там победили, без экзаменов поступали в местные университеты, в местные институты. И тут сразу начинается. Законодательное собрание и вуз федерального подчинения. А мне, честно говоря, плевать, какого он подчинения. Потому что я хочу, чтобы дети учились на родине, в таких замечательных вузах. Россия - страна понятий, нам нужны хорошие законы, чтобы дети могли учиться. Это логично, чтобы талантливые дети оставались на своей малой родине и не уезжали к москалям!

На это спикер ЗСО Игорь Тихонов, который был в ареопаге, ответил:

- Мы можем предлагать инициативы как на региональном, так и на федеральном уровнях. Инициатива такая будет.

Так что, вполне возможно, что благодаря идее Юрия Вяземского ульяновским умникам и умницам удастся получить возможность поступать в местные вузы без вступительных экзаменов.

Фото и видео автора


Опубликовано: 21.05.2015 в 15:19 
Просмотров: 924 

comments powered by HyperComments