Опубликовано: в 08:44  

Я выжила, потому что всех простила

О жизни и смерти, старом и новом руководителе региона, о политической борьбе и назревших переменах в жизни области, о вакцинации и предстоящих выборах в Госдуму – в эксклюзивном интервью с депутатом Государственной думы Мариной Беспаловой.

– Марина Павловна, наверное, вопрос, больше всего интересующий нашу аудиторию, которая следит за вашей деятельностью, – что у вас со здоровьем? Вы очень сильно изменились несколько лет назад, и это невозможно не замечать…

Как говорится, мы все ходим под Богом. Ненормированный рабочий день, практически полное отсутствие отдыха и отпусков, затяжной стресс повлияли на мое здоровье. В 2017 году я узнала, что у меня онкологическое заболевание на ранней стадии. Я прошла лечение, была прооперирована. И сегодня я восстановилась, нахожусь в прекрасной форме. Хочу обратиться к тем, у кого есть какой-либо недуг: нужно верить, бороться до последнего, не сдаваться. И, конечно, заботиться о своем здоровье. Если мы не позаботимся, никто этого не сделает за нас.

Я была в таком состоянии, как говорят, между небом и землёй. И у меня была одна мысль, когда я приходила в сознание, – мои родители не должны меня похоронить. Родители не должны хоронить своих детей, и это страшно, это потеря, которую не восстановишь, это не забывается. И поэтому для меня мысль была – жить, жить и жить. Я боролась, верила и победила. Как только появилась возможность, сразу же вышла на работу, несмотря на слабость. Работа помогала, стимулировала.

Жизнь спас всего один анализ

– Вот этот момент, когда вы узнали свой диагноз… Можете вспомнить, что пережили тогда?

Я не поверила, потому что не чувствовала болезни. Я ведь цветущая женщина, здоровая, только что прошедшая диспансеризацию. Был лишь один анализ, о котором я даже не знала… Он показал, что есть проблема. Я пошла на повторное обследование, и это подтвердилось. Врачи настояли на операции. Отнеслась к этому спокойно, не переживала, не было ни истерики, ни слез. Была уверенность.

– Можно сказать, что диспансеризация спасла вам жизнь?

Да, это так. Я ежегодно прохожу диспансеризацию. Правда, пропустила два года – 15-й и 16-й. Зато в 17-м как раз вовремя прошла. К сожалению, у нашего народа еще нет привычки к диспансеризации, к плановой заботе о здоровье. Госдума, кстати, снова этим озаботилась – по новым нормам работодатель обязан предоставить работнику два дня в год для прохождения диспансеризации. Надеюсь, это простимулирует людей.

Рекомендую привиться

– Вы перенесли онкологическое заболевание, и тут грянул коронавирус. Вы однозначно в группе риска, причем очень большого. Но вы не снижаете интенсивности депутатской работы – постоянно среди людей. Вакцинировались?

– В сентябре прошлого года я сделала вакцину от пневмококка и от гриппа, а также настояла на том, чтобы привились родители и вся семья. В феврале сделала вакцину от коронавируса. До этого очень тщательно соблюдала масочно-перчаточный режим. Всем рекомендую привиться. Зачем испытывать судьбу? Некоторые говорят: «Нет исследований». Но давайте вспомним, как боролись с тифом, чумой, оспой – тоже не было 100-процентной эффективности, тоже были побочные эффекты. Но это не остановило борьбу с болезнью, мы победили и теперь даже не вспоминаем об этих заболеваниях. В нашей семье все либо привились, либо переболели. После прививки я чувствую себя в безопасности. Но все равно ношу маску и перчатки в местах скопления людей. Выполняю все рекомендации врачей и эпидемиологов.

Памяти мамы

– Недавно ушла из жизни ваша мама. Примите соболезнования и расскажите немного о том, каким человеком она была…

– Мама родилась на Крещение и умерла на Крещение, это, наверное, какой-то знак. Ей было 78 лет, она дитя войны, как и папа. Папа чуть постарше, он родился накануне войны, ему сейчас 82 года. Мама немного не дожила до юбилея совместной жизни. Она любила жизнь, любила детей, папу… Любила всех вокруг и свою любовь дарила всем. Добрая, отзывчивая, в меру строгая, в меру принципиальная. Она научила нас с сестрами тому, что семья является высшей ценностью. В соответствии с этим мы и живем. У нас очень много двоюродных сестер и братьев. Несмотря на то, что мы живем в разных городах России и даже в странах ближнего зарубежья, мы общаемся, помогаем друг другу, дружим, постоянно перезваниваемся. На папин юбилей два года назад приехали более 40 человек – из Сибири, с Севера, из Центральной России, из Воронежа, из Белоруссии. Мама была хранительницей этого большого семейного очага.

Черновая работа

– Не так много информации о Вашей деятельности в СМИ, хотя в соцсетях совсем другая картина. Но некоторые считают, что эффективность вашей работы не велика. Что ответите на эту критику?

– Вы верно заметили, что основная информация о моей работе размещается в социальных сетях. Доступа к СМИ, к сожалению, нет – заблокировано. У меня, к сожалению, нет другого информационного ресурса. Хотя работы очень много, я ведь возглавляю региональную приемную «Единой России». В месяц это 14 – 15 приемов, из них 7 – 8 выездных, в районах. Вторая часть моей деятельности – это работа в Государственной думе. Вхожу в состав Комитета по государственному строительству и законодательству, также являюсь официальным представителем нижней палаты парламента в Конституционном суде. Законотворчество – это достаточно тяжелая черновая работа, которую, как говорил Юрий Фролович Горячев, никто не хочет выполнять. Переработка огромного массива данных, консультации с ведомствами, со специалистами, аналитика, расчеты…

То же самое можно сказать и о представительстве в Конституционном суде. Я, кстати, туда попала, того не ведая – была выбрана из двадцати возможных кандидатур. Пришлось даже пройти дополнительное обучение. Это очень высокое доверие и большая ответственность.

О конфликте в 2015-м

– Как так получилось, что вы оказались в этой информационной блокаде? Вы ведь представительница партии власти, депутат Госдумы…

– Все началось с того конфликта в 2015 году, о котором многие помнят, многие знают… С тех пор я в информационной блокаде (в 2015 году жесткая внутрипартийная дискуссия об управлении Ульяновском вылилась сначала в потерю Беспаловой поста градоначальника, а потом и в исключение ее из «Единой России» – за нее почти сразу же вступилось федеральное руководство, которое отменило решение об исключении и назначило Беспалову руководителем Общественной приемной председателя партии. – Прим. авт.). С той поры я не высказывала свою позицию. Лишь один раз сделала исключение пришлось сделать заявление о криминальном давлении и слежке за мной и моей семьей в эфире одного из федеральных телеканалов, а также обратиться в правоохранительные органы – некоторые люди откровенно зарвались.

Полагаю, что настанет такой момент, когда я подробно обо всем расскажу и дам оценку действиям других участников этой истории. Главное, что хочу сказать: у меня не осталось никакой обиды ни на кого, никакого затаенного зла. Я у всех попросила прощения, и сама всех простила. Потому и выжила.

Просить прощения и прощать, внимательно слушать и слышать, протягивать руку помощи тем, кто в этом нуждается, – это качества сильных людей. Слабые – мстят, подло, исподтишка. Поэтому я никому не мстила и не мщу, еще раз прошу прощения и всех прощаю. Сила в правде. В неправде – слабость.

С ульяновскими молодежными активистами

Закон – актуальней некуда

– Расскажите о законотворчестве – как оно влияет на жизнь простых людей?

– Самый свежий пример: Закон о занятости. Старый документ, которому более 30 лет. Свыше 55 раз в него вносились поправки в виде других законов – это лоскутное одеяло. Но даже с учетом этих уточнений он устарел и перестал отвечать требованиям сегодняшнего дня, перестал удовлетворять запросам людей. На приемы ко мне очень часто обращаются люди, у которых проблемы с трудоустройством – в том числе и из-за несовершенства законодательства. Старый закон не давал возможности регионам иметь единую базу данных. А ведь очень много людей работают вахтовым методом в других регионах. Но они не могут получить в центрах занятости информацию о вакансиях в других регионах. Теперь это изменится, будет доступна единая электронная база «Работа в России». Эта платформа не только поможет конкретным людям с трудоустройством, но и позволит управлять рынком труда и профессионального обучения в масштабах страны. В том числе и эффективно взаимодействовать с мигрантами, которые занимают все более заметное место в структуре рынка труда. Ведь здесь часто возникают перекосы: мигранты занимают те места, которые хотели бы занять граждане России из других регионов. «Работа в России» призвана исправить это за счет свободного доступа к информации в любой точке страны.

А ведь все начиналось с Конституционного суда, который постановил, что старый закон не соответствует конституционным нормам и нарушает права граждан. Последовало поручение президента, и был разработан новый современный закон о занятости. Я вошла в состав депутатской рабочей группы, которую возглавляет Андрей Исаев – один из самых серьезных специалистов по защите прав трудящихся и трудовому законодательству, да и по всему социальному блоку. О важности этого закона говорит тот факт, что он был внесен руководителями обеих палат российского парламента – Валентиной Матвиенко и Вячеславом Володиным. Через депутатов Госдумы состоялось его всероссийское обсуждение, мы собирали мнения сотрудников служб занятости, работодателей, работников. Работа над новым законом идет полным ходом, скоро предстоит второе чтение.

Хоть разводись!

– Вы упомянули о проблемах детей-сирот, проживающих на территории Ульяновской области. Как обстоят дела в этой очень деликатной и важной сфере? Насколько соблюдаются их права?

– Проблемами детей-сирот занимаюсь в ручном режиме. Многие выросли, уже создали свои семьи, но все равно есть необходимость в помощи и поддержке. Скажу только за наш регион: государство пока прилагает недостаточно усилий для того, чтобы социализировать этих ребят до и после наступления совершеннолетия. После окончания колледжа они получают от государства подъемные и все – связь прерывается, опека заканчивается. Очень остро стоит проблема с жильем, в очереди стоят более двух тысяч человек. Основная нагрузка лежит на регионе, федеральный бюджет софинансирует, но этого недостаточно. В лучшем случае в год удается приобрести 250 квартир, обычно меньше. При этом ежегодно выпускается во взрослую жизнь 180–200 человек.

При этом проблема не только в количестве, но и в качестве приобретаемого жилья. Ни в коем случае нельзя создавать сиротские гетто, нужно растворять их в обществе. Многие не готовы к самостоятельной жизни, иногда даже не знают о том, что необходимо снимать показания приборов учета и оплачивать «коммуналку». Каждая ситуация индивидуальна, приходится действовать в ручном режиме. В регионе основана Ассоциация детей-сирот, и я горжусь тем, что участвовала в ее создании. А началось все с обычного депутатского приема, на который они пришли со своими бедами. Сразу между нами завязалась дружба, которая продолжается уже пять лет. Совсем недавно в Чуфарове обратилась девушка, 18 лет. Уже замужем, родила ребеночка, еще учится, имеет временную регистрацию по месту жительства. У мужа нет постоянной работы – в Чуфарове с этим объективные проблемы. Перебивается временными заработками, из-за чего семья не может представить справку о доходах мужа для того, чтобы получить региональный материнский капитал в размере 100 тысяч рублей. Удивительно, но если бы она была матерью-одиночкой, то давно бы уже получила деньги. Хоть разводись! И в законе нет никаких исключений, а они должны быть, ведь в жизни возникают самые разные ситуации. Или же необходимо дать право решать специальным комиссиям, которые будут вникать в подобные перипетии, и прояснять каждый конкретный случай. По этому принципу сейчас действуют жилищные комиссии, которые обоснованно и коллегиально определяют, положено или нет претенденту жильё. С региональным маткапиталом пока не так. Нужно это менять.

Встреча с выпускниками ульяновских детских домов

Время перемен

– Когда в регионе 16 лет у власти находился один человек, а после ему на смену пришел другой, это означает, что настало время перемен – хотим мы этого или нет. Какие перемены нужны региону прежде всего?

– Полагаю, назрели перемены в областной столице. У города огромный потенциал – я это говорю как человек, управлявший им на протяжении нескольких лет. Многое удалось реализовать, но, увы, не все – не дали. Все эти годы город не получал денег из регионального бюджета, жили на свои, сами зарабатывали и на содержание, и на развитие. Доходная база росла только за счет внутренних резервов – экономного расходования, контроля над закупками, эффективной работы с налогоплательщиками, с городским имуществом, за счет цифровизации и т.д.

Основным принципом кадрового отбора должен быть профессионализм, а не лояльность. Руководить должны люди компетентные, а не те, кто ближе к телу. В управлении городом, по моему мнению, нет команды. Я знаю, что очень сложно найти достойных людей на ключевые должности, что есть жесткий дефицит кадров.

Когда на приемах граждан заходит речь о проблемах Ульяновска, я буквально не знаю, куда отправлять запрос. Отпишу Сергею Сергеевичу Панчину – все уйдет вниз по инстанциям и вернется в виде формального ответа. А я ведь точно знаю, что у данной проблемы есть эффективное решение, причем не требующее выделения дополнительных ресурсов! Но не работает. Это нужно менять.

Не должно быть вранья со стороны тех, кто находится во власти. Нельзя обещать то, что не в силах выполнить. Если ошибся и пообещал – не бегай от людей, а признай ошибку. Люди поймут. И только так завоевывается доверие. Забота – в делах, а не в словах.

На прошлой неделе был прием в Заволжском районе. Пришла Ольга Николаевна, старшая по дому № 10 по проспекту 40-летия Победы – это огромная многоэтажка. Дважды там был губернатор. Трижды там был мэр. Пообещали благоустроить дворовую территорию. Вовлекли в процесс жильцов, которые все условия выполнили. А власть подвела – не заложила в бюджет денег. И как теперь Ольге Николаевне смотреть в глаза своим соседям? Она ведь гарантом выступила, организовывала встречи, людей убеждала. А ведь ее вины ни в чем нет! Сейчас занимаюсь этим вопросом. Пусть мэрия или деньги находит, или едет к людям и извиняется за то, что не выполнили своих обещаний. И это, к сожалению, далеко не единичный случай. Я считаю, что заставлять чиновников выполнять свои обещания людям – это миссия каждого депутата, его базовая обязанность. Каждого, в том числе и моя.

О новом главе региона и новых выборах

– Как вы относитесь к тому, что главным претендентом на пост губернатора Ульяновской области стал представитель КПРФ?

– На общественных площадках мы можем дискутировать сколько угодно. Но работать с людьми каждый обязан без оглядки на свои политические пристрастия. И если президент страны принял решение направить в регион Алексея Русских, то, я полагаю, разговор между ними об этом состоялся. И Алексей Юрьевич, как человек государственный, проработавший долгое время в Госдуме и Совете Федерации, понимает ту меру ответственности, которую он на себя взял. И будет думать прежде всего о благосостоянии граждан, проживающих на вверенной ему территории.

– Тот факт, что будущий губернатор не местный, а т.н. «варяг» – это важно? Люди оправданно переживают?

– Не бывает неправильных переживаний, на любой вопрос и запрос общества власть обязана реагировать. Естественно, «не местный» – фактор очень существенный. Если взять любого человека и поместить его в непривычную среду, то он будет вести себя не так, как те, кто к этой среде привык. Но это не является автоматически плохим. Новые люди способны привнести в жизнь региона новое видение, особый драйв, который нам не знаком. Консервироваться внутри региона неправильно, да и невозможно. Иногородние люди играют очень заметную роль в жизни региона. Русских – родом из Удмуртии, по факту – из Подмосковья. Мой коллега Владислав Третьяк – тоже из Московской области. Управляющий директор «Авиастар-СП» Сергей Шереметов с Дальнего Востока. Мэр Димитровграда из Тулы. Командир 31-й десантно-штурмовой бригады Владимир Селивёрстов родом из Владимирской области. Скоро появятся люди из команды Русских, такие, как новый министр здравоохранения Сергей Кучиц – он родился в Одессе, в последнее время работал в Москве. Каждый из них привносит в регион что-то новое, полезное. С другой стороны – далеко не все внешние влияния позитивны, мы много раз в этом убеждались. Есть риски ущемления интересов ульяновцев. Я и сама родилась в Воронежской области, но уже больше 40 лет живу и работаю в Ульяновске и с другим местом себя не отождествляю. Моя задача в том, чтобы защищать интересы жителей именно своего региона. Чтобы сохранять баланс. Полагаю, у меня есть для этого опыт, решительность, независимость, большое количество источников информации и рычагов влияния.

С Героями России: Владимиром Селиверстовым (слева) и Олегом Лобунцом

– Вы выдвигаетесь по достаточно проблемному для партии власти 187-му избирательному округу – это Ленинский район Ульяновска и все Заволжье до границ с Самарской областью и Татарстаном, от Нижней Террасы до Новой Малыклы. В 2015 году там победил кандидат от КПРФ Алексей Куринный. Какова ваша мотивация?

– У меня самое большое количество обращений граждан и приглашений для проведения выездных приемов именно из этого округа. Я ему уже уделила очень много времени и внимания в моей депутатской работе, хорошо его изучила. Чуть раньше мы говорили о том, что важно на первое место ставить интересы людей, а уже потом политические амбиции. К сожалению, в 187-м округе этого не получилось. Он стал ареной ожесточенной политической борьбы. Особенно не повезло Димитровграду, но и остальные территории недополучили внимания власти. Например, непростая ситуация на «Авиастаре», там серьезные кадровые и управленческие сложности – увы, это пока без особого внимания ветвей власти. На старом мосту хронически повышенная аварийность из-за неудовлетворительного состояния дорожного полотна, проводимых работ очевидно недостаточно, нужен более масштабный проект по его реконструкции – это как раз работа для представителей округа на федеральном уровне.

История моих болезни и лечения мотивирует меня усилить депутатскую работу в сфере здравоохранения – самой больной нашей сфере. Отрасль хронически недофинансируется, отсюда и все беды. Была надежда на то, что уважаемый высокопрофессиональный врач Алексей Куринный, став депутатом Госдумы, сможет выдвинуть серьезные системные инициативы, которые помогут региональной системе здравоохранения. Увы, этого не произошло. А потребность осталась!

По совершенно непонятным для меня причинам серьезно снизилась исполнительская дисциплина в городе, особенно в вопросах уборки города в зимне-осенний период. Сначала город утонул в снегу, потом – в грязи. В чем дело? Почему сбоит? Почему не справляется исполнительная власть? Огромный фронт работы для окружного депутата. Что делается в городе для купирования оползневых процессов? Какова судьба здания филармонии? Как увеличить темпы переселения из ветхого и аварийного жилья? Общественный транспорт, особенно на заволжском направлении – это какая-то вечная беда. Неужели нет решения? Не полностью решены проблемы поселка мостостроителей, в Новом городе и на Нижней Террасе стоят недострои еще с советских времен. Не доделан больничный комплекс на Сурова. Переполняется кладбище в Заволжье. Продолжать еще можно очень долго.

Что делать? Депутатская работа – это всегда синтез усилий на уровне граждан и на уровне федеральных министерств, ведомств, законотворческой деятельности. И одно должно дополнять другое. Не все получится сразу. Но шаг за шагом, по кусочку – только так и достигаются изменения.


Просмотров: 10636  

comments powered by HyperComments