ММВБ: $63,91 €70,48

«Когда ребенок оказался на капоте, Полина закричала». Продолжается суд по ДТП, случившемуся 9 мая в Ульяновске

Свидетели показали, что в день громкого ДТП в Ульяновске, где 9 мая беременная девушка насмерть сбила на «зебре» 7-летнего ребенка, Полина Г. была трезва и ехала на зеленый, но не смогли объяснить, как она в состоянии шока доехала из центра в Заволжье.

Фото: mosaica.ru

В Ленинском районном суде Ульяновска продолжается суд над Полиной Г., сбившей ребенка на проспекте Нариманова. Сегодня выступили свидетели со стороны защиты: очевидец  ДТП Михаил Р. и супруги В., веселившееся с Полиной и ее гражданским мужем в тот праздник.

Показания Михаила, по мнению защитника Олега Головастикова, ставят под сомнение картину ДТП, нарисованную следствием (девушка сбила ребенка, когда тот переходил дорогу на «зеленый» сигнал светофора):

- Как работает светофор? Там есть такой момент, секунд шесть, когда движение запрещено и для пешеходов, и для водителей. Ребенок выбежал в это время. Когда моя подзащитная была уверена, что дорога будет чистой, – подчеркнул защитник. 

Супруги В. рассказали, что День Победы компания отмечала в центре, угостившись пивом и шаурмой, но женщины не пили (мужчины в свою очередь употребили по 5-6 бутылок). Прокурор Игорь Булгаков взялся за свидетеля защиты также, как прежде Головастиков брался за свидетелей обвинения: он в свойственной работникам правоохранительных органов напористой манере задавал слесарю УАЗа Александру В. одни и те же вопросы в разной форме, постоянно уличая его в расхождениях и ставя под сомнения показания свидетеля.  Свидетель стоял намертво: уверен, что Полина не пила, меня никто не подучил дать такие показания. Однако это противостояние, похоже, стоило ему немалых душевных сил, к концу допроса Александр говорил едва слышно и выглядел очень погрустневшим. И тут ему прилетел неожиданный «фаталити» от судьи:

- Вы дважды в своих показаниях пересказали рассказ о ДТП Александра Л. «Мужчина с девочкой уже перешли дорогу, а потом на нее из-за отстойника неожиданно вышел мальчик с велосипедом». Объясните, как он вам мог такое рассказать, если с его слов все случилось почти мгновенно, а в этом рассказе сначала они перешли, а потом мальчик  вышел? Я бы решил, что это просто неудачный оборот речи, но вы это описание дважды дословно повторили.

На этом вопросе Александр совсем потерялся, смущенно предположил, что это, возможно, не слова Л., а его собственные догадки, и вообще он не знает, что сказать.

А его супруга Екатерина попала даже в более трудное положение. Она уверенно и связно пересказала события того вечера, заявила, что Полина не пила ни тогда, ни вообще и пересказала рассказ Полины и ее сожителя о событиях после трагедии.

- Когда ребенок оказался на капоте, Полина начала кричать, вцепилась в руль побелевшими пальцами, не реагировала на слова Александра, который предлагал вызвать полицию. Доехав до дома в таком шоке, она выпила горсть успокоительных и мгновено уснула. Тогда Александр решил сообщить о ДТП утром. Но утром ехать в полицию им не пришлось, потому что полиция уже сама к ним приехала, – рассказала свидетельница.

И тут неожиданно для всех слово взяла Рамиля, мама погибшего мальчика. И она, и подсудимая до этого часа на процессе присутствовали, но хранили молчание.

- Ваша подруга не рассказала вам, почему она не остановилась, когда убила моего сына? – спросила она свидетельницу.

- Конечно, я споросила ее об этом и она сказала, что была в шоке, – ответила Екатерина.

- И как же она в этом шоке проехала из центра в Заволжье через мост в день праздника, а дома взяла и уснула? - поинтересовалась Рамиля. 

- Я не знаю, как она проехала. А дома она уснула, потому что шок прошел и она приняла успокоительные, – ответила свидетельница. 

- Что значит «шок прошел»? Меня потом четыре дня кололи феназипамом, и я все равно уснуть не могла. Я до сих пор ем успокоительные горстями и не засыпаю. Это я в шоке. А состояние, в котором ваша подруга убила моего ребенка, не остановилась и не стала сообщать в полицию – это не шок, а что-то другое, – прокомментировала услышанное мама мальчика. 

- Я не знаю, что вам ответить, – сказала Екатерина, которая хоть и является подругой Полины, но при этом мать троих детей и Рамилю на этом процессе она понимала как никто другой...

Следующее заседание по громкому делу состоится 21 августа.  Суду предстоит установить все обстоятельства происшествия, а также заслушать показания обвиняемой.   

Напомним, Полина Г. признала свою вину и не отрицает, что сидела за рулем автомобиля, сбившего ребенка. Но она настаивает на том, что была в тот вечер трезвой и не соглашается с четвертой частью статьи 264 УК РФ, предусматривающей наказание за пьяную езду, повлекшую гибель человека. 




Опубликовано: 17.08.2018 в 17:55 
Просмотров: 5082 

comments powered by HyperComments