ММВБ: $62,52 €71,23

Антон Беляев: «Мы постараемся сразу не «травмировать» ульяновцев своей музыкой»

Группа Therr Maitz выступит в Ульяновске 2 марта, послушать ее можно в ДК «Губернаторский».

Фото: пресс-служба Therr Maitz

Строгий черно-белый почти графический образ, очки в темной оправе, яркий мелодичный и совершенно не российский голос… Антон Беляев, лидер инди-группы Therr Maitz, выделяется на фоне своих коллег-артистов, хотя, как сам признается, над имиджем не работает.

Сейчас ему 39, он давно превратился из магаданского подростка-хулигана в успешного столичного музыканта. А проект Therr Maitz (это название, кстати, никак не переводится) существует уже почти 8 лет и с годами получает только больше новых наград. Сам Антон поет, играет на клавишных инструментах, пишет песни и даже занимается продвижением группы.


Незадолго до ульяновского концерта музыкант дал корреспонденту mosaica.ru эксклюзивное интервью, в котором откровенно рассказал о творчестве и отношении к жизни.

- С какой программой Therr Maitz приедет в Ульяновск?

- Когда мы готовимся к новому для нас городу, стараемся составить программу так, чтобы зрителей сразу не «травмировать» (смеется). В этот вечер прозвучат те треки, с которыми мы обычно выступаем, они заготовлены, уже составлен довольно точный трек-лист. Но я люблю действовать по своим ощущениям и считаю важным интерактив: мы будем много общаться со зрителями, потому что странно приехать в другой город и сразу «давить» на людей музыкой. Уверен, что нужно оставить время для общения. Мы будем приглашать зрителей на сцену, сами спускаться к ним, разговаривать, отвечать на вопросы.

- Если подразумевается интерактив, вы, наверное, хорошо знаете свою публику. Кто чаще всего приходит на концерты?

- Это самые разные люди, можно сказать, «коктейль» из разных возрастов. У многих артистов сегодня происходит подобное: аудитория смешивается, приходят и пенсионеры, и их внуки. Вот и у нас так же. Но важно, что чаще приходят подготовленные люди, которым не все равно, что звучит. Хотя подготовка в принципе не так важна: на концертах лучше отдаваться процессу.

- Мы заговорили о разных поколениях. Вы обращаете внимание на то, какого поколения человек? Я выяснила, что мы с вами практически ровесники, и по себе могу сказать, что считаю свое поколение отчасти потерянным. Вот, к примеру, не так давно умер Децл, человек, сумевший стать кумиром нашего поколения и ушедший молодым…

- Я свое поколение, естественно, люблю, потому что оно мое. То, что люди умирают, как случилось с Кириллом (Толмацким, он же Децл, умер 3 февраля 2019 года – прим. ред.), происходит не только в этом возрасте – под сорок. Такое может случиться и в 20 лет, и 25. Я родился в Магадане. В те времена, когда я подрастал, в 1990-х, там была не очень благополучная обстановка. Когда я уехал из родного города, стал все чаще получать печальные известия: один умер, второй спился, третий повесился… Это происходит все время, как напоминание, что всегда надо думать о завтрашнем дне. Но в юном возрасте иногда умирают и те люди, которые едят только полезные салаты и постоянно занимаются спортом - только они умирают здоровыми. У каждого есть свой путь. Что касается моего поколения, как мне кажется, оно довольно удачное. Есть ощущение, что мои ровесники осмысленно проживают жизнь. Я своим поколением горжусь.

- Вы следите за тем, что происходит в политической жизни страны, или считаете, что артист должен быть свободен от политики?

- Мне неважно, что происходит в политике, но мне не наплевать на людей и на ситуацию в стране. Я стараюсь делать все, что могу, в своем поле. От того, что я буду сидеть на кухне и перемывать кости политикам, ничего не изменится. Собственным правительством не довольны в любой стране мира. Нам все время кажется, что это российская проблема – неудачное правительство. Но в любой точке земного шара таксист расскажет вам, как его задолбал местный политический лидер. Политика - это на самом деле сложная работа. А вот сломала ли она чиновников или не сломала, уже другой вопрос. Я, если что, пока не собираюсь никуда баллотироваться (смеется).

- Не так давно вы стали отцом. Что изменилось в вашей жизни с появлением сына?

- Вообще жизнь движется в том же ритме, что и раньше. Изменилось, собственно, только то, что у меня появился сын, соответственно, появилась новая часть жизни. Это пока свежо, и мне нравится! Я очень люблю сына - это нормально для родителей (улыбается). Я никогда не стремился к родительству, но раз уж мы затронули вопрос поколений, мои «молодые» одноклассники и друзья, дяденьки с бородами, последние 10 лет спрашивали: «Ну когда? У меня уже трое!» Я на это давление никогда не реагировал, отвечал, что мне хорошо и так. Но когда момент настал, и я узнал, что у меня будет ребенок, стало понятно: я готов.

- Можете ли назвать какое-то событие в вашей жизни, которое является поворотным в карьере?

- Наверное, ключевой момент – это как раз выбор музыки в качестве профессии, на что сильно повлияла моя мама. Она помогла мне определить любимое дело, дала свободу выбора в очень юном возрасте, когда человек в принципе еще многого не понимает . Мама рано приучила меня к принятию решений, и я выбрал музыку совершенно осознанно. Я уже не помню, когда сформировалась мысль, что это карьера и работа. В детстве я просто часами мог проводить за фортепиано, еще не умея толком играть, нажимая клавиши и слушая, что получается. Я думаю, все оттуда. Но были и другие события, как «Голос». Я не медийный человек, не телевизионный и уж точно не «первоканальный». Мне, по большому счету, это чуждо, но участие в шоу - прекрасный опыт. Тогда удачно совпало, что меня окружали очень талантливые люди, порой талантливее, чем я. И я ожидал провала, даже готовился к нему и, конечно, обрадовался, когда ожидания не оправдались. Хотим мы об этом говорить или нет, «Голос» стал самым заметным скачком. Но готовиться к значимым событиям надо каждый день, ведь они укрепляют карьеру.

- Мы знаем, что журнал GQ дважды включал вас в список самых стильных мужчин. Работаете ли вы над своим образом?

- Нет. Меня мама научила внимательно относиться к своей одежде, к примеру, не надевать странные несуразные и аляповатые вещи. Туфли со спортивным костюмом я не носил в 1990-е, хотя это делали мои друзья. Это вся информация по формированию моего стиля, которую я могу дать. Главное - выбирать то, что тебе нравится, и контролировать себя. Но я считаю, если уж быть аляповатым, то на 300 процентов! Я, естественно, надеваю на сцену новые вещи, в пижамной футболке не выступаю. Но в целом, это будет такая же футболка той же марки и размера, только чистая.

- В своем интервью для журнала Esquire вы говорили, что всегда чем-то недовольны. Это перманентное для вас состояние или с тех пор что-то изменилось?

- Речь шла о результатах работы. Разумеется, мне что-то нравится в работе, если бы не нравилось, я бы не занимался музыкой. Кое-что меня радует, но эта радость очень кратковременная. Долго мучаешься, двигаясь к одной точке, потом в этой секунде, в мгновении жадно пожираешь положительную реакцию людей и одновременно, конечно, страдаешь от критики. Радость в моем случае длится максимум день-два, а потом – всё, ты уже не любишь результат труда, видишь ошибки и, конечно, начинаешь понимать, как можно было сделать лучше. И это не самое приятное в жизни, это… облом. Я был бы немножко счастливей, если бы так сильно не переживал, но, видимо, такая уж природа!

Послушать музыку Therr Maitz можно будет 2 марта в 19.00 в ДК «Губернаторский».

Фото и видео предоставлено пресс-службой группы Therr Maitz


Опубликовано: 26.02.2019 в 08:00 
Просмотров: 3083 

comments powered by HyperComments