Бренд года

Ленин и Симбирск: как малая родина превратила отличника Володю в вождя мировой революции

Продолжающаяся лениниана на карте Ульяновска исторически абсурдна.

Фото: Александр Кременицкий

Чем больше Ленина, тем лучше?

Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов на заседании оргкомитета по подготовке и проведению мероприятий, посвященных 150-летию со дня рождения В.И. Ленина, предложил присвоить имя главного революционера XX века центральному железнодорожному вокзалу Ульяновска.

– Мы одни из первых в России присвоили имя аэропорту города. Николай Карамзин – наш земляк. Мы не имеем права забывать и другого не менее известного жителя Симбирска – Владимира Ильича. И мы приводим в порядок и Мемориальный центр, и Дом-музей, выделяем на это огромные средства. Поэтому считаю, будет логично, если наш железнодорожный вокзал будет носить имя Владимира Ленина. Он был построен к 100-летию Владимира Ильича, – заявил Сергей Морозов и поручил провести по этому вопросу общественные слушания.

Всем хорошо известно, как проводятся общественные слушания по поставленным властью вопросам. Нет никаких сомнений, что предложение губернатора общественность поддержит и утвердит. Впрочем, не приходится сомневаться и в том, что проведи власть по этому вопросу честный референдум, народ бы такое переименование поддержал. Ульяновск был и остается красным регионом, ульяновцам чем больше Ленина, тем лучше.

Давайте совершим небольшую прогулку по центру Ульяновска. Пойдем мимо памятника Ленину, мимо гимназии имени Ленина, мимо памятника маме Ленина с маленьким Лениным, мимо университета имени папы Ленина, к площади Ленина, на которой на нас строго посмотрит каменная голова Ленина с фасада Ленинского мемориала. Не велика ли концентрация Ленина на один квадратный километр?

Не велика, считают ульяновцы, и массово возмущаются переименованием площади Ленина в Соборную. Отчасти это настроение в пику власти - среди ульяновцев почему-то распространено мнение, что коммунисты - это некая альтернатива нынешним политэлитам, хотя все современные руководители - выходцы из КПСС и комсомола. А отчасти это непроходящая ностальгия по советскому прошлому.

Но давайте постараемся абстрагироваться от современных заморочек и взглянем на тему “Ленин и Симбирск” чисто с исторической точки зрения: какую роль в судьбе Ленина сыграла его малая родина и какую роль в истории Симбирска сыграл Ленин?

Центральный железнодорожный вокзал Ульяновска

Предательство малой родины

Через несколько лет после революции, когда вождь большевиков обладал всей полнотой российской власти, Ленину доложили, что его родной город “сползает” по волжскому склону. Попросили денег на спасение.

- Пусть сползает, дрянной был городишко, - ответил Ильич и денег не дал.

Это очень любопытный ответ.  Места, где мы выросли, обычно запоминаются нами позитивно, первая дружба и первая любовь на всю жизнь оставляют в сердце человека привязанность к малой родине. У Ленина, очевидно, такой привязанности к Симбирску не было ничуть. Напротив, за этой фразой “дрянной городишко” чувствуется острый негатив к своей родине. Чем же он вызван, ведь симбирская жизнь Владимира Ульянова в его биографиях описывается самыми пасторальными красками?

Об этом на “Эхе Москвы” недавно интересно порассуждал известный российский политолог Станислав Белковский:

- Маленький Володя был любим в родном городе Симбирске. Его приводили в пример другим детям, подросткам, гимназистам. Что же случилось, что же так перемкнуло Владимира Ильича? Случилось с ним это в 1887 году, когда ему было 17 лет. В тот год был казнен его старший брат Александр Ульянов за участие в заговоре с целью убийства императора Александра III. Но не сам факт потери брата так травмировал Ильича, который уже тогда был довольно черств к человеческим страданиям, даже страданиям близких. Володю Ульянова перемкнуло то обстоятельство, что от него отвернулся родной Симбирск, что те люди, которые вчера хвалили его, гладили по головке, трепали по щечке, теперь переходили на другую сторону улицы, когда видели его, а его сверстники перестали с ним здороваться, ибо он стал, как принято говорить в наши времена, токсичным активом. Вот в этот момент Ульянов психологически и стал революционером. Дальше уже был Казанский университет, исключение из него и всё, что последовало потом.

Ульяновский краевед Иван Сивопляс в своих статьях в местной прессе поддерживает это мнение: “Тем временем старший брат Александр Ильич, которому светила российской науки прочили великое будущее, на деньги, вырученные от продажи золотой медали, полученной за блестящую работу по зоологии, купил динамита. С друзьями-революционерами он собирался 1 марта 1887 года взорвать императора Александра III. Всех арестовали. Симбирск, дружно скорбевший на похоронах И.Н. Ульянова, разом отвернулся от семьи "государственного преступника". Мать Мария Александровна собралась ехать в Петербург, ходатайствовать за непутевого сына. На лошадях надо было добраться до Сызрани, а там сесть на поезд. Стоило конное путешествие недешево, и Владимира послали искать попутчика, готового разделить расходы. Такие всегда находились, но теперь никто не захотел ехать с матерью "арестанта". Эпизод стал сильным потрясением для юноши… Гражданское мужество директора мужской гимназии Ф.М. Керенского не оставило брата казненного революционера без заслуженной золотой медали. Но 15 июня 1887 года М.А. Ульянова продала усадьбу на Московской улице полицмейстеру А.Н. Минину, а ещё через несколько дней семья пароходом выехала из города. В свой родной город вождь мирового пролетариата не возвращался больше никогда”.

Красный маршрут в никуда

Столь драматичный финал симбирского этапа жизни сподвиг юного Володю к самым максималистичным выводам о том, что современное ему российское общество безнадежно прогнило и достойно быть лишь сметенным до основания. В этом (а не в отказе от насилия в политике) и заключалось его знаменитое “Мы пойдем другим путем”, сказанное на смерть брата, - если Александр полагал, что для изменения жизни к лучшему надо убить царя, то Владимир пришел к уверенности, что убивать надо весь государственный строй, все существующее общество. То есть делать революцию.

Будем откровенны, Ленин имел все основания не любить наш город - и он его не любил, никогда и ни в чем не помогая Симбирску. Но и городу, в свою очередь, не за что быть благодарным Ленину и не за чем увековечивать его в своих топонимах.

И поэтому вся нынешняя лениниана исторически абсурдна. А “маркетинговый” подход к истории, который исповедует региональная власть (бренд региона, красный маршрут и все остальное), может и имел бы смысл, если б приносил результат. Но разве вы видите на ульяновских улицах толпы китайских туристов? Нормальные китайцы ездят по традиционным туристическим маршрутам, а по “красному маршруту” из КНР отправляют по путевкам китайской компартии всяческих заслуженных пенсионеров и передовиков производства, - то есть, тот тип “советского туриста”, от которого принимающей стороне никакого дохода нет, одни только убытки в виде стыренных из гостиничных номеров пепельниц и полотенец. Впрочем, к нам и такие-то не едут.

До 150-летия В.И.Ленина остается еще два года и нет никаких сомнений, что все это время абсурд будет нарастать и усугубляться, и немало еще “Лениных” появится на карте Ульяновска. Будущим поколениям ульяновцев  это нынешнее топонимическое творчество придется, конечно, переименовывать.


Опубликовано: 23.02.2019 в 13:00 
Просмотров: 3628 

comments powered by HyperComments