ММВБ: $61,95 €68,69

Эпидемия смертей в девятой колонии: в Ульяновской области вводят екатеринбургские порядки?

За неделю в ульяновской исправительной колонии №9 по неофициальным данным погибли три человека и еще одну смерть удалось предотвратить.

Фото: vk.com

2 апреля в ИК №9 в Ульяновске один из осужденных был найден погибшим от удушения. Помощник начальника регионального УФСИН по соблюдению прав человека Игорь Стабровский по этому поводу заявил в прессе, что "в местах лишения свободы, вдали от родных и близких, психологически и эмоционально пребывать очень тяжело, не все выдерживают эту нагрузку".

Через четыре дня, 6 апреля, "эту нагрузку не выдержал" еще один заключенный - в больнице МСЧ-73 ФСИН (медсанчасть, которая находится на территории ИК-9) был обнаружен погибшим осужденный Р.

Региональный координатор движения "За права человека" Игорь Топорков утверждает, что в тот день на "девятке" умерли двое:

- Оба осужденных были переведены из ИК-8 в ИК-9. Первый заключенный просил "закрыться" по ст. 13 УИК РФ ("право осужденных на личную безопасность"), но по какой причине, неизвестно. Его привезли в ИК-9 с уже вспоротым животом и через два часа его не стало. Второй труп — мальчишка, 21 год, кличка "Рыжий": пошел в душ, а после его нашли повешенным.

Также был второй эпизод и 2 апреля: по словам Топоркова, в этот день еще один зэк попытался причинить вред своему здоровью, но его удалось спасти.

Врио начальника пресс-службы областного УФСИН, старший лейтенант внутренней службы Анна Фиалкова подтвердила корреспонденту mosaica.ru информацию про двух погибших. Про заключенного, пытавшегося нанести вред своему здоровью, информацию опровергла, а живот себе вспорол, по словам Фиалковой, тот же человек, что погиб 2 апреля.

Официальная версия этой истории, озвученная пресс-службой ФСИН, поражает:

- Заключенный нанес себе травму живота, его тут же перевели в медсанчасть, где оказали медицинскую помощь, провели операцию. После нее заключенного перевели в терапевтическую палату восстанавливаться. Через некоторое время он был найден в этой палате погибшим от удушения.

Игорь Топорков рассказал нашему порталу, что сейчас происходит в пенитенциарной системе региона.

- В области самая дурная репутация у димитровградской колонии №3, тогда как ульяновская "девятка" слыла относительно благополучной. Что изменилось?

- В области нет благополучных зон, в каждой заключенным приходится несладко. Что сейчас происходит в ИК-9 я не знаю, "девятку" отрезали от мира, установить с ней связь и получить оттуда какую-то информацию сейчас невозможно.

- Почему не воспользоваться официальным институтом контроля за соблюдением прав человека в местах заключения - общественной наблюдательной комиссией при ФСИН?

- Потому что в основном эта комиссия состоит из ветеранов системы исполнения наказания. Когда с ними начинаешь говорить про нарушения прав заключенных, они спрашивают: "Почему вы их жалеете?". Они защищают систему, а не ее жертв.

- У вас есть предположения о причинах происходящего?

- У моих предположений нет достаточных обоснований, чтобы озвучивать их в прессе. Хочу лишь отметить, что ситуация в нашей пенитенциарной системе резко изменилась после назначения врио начальника УФСИН России по Ульяновской области подполковника внутренней службы Дмитрия Чурикова. Он к нам пришел из Свердловской области, где возглавлял ИК-2, славящуюся своим жестким порядком. Теперь, похоже, такой же порядок наводится во всех ульяновских колониях.

Дмитрий Чуриков был назначен врио начальника ульяновского УФСИН в августе прошлого года после для всех неожиданного увольнения Станислава Андреева, и о причинах этого в ведомстве спорят до сих пор.

"Ведомости-Урал" так описывают ситуацию на прежней работе Чурикова: "Екатеринбургская ИК-2 - учреждение со скандальной репутацией. Начальником этой исправительной колонии Дмитрий Чуриков стал в 2015 году, после отставки прежнего руководителя Владимира Короткова. Перед этим в исправительной колонии №2 в очередной раз умер заключенный при странных обстоятельствах, до освобождения ему оставалось несколько месяцев. Его родственники за десять месяцев так и не смогли добиться от руководства пояснений, что произошло с их 21-летним сыном Антоном Штерном. Случай с этим погибшим - не первый для колонии. В начале 2015 года, по данным членов свердловской ОНК, была информация о нескольких криминальных трупах в тюрьме. Кроме того, в екатеринбургской ИК-2 также были побеги, пожар, а многие уральские правозащитники открыто называли это место "пыточной".

Впрочем, роль Чурикова в этой истории уральская пресса описывает неоднозначно. Согласно некоторым публикациям, после его назначения ситуация в колонии нормализовалась, там был произведен капремонт больницы, зона открылась для правозащитников, имела хорошие производственные показатели.

Согласно другим публикациям, после отставки Короткова зона стала из "красной" быстро превращаться в "черную", где правит не администрация, а уголовные авторитеты, и Чурикова назначили ее начальников для того, чтобы эту тенденцию переломить. С задачей подполковник справился настолько успешно, что его перевели с повышением в Ульяновскую область, дав возможность применить свои таланты в более широком масштабе. И если эта вторая версия верна, то эпидемия смертей в ульяновской "девятке" - это следствие завинчивания гаек администрациями тюрем и исправительных колоний региона.


Опубликовано: 08.04.2019 в 15:00 
Просмотров: 26124 

comments powered by HyperComments