ММВБ: $75,03 €88,96

Митрополит Лонгин: «Я готов служить в Симбирской митрополии до конца дней»

Сегодня митрополит Симбирский и Новоспасский Лонгин провел пресс-конференцию, в ходе которой ответил на вопросы журналистов. Сайт «Главные новости Ульяновска» публикует наиболее интересные и актуальные высказывания владыки.

Фото: vk.com/simbirskaya_mitropolia

- У нас после смерти владыки Прокла очень часто стали меняться митрополиты, надолго ли Вы к нам?

- Мне тоже это интересно. Данный вопрос не ко мне. Я не могу обсуждать вопрос священноначалия, так произошло… Это все, что я могу вам ответить. Я не предпринимал никаких усилий, чтобы сюда попасть, я не буду предпринимать никаких усилий для того, чтобы каким-либо образом отсюда уехать. Я готов служить здесь до конца дней.

- Некоторые паблики и СМИ писали, что в Ульяновск направляют митрополитов, как на ссылку. Вы как считаете?

- Я так не считаю ни в коем случае. Это несправедливо, и было сказано от какой-то обиды. Я не воспринимаю это как ссылку, нормальная епархия. Да, действительно, для того, чтобы та или иная территория стабильно развивалась, необходимо, чтобы не было частой смены руководства. В Саратовской области я был 17 лет. Владыка Прокл прожил у вас здесь всю жизнь и здесь на кафедре умер, владыка Анастасий, дожив до пенсионного возраста, ушел на пенсию. Так что нужно успокоиться и воспринимать происходящее спокойно.

- Расскажите, пожалуйста, о ситуации с коронавирусом в Барыше в Жадовском монастыре, где скончались жители обители.

- По моим сведениям, данная ситуация уже под контролем. Любое место, где живут люди, питаются, находятся постоянно вместе - место повышенной опасности. Поэтому многие монастыри с начала пандемии были закрыты на карантин. Мы, например, в Саратове все сразу закрыли и случаев заражения ковидом не было. Я не знаю, какая ситуация в монастыре, я там, честно, пока не был. Мне надо время, чтобы осмотреть Симбирскую епархию, а Барышская - она все-таки соседняя. Но мы разговаривали с Сергеем Ивановичем Морозовым, и там сейчас все под контролем. Наша задача - не допустить, чтобы ситуация повторилась еще где-то.

- За последние дни на сайте епархии появились указы о новых назначениях…

- Да. Так же, как и в Саратове, есть команда, которая покинула город вместе со мной, их замещает теперь команда, которая приехала с владыкой Игнатием. Это штатная ситуация. Я уже прочитал в СМИ, что саратовские настоятели сменяют ульяновских. Я уже говорил, что не собираюсь никого менять просто ради того, чтобы заменить одних людей другими. Это не значит, что я даю торжественное обещание никого не трогать ни в каких ситуациях, все случается. И моя задача, чтобы все подведомственное духовенство работало активно и успешно. Так поступают все архиереи или начальники. Задачи менять местных на приезжих у меня нет. Несколько указов было на вакантные места или места, которых не было.

- Саратовские СМИ писали, что Вы выступали против закрытия храмов во время пандемии. Сейчас Ваше мнение изменилось?

- Я действительно считал и считаю, что полное закрытие храмов и их опечатывание - это неправильно. Так считаю не только я, но и совет по правам человека при президенте и многие люди. При этом должны предприниматься соответствующие медицинские меры. В Ульяновске, правда, их я не обнаружил. Сейчас вот заказал градусники сюда...

В Саратове мы мерили температуру на входе, дезинфицировали руки, давали маски людям и требовали, чтобы прихожане были в масках на службах. Здесь все достаточно свободно…

Надеюсь, что ситуация изменится, все пойдет на спад и мы вернемся к нормальной жизни. Полное закрытие храмов при том, что работают производства и торговые центры, я считаю мерой излишней.

- Ваш предшественник повышал цены на требы, что неоднозначно восприняли прихожане. Как Вы видите данную ситуацию.

- Что касается повышения цен на требы, то это зависит от общей экономической ситуации в стране. Вы сами понимаете, что церковь живет только на те средства, которые люди приносят в храм. Скажем, если булка хлеба стоит 100 рублей, а свеча 5 рублей, то люди, которые работают в церкви, хлеб купить не смогут. Это простая арифметика, и везде время от времени цены повышаются.

- Также активно в местных СМИ обсуждался вопрос запрета отпевания на дому…

- Я не сторонник этого. Дело в том, что сами по себе отпевание, крещение и венчание должны совершаться в храмах. Но вот мы сами знаем, что в советские годы храмы были закрыты, да и в некоторых местах сейчас храмов мало. Бывают ситуации, когда люди не могут привезти покойника в храм, из-за возникновения тех или иных сложностей. Но когда сталкиваешься с тем, что люди сознательно эту требу унесли из храма…

Если отпевание проводится в храме, то батюшка получает зарплату, а если он придет к покойному домой, никто об этом не узнает, и он положит деньги в карман. Батюшке это выгодно.

Это плохо по ряду причин. Храмы остаются без средств к существованию, да и сами эти отпевания превращаются в какую-то пародию. Также батюшки часто заключают договоры с похоронными службами и делятся друг с другом деньгами. Я в Саратове на всех кладбищах построил храмы, там есть священники, и проблема с отпеванием была решена на 90%. Конечно, люди, принимающие решение о проведении отпевания покойного на дому, не виноваты. Зачастую им сказали, что лучше так. Никаких запрещающих мер я предпринимать не собираюсь, но постепенно нужно наводить порядок.

- Владыка, какую разницу Вы заметили между Саратовом и Ульяновском. Что хотели бы изменить?

- Я пока еще не могу это сформулировать в полной мере. Мало храмов, большинство из них маленькие, деревянные, службы в них совершаются по субботам и воскресеньям. Я вот в воскресенье вечером проехал по таким храмам - все везде закрыто, висят замки. Это, конечно, неправильно.

- В минувшее воскресенье в Ульяновске прошли выборы депутатов городской думы. Голосуют ли священнослужители и имеют ли право баллотироваться?

- В голосовании участвуют все совершеннолетние граждане, имеющие право голоса. Мы не лишенцы, мы так же голосуем. Я не ходил в этот раз, т.к. с переездом мне сейчас было не до этого, да и прописка у меня пока Саратовская. Что касается возможности баллотироваться и избираться, то нам это делать запрещено решением архиерейского собора. Это напрямую запрещено церковными законами.

- Как Вы смотрите на то, чтобы изымать здания, которые когда-то принадлежали русской православной церкви?

- Вопрос хороший, но вот слово изымать стилистически напрягает. У нас очень давно государство взяло на себя обязательство возвращать церкви ее имущество там, где это можно сделать, слава Богу. В Саратове возвращено много церковных зданий, но есть и такие, которые решили не трогать, например, музей краеведения, военный госпиталь и т.д. Это строения, которые мы не просили вернуть. Каждый такой вопрос нужно изучать, изыскивать возможности делать возврат без социального напряжения. Например, здание саратовской семинарии было в советское время передано нескольким факультетам университета. Когда оно пришло в негодность, для вуза был построен новый корпус на 20 тыс. кв. метров, а эти руины на 6 тыс. кв. метров отдали нам. Конечно, пришлось потратить много денег на восстановление, но я считаю, что это нормальный способ: сначала удовлетворить потребности того учреждения, а потом восстанавливать историческую справедливость.

фото: vk.com/simbirskaya_mitropolia


Опубликовано: 15.09.2020 в 15:47 
Просмотров: 874 

comments powered by HyperComments