ММВБ: $60,80 €60,70
Опубликовано: в 17:17  

Дело Озернова: прораб в суде рассказал, сколько потратил на ремонт дачи тестя ульяновского экс-замгубернатора

Фото: Вера Меркулова

Корреспондент mosaica.ru побывала на очередном заседании, где допросили прораба. Он рассказал о просьбах своего начальника по ремонту дачи «друга». На вопросах адвокатов - поплыл

В Ленинском районном суде продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего вице-губернатора Анатолия Озернова. Его обвиняют в совершении преступлений, предусмотренных ч. 6 ст. 290 (получение должностным лицом, занимающим государственную должность субъекта Российской Федерации, лично взятки в виде иного имущества и незаконного оказания ему услуг имущественного характера за способствование в силу должностного положения совершению незаконных действий в пользу взяткодателя, совершенное в особо крупном размере), ч. 3 ст. 160 УК РФ (растрата, совершенная группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в крупном размере).

По первой статье, следствие считает, что с августа 2019-го по июль 2021 года Озернов получил от предпринимателя Константина Вершинина взятку в виде имущества и незаконного оказания услуг имущественного характера в размере более 2,7 млн рублей за способствование обеспечению победы подконтрольной тому фирмы в аукционе на текущий ремонт помещений административного здания под размещение ситуационного центра губернатора Ульяновской области, а также заключению с данной коммерческой организацией соответствующих госконтрактов.

Напомним, фирма Вершинина также участвовала в реконструкции представительства региона в Москве.

Подрядчики вносили в проектно-сметную документацию ложные сведения, увеличив стоимость строительных материалов и работ.

Вершинин уже получил за два эпизода мошенничества, совершенных организованной группой в особо крупном размере, три года лишения свободы условно с испытательным сроком два года.

«Была задача — завысить объём работ»

23 января 2023 года в суде допросили прораба Армена Абрамяна, подконтрольного человека Вершинина. Свидетель, видимо, с учётом собственного уголовного дела, которое выделено в отдельное производство, пришёл с адвокатом.

Гособвинитель Гузель Шамсутдинова задавала вопросы в течение часа. Свидетель, отвечая на них, рассказал, что со строительством связан с 2002 года. ИП оформил в 2019 году, тогда появился расчётный счёт, доступ к которому имеет Вершинин, который находил контракты (Абрамян занимался их выполнением).

По признанию свидетеля, именно по указанию Вершинина Абрамян после победы в аукционе по ремонту ситуационного центра занялся необходимыми работами. Документацию готовила Елена Суляева (её суд тоже уже признал виновной в мошенничестве в особо крупном размере и приговорил к полутора годам лишения свободы условно).

По его словам, ему Вершинин давал указания завышать объёмы работ по демонтажу люстр, коробов, полов, кабелей якобы из-за не хватки средств на выполнение работ. Также начальник, по его словам, дал распоряжение Суляевой завысить расценки на материалы и оборудование.

Считает, что Озернов знал о завышении цен, а про директора ОГКУ «Управление делами Ульяновской области» Павла Прокофьева (обвиняют по ст.160 ч.3; ст.159 ч.4 УК РФ) — не уверен.

Материалы по ходу ремонта менялись, со слов свидетеля, Вершинин говорил, что некоторые изменения были по распоряжению Озернова: «Были изменения по техническим причинам, из-за которых нельзя было оставить, как планировалось. Что-то было по желанию заказчика».

Дачный вопрос

Далее речь зашла о услугах, которые Абрамян якобы оказывал семье Озернова.

- Приобретали ли вы сруб для Озернова. По чьей просьбе?

- Да. По просьбе Вершинина.

- Как он к вам обратился?

- Надо для друга делать баню.

- Что за друг?

- Озернов.

- Он называл его фамилию?

- Ну, да.

- Денежные средства на приобретение сруба откуда у вас?

- Мне дал Вершинин.

- Какую сумму он вам дал?

- Где-то 80 тысяч рублей.

Также рассказал, что заказывать сруб ездил в Павловский район. Размер бани точно не помнит. Расплатился наличными: аванс и остатки. Договор не заключался, была накладная. Доставили в СНТ «Оазис», «на дачу Озернова» - упорно все объекты свидетель считал принадлежащими подсудимому.

- Как вы поняли, что это именно дача Озернова? - продолжила допрос гособвинитель.

- Я ремонтировал эту дачу.

(Потом уточнил: решил, что дом принадлежит Озернову, так как якобы тесть сказал, что «здесь всё решает Анатолий Владимирович».)

- По чьему указанию вы ремонтировали эту дачу?

- Вершинина.

- Как он объяснил ремонт?

- Нужно сделать дачу, чтобы в дальнейшем работать.

На даче проводились различные работы, его сотрудники делали частично электрику, навес на улице.

Нанятые мастера шпаклевали, красили, проводили систему отопления, клали плитку в санузле, фасад облагораживали декоративной штукатуркой.

Договоры ни с кем не заключались.

Материал покупался по банковской карте через ИП или за наличку, деньги предоставлял Вершинин. Абрамян записывал все средства и расходы в тетрадь, чтобы потом отчитаться перед Вершининым. Для этого же прораб фотографировал ход работ.

По словам свидетеля, Озернов на объект приезжал время от времени, якобы Абрамян слышал его разговор с Вершининым, в котором первый высказывал пожелания, что хотел бы видеть на даче.

На ремонт дачного дома, по его мнению, договор не заключался. По его данным, в общей сложности ушло 1,2 млн рублей по безналичному расчёту.

Оплата долга и не постриженные кусты

Гособвинитель задала еще несколько вопросов про фиктивные договоры.

Напомним, что в 2020 году ОГКУ «Управление делами Ульяновской области» должно было порядка 300 тысяч рублей организации, которая обслуживала правительственную столовую. Константин Вершинин погасил долг со счета Абрамяна по фиктивному договору. Якобы его работники питались предоставленной организацией едой. Деньги возвращали предпринимателям по второму фиктивному договору, согласно которому работники Абрамяна убрали ветровальную древесину и мусор в поселке Карлинская роща. Но работы на самом деле не провели.

Свидетель сказал, что питание его работникам не предоставлялось названной на заседании фирмой, никаких работ по обрезке деревьев им не проводились.

Уточнил, что в документы, которые давал ему на подпись Вершинин, он не вчитывался.

Вопросы адвокатов

Слово взял Александр Паулов, адвокатов Анатолия Озернова. Он уточнил, теперь свидетель в курсе ли, что земля и дом принадлежат тестю его подзащитного, а не ему самому. После утвердительного ответа продолжил:

- Когда заказывали баню, еще параллельно сруб кому-то заказывали?

- Да. Вершинину. Может, ещё кому-то.

- Кто первый заказывал?

- Может быть одновременно. Цена была разная.

- Цена какая была за баню Вершинина? Вы же вспомнили про баню Озернова.

- Где-то 30 или 50.

- Вершинин сам платил за сруб или вы?

- Я платил с его денег.

- А почему-то Вершинин давал показания, что он лично платил.

- Первый раз я поехал с ним, чтобы он посмотрел сруб. Он оплатил. А когда привезли лес, я платил.

- Поясните, почему в записях Вершинина, исследованных в суде, указано, что 2 бани для Вершинина и «для Толи» оплачены 30 на 30 тысяч?

- Ну я цифры так не помню. Это аванс, наверно.

- Можете еще пояснить по оглашённым записям Вершинина, что за запись «дача Толи, баня — 200 тысяч»?

- Может быть, это доставка балок.

- Балки дороже, чем сруб? Такое может быть?

- Да, это факт.

Также пояснил, что куда делась накладная на сруб не помнит, возможно, отдал Вершинину.

Адвокат спросил о стройматериалах, которые уже были на участке, когда бригада только приступила к работе и их использовала. Свидетель отметил доски, песок, гравий, стекловату, уличную плитку. Паулов указал на то, что следователю прораб заявлял, что плитку он закупал сам.

Вспомнил, что счёт за два котла для Вершинина и Озернова был один (и такое бывало «пару раз»). Паулов также указал на тот факт, что по документам значилась одна фирма котлов, а на даче тестя Озернова котёл совсем другой фирмы. Цены разные. Свидетель не смог объяснить.

Адвоката Прокофьева Ирину Савельеву интересовало, когда Абрамян при ремонте ситуационного центра правительства завысил объём демонтажных работ, мог ли её подзащитный знать о его ухищрениях? Прораб сказал, что нет.

На этом судья объявил перерыв.



Просмотров: 947