ММВБ: $76,82 €89,66

Анатолий Вассерман: «Мир никогда не станет цифровым, пока люди остаются аналоговыми»

Журналист, ученый и человек энциклопедического ума приехал в Ульяновск, чтобы рассказать о своем видении будущего.

Фото: vk.com

Несмотря на свой возраст, - а Анатолию Александровичу Вассерману уже 65, - он согласился стать хедлайнером молодежной «Стачки». У него плотный график, в котором наш город появился практически случайно. «Ты как очутился здесь, Саид? - Стреляли», - с улыбкой цитирует он фильм «Белое солнце пустыни».

- Я охотно отзываюсь на такие приглашения, но у меня крайне плотное расписание собственной деятельности. Я изучаю все поступающие предложения, но откликнуться могу лишь на небольшую их часть. Ульяновску в этом смысле повезло: здесь все удачно совпало. Мне даже не важна была тема конференции: говорить я всегда начинаю с одного и того же на подобных выездах. А дальше уже зависит от вопросов, заданных из зала. На «Стачке» тема у меня была заявлена условно - будущее России через 30 лет в контексте будущего всей цивилизации. Я указывал на те тенденции, которые можно спрогнозировать уже сейчас, хотя экономические процессы довольно медленные, и выгоду из тех перемен смогут извлечь лишь последующие поколения, - рассказал Анатолий Александрович.

- Скажите, а каковы перспективы у Ульяновска?

- Боюсь, что перспективы Ульяновска определяются перспективами всей России. В советское время Ульяновск был одним из городов, где развивалась высокотехнологичная промышленность, нацеленная на внутренний рынок. Естественно, в результате реформ горбачевской и ельцинской команды, нацеленных на уничтожение высокотехнологичных производств и разрушение внутреннего рынка, Ульяновск оказался в числе пострадавших городов. Развитие города возобновится при возвращении нашей страны в сферу высоких технологий и в сферу развития собственных производств и собственного рынка. Когда такое будет, сказать трудно, но, к счастью, события последних лет вынуждают страну обратиться к самостоятельному развитию. На мой взгляд, это хорошо. 

- Могли бы вы рассказать о конкретных мерах, которые можно предпринять, чтобы Ульяновск пошел в гору?

- В том-то и дело, что эти меры должны предприниматься на уровне государства в целом. Простейший пример: в Ульяновске в советское время был крупнейший авиазавод. Когда экономический блок правительства РФ решил отказаться от собственного самолетостроения в пользу закупок, это ударило по Ульяновску. Но понятно, что какими-то внутриобластными дотациями реанимировать это производство невозможно. Оно может ожить только тогда, когда на уровне экономического блока правительства примут решение о развитии собственного самолетостроения, причем рассчитанного на местные линии, поскольку емкость этого рынка на порядок-два выше, чем у рынка дальних магистралей. Соответственно, самолеты, ориентированные на этот рынок, будут более востребованы. И если, скажем, с потребностью в дальнемагистральных самолетах могут справиться заводы в Иркутске, Комсомольске-на-Амуре и еще парочка, то на покрытие рынка местных перевозок их не хватит, и понадобится ульяновский завод и другие. А когда такое решение будет принято, зависит от нескольких обстоятельств. В частности, от продолжения антироссийских по форме и антиевропейских по содержанию экономических санкций. 

- Есть ли у нас какой-то потенциал в сфере IT-технологий?

- Насколько я знаю, и в советское, и в постсоветское время наши программисты находятся на передовых позициях в мире, наши разработчики процессорных архитектур тоже одни из лучших. Скажем, архитектура «Эльбрус», появившаяся еще в середине 1970-х, сейчас переживает возрождение. Плохо у нас было только с производством «железа», но это тоже поправимо. Понятно, что рано или поздно нам придется создавать собственное производство средств производства микроэлектроники, но пока у нас более продвинутое направление работ по процессам архитектуры. Кстати, компания Intel в последние пару десятилетий развивает именно те идеи, которые когда-то купила вместе с частью разработчиков «Эльбруса». Благодаря этому мы даже на устаревшем производстве можем делать оборудование передового уровня. Напомню, что когда мы выпускали машины БЭСМ-6, они давали в среднем миллион операций в секунду, тогда как самая передовая тогда на Западе фирма Control Data Corporation выпускала машины, допускающие примерно вдесятеро большую тактовую частоту, но число операций было больше всего лишь втрое. Именно благодаря тому, что архитектура БЭСМ-6 была лучше. У нас богатая школа и хорошие перспективы.

- Сейчас активно прорабатывается вопрос о переходе на цифровую экономику. Как вы считаете, Россия готова к этому?

- Россия, разумеется, не готова перейти к цифровой экономике, как не готов к этому весь мир.


Мир никогда не будет готов к цифровой экономике, пока люди остаются аналоговыми устройствами, пока нам нужны реальные туфли и реальное мясо, а не изображение туфель и мяса на экране. Наше хозяйство останется аналоговым, а цифра - это один из способов управления.

В этом смысле, у нас есть большие перспективы, мы по части некоторых методов заметно отстали от остального мира. Скажем, Соединенные государства Америки еще в конце 1960-х годов освоили сбор на одном конвейере автомобилей разных моделей благодаря тому, что компьютеры в нужный момент подавали каждому рабочему необходимые детали. У нас такого пока нет. Некоторые перспективы цифрового управления экономикой, предвычисленные, в том числе, и с моим участием, пока не освоены нигде в мире. И в этом плане у нас есть шанс оказаться на передовой позиции, при условии, что будут своевременно проведены научные исследования. У меня на эту тему много статей. В частности, в статье «Институт организационных проблем переходного периода» объясняется, какие исследования нужно успеть провести до того, как в мире накопится вычислительная мощность, достаточная для планирования всего мирового производства как единого целого. По моим подсчетам, это произойдет где-то во второй половине 2020-х годов. У нас на исследования есть лет восемь. Это принципиально новая технология управления всем производством, она будет цифровой во многих отношениях. Она будет опираться на сведения о возможностях производителей и желаниях потребителей, получаемые через интернет. Также производство всего этого будет планироваться оптимальным образом как единое целое, а на основе анализов информационных потоков, генерируемых всеми людьми, будет определяться общая цель деятельности всего человечества, наилучшая в данный момент. Эта цель может меняться, но мы будем знать, к чему стремиться. 

Фото: оргкомитет конференции "Стачка"

Завершая беседу, Анатолий Вассерман поделился своим секретом - что ему помогает постоянно оставаться на «передовой мысли». Рецепт достаточно прост. Ежедневно он читает не менее десяти часов. Неважно, печатная эта книга или электронная, но он старается читать по восемь часов - для работы, и по два - для души. А еще он постоянно участвует в различных интеллектуальных играх, например, в «Что? Где? Когда?». Именно это позволяет тренировать мозг и, возможно, даже предвидеть будущее. 

Читайте также:


Опубликовано: 08.04.2018 в 08:00 
Просмотров: 2068 

comments powered by HyperComments