ММВБ: $60,80 €60,70
Опубликовано: в 09:00  

Бард Фёдор Горобцов поделился с ульяновской публикой сомнениями и надеждами

Фото: Семен Архангельский

В библиотеке № 4 состоялась творческая встреча с поэтом и гражданином.

10 июля в библиотеке № 4, что на проспекте 50-летия ВЛКСМ, ценители литературы встретились с поэтом Фёдором Горобцовым. Он известен не только как тонкий лирик, большой юморист, но и как автор немалого количества произведений на злобу дня, откликов на социально значимые события.

Решение провести эту встречу сам поэт и гражданин Горобцов объяснил так: «Каждый потенциальный поклонник должен иметь доступ к результатам творчества поэтов, писателей, художников и представителей иных направлений творческой деятельности, поэтому, когда получил предложение провести встречу с читателями от библиотеки № 4, что носит имя Евгения Евтушенко, я просто не смог отказаться, не смотря на свою беспредельную, редчайшую и ни с чем не сравнимую скромность. Должен заметить, что уговаривали меня довольно долго – секунд пять».

Стоит заметить, что поклонников у Фёдора нашлось немало – примерно столько, сколько в принципе мог вместить библиотечный зал, и были среди пришедших люди, довольно известные в Ульяновске. Например, писательница Лидолия Никитина, поэт Пётр Шушков, а также его давний приятель популярный артист Ульяновского театра драмы Владимир Кустарников. Он, кстати, не стал отсиживаться в рядах публики и вышел «на сцену», прочтя наиболее им любимые вирши поэта Горобцова.

Значительный отпечаток на творчестве поэта оставляет его «мирская» профессия – адвокат. Вопросам закона и справедливости посвящены многие его произведения. Впрочем, к современной ситуации, связанной с этими непреложными ценностями, автор относится весьма скептически:

Законы общества ценны,

И я их чту, слегка робея.

Перед законом все равны,

Но кое-кто чуть-чуть ровнее.

Кроме этого, Фёдор не поддерживает политики областных властей, которые так и норовят присвоить Ульяновску хоть какой-то столичный статус, объявить его то культурной, то авиационной, а теперь уже и литературной столицей. Он гордо заявляет:

Я – поэт провинциальный,

В этом вся беда.

Взгляд голодный и печальный

У меня всегда.

На подмостки не пробиться,

Падаю на дно.

Нет прохода и в столице

Там своих полно.

Все редакторы отвратны,

Жадны и грубы

Не печатают бесплатно.

Требуют бобы.

Нужен слушатель поэту –

Так заведено:

Без соседки бабы Светы

Умер бы давно!

Цвёл я, ей стихи читая..

Мой талант ценя,

Баба Света, не мигая,

Слушала меня.

Но вчера меня от стресса

Скрючило дугой:

Аппарат ей от собеса

Дали слуховой.

От тоски дошёл я, братцы,

Чуть не до греха...

Кто же знал, что лет пятнадцать,

Как она глуха.

Не остаётся он и в стороне от большой политики, посвящая свои произведения событиям всероссийского масштаба и высказываниям отдельных лидеров государства. Например, ставшее расхожим высказывание премьер-министра России Фёдор Горобцов сделал эпиграфом к одному из своих программных произведений: «Денег нет, но вы держитесь» (Д. А. Медведев).

Друг друга мы пока ещё не гложем,

К пределам безысходности скользя.

Мы здесь, за МКАДом, держимся, как можем,

Чтоб не страдали все, кому нельзя.

Не знают бед, кто спрятался в офшоры,

Топ-менеджеры, судьи, паханы,

Чиновники, нардепы, прокуроры, -

Элита золотушная страны.

Мы над тобою плачемся непвозно,

Но хочется напомнить и сказать,

Что разрешать проблемы будет поздно,

Когда народ «займётся хохотать».

Когда ты видишь то, какие гады

Жируют и внизу, и наверху,

Так хочется залезть на баррикады

И показать мерзавцам «ху из ху».

Но в результате этих пертурбаций,

Как показала практика не раз,

Приходят к власти бо́льшие мерзавцы,

Чем те, что есть в наличии сейчас.

Мы вас не беспокоим, не тревожим,

Как предки, верим в доброго царя.

Поэтому мы держимся, как можем.

Надеемся, что держимся не зря…

Как видите, скептическое отношение автора к деятельности властей скрашивается неувядаемым оптимизмом и верой в будущее. Надо заметить, что большая часть аудитории искренне поддержала взгляды автора – как с точки зрения скепсиса, так и с точки зрения оптимизма. Уже после окончания литературного вечера каждый норовил пожать Фёдору руку и получить его автограф.