ММВБ: $58,51 €60,16
Опубликовано: в 15:17  

«Были лживые показания». В Ульяновске по «фармделу» адвокаты хотели добиться второго допроса тайного свидетеля

Фото: автора

На очередном слушании дела о мошенничестве допросили начальника бюро судебной экспертизы и главврача третьей городской больницы. После этого адвокаты вступили в диалог с судьёй.

«Действовали в рамках закона»

Первым на допрос вызвали начальника бюро судебной экспертизы Максима Ряховского. Отвечая на вопросы защитников фигурантов дела (уже по какой-то традиции или договорённости допрос начинает Ирина Хутарева, адвокат Рашида Абдуллова), свидетель рассказал, что знает обоих бывших министров (Абдуллова и Дегтяря), экс-депутата ЗСО Тихонова встречал на областных мероприятиях. Также поведал, что никто из вышеперечисленных его в совместных торгах участвовать не заставлял, никто не угрожал и не обманывал. Другие врачи лично ему недовольства совместными торгами не высказывали. Также отметил, что комиссию по эффективности проходили крупные закупки, а вот чем это регламентировано, не помнит. Всей документацией в интересующий суд период (особенно 2017 год) занимались экономисты и сотрудники хозяйственной части медучреждения.

Про Абдуллова отметил: «Ничего плохого сказать не могу, говорил и действовал по отношению к подчинённым в рамках закона». Про Тихонова сказал, что тот «как депутат (на тот момент) не мог давать указания главврачам». Добавил, что платило медучреждение за закупки само.

Вторым в зал судебных заседаний пригласили главного врача третьей городской больницы Ульяновска Алексея Борисова. К участию в совместных торгах никто не принуждал, «всё было по накатанной», сказал руководитель больницы. Если с Абдулловым и Дегтярём пересекался по долгу службы часто, то Тихонова видел пару раз, в один из которых «он поздравлял врачей с Днём медицинского работника». Кузнецову видел на совещаниях руководителей медицинских учреждений, но она говорила лишь о долгах.

Далее Алексей Борисов рассказал, что до большого аукциона (в итоге его отменили) в 2017 году отдельные закупки согласовывались с экспертным советом. Например, так у них вышло с плёнкой для нового медицинского аппарата. Плёнку они закупили самостоятельно и потом не включали в список необходимого для торгов. В ходе допроса выяснилось, что  после больших торгов закупки не согласовываются. Судью Ильдара Хайбуллова это заинтересовало, выяснению причин изменений он уделил немало времени, но Борисов так и не дал пояснений - «объяснить не могу».

Кстати, Ирина Хутарева рассказала, что совместные торги сейчас не проводят больницы, потому что бояться повторить судьбу фигурантов этого дела. Так ли это, мы утверждать не берёмся. 

О доказательствах лжи

На этом же заседании адвокат Евгения Когана, работавшего ранее заместителем руководителя АО «Ульяновскфармация», Ирина Кочергина обратилась к суду с ходатайством о повторном допросе тайного свидетеля, которого вызывали гособвинители в сентябре.

Она напомнила, что на суде были оглашены показания Вероники Григорьевой (ненастоящее имя) от 19 декабря 2018 года, но недавно, уже после её допроса в суде, Ирина Кочергина обратила внимание, что женщину допрашивали второй раз — 13 августа 2019 года. И тогда она говорила, что в документы на совместные торги якобы включались запирающие позиции, которые не давали участвовать другим участникам. В суде протокол этого допроса не оглашался, но на него опирались в обвинительном заключении.

- У меня есть на руках неопровержимые доказательства того, что будучи предупреждённой об ответственности за дачу заведомо ложной информации, она на следствии давала ложные показания. Я прошу вызвать Веронику Григорьеву на дополнительный допрос, огласить её показания (второго допроса у следователя) и приобщить к делу те доказательства, что у меня есть, - сказала она.

- Почему это не сделали на допросе? - поинтересовался судья.

- В списке лиц, подлежащих вызову, у Григорьевой значится один допрос декабря 2018 года. 

- То есть Вы не знали, что ещё есть протокол допроса?

- Да, пропустила, но доказательства у меня появились несколько дней назад.

- А зачем вы хотите огласить показания из 115 тома (не оглашали его -прим.авт.)? Чтобы их же опровергнуть?

- Конечно.

- А зачем вы хотите опровергнуть, если суд их не оглашал и не может использовать при вынесении решения?

- Они есть в обвинительном заключении.

- Суд исходит из того, что представлено сторонами в ходе судебного следствия. Суд не может ссылаться в итоговом решении на доказательства, которые не были исследованы в судебном процессе, несмотря на то, что они есть в деле.

Но адвокаты поддержали коллегу.

- Мы настаиваем на повторном допросе тайного свидетеля, чтобы показать суду, что с самого начала свидетель лжёт. Изначально, когда он давал показания, он давал лживые показания. Сейчас у нас есть доказательства. Мы пытаемся опорочить этого свидетеля как свидетеля. По другому процессуально решить этот вопрос мы не можем, поэтому просим повторно допросить, так как лжёт и в первом, и во втором допросе, - дополнила Ирина Хутарева.

Перед перерывом судья Ильдар Хайбуллов отказал Кочергиной в её ходатайстве.

Допрос свидетелей продолжается.



Просмотров: 1701