ММВБ: $76,33 €87,02
Опубликовано: в 14:13  

Не стою над ними коршуном: жительница Ульяновска рассказала о воспитании опекаемых подростков

Удалось ли найти общий язык — в материале mosaica.ru

По официальной информации, в Ульяновской области 3719 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В приёмных семьях воспитывается 3368 детей. Корреспондент mosaica.ru поговорил с Викторией Басыровой, которая более двух лет назад взяла под опеку двоих подростков, брата и сестру. Жительница Ульяновска рассказала, какие обстоятельства подтолкнули на тот момент маму грудничка к такому решению, столкнулись ли они со сложностями, какие чувства их сейчас связывают.

Распорядилась судьба

36-летняя Виктория Басырова, уроженка Уренгоя, приехала в своё время учиться в УлГТУ, в студенческие годы встретила своего будущего супруга, осталась жить в Ульяновске, пара поженилась. Виктория - художник компьютерной графики в зарубежной компании, муж — инженер-тестировщик. В 2018 году на свет появилась дочка Анечка, Виктория спустя три месяца вернулась к работе — время было физически не простым, учитывая, сколько времени нужно посвящать малышу. И в это время раздался звонок от мамы двоюродного брата Виктории.

Виктория Басырова

Она рано родила, наделала в жизни ошибок (но я её не виню), её лишили родительских прав на двоих детей. Она пыталась восстановить права, но не было на тот момент подходящих жилищных условий и работы. И вот она сообщила мне, что опекун по личным обстоятельствам отказывается от детей. Остаться в стороне не смогла, задумалась. Поговорила с мужем, он предложил всё взвесить, ведь я в декрете и дети, как ни крути, будут больше времени со мной. Но сказал, что поддержит любое моё решение. И я начала готовиться к тому, чтобы их забрать.

Дети жили в доме-интернате в Болгарах (Татарстан), пока Виктория оформляла документы опекунства, это удалось сделать только в 2019 году.

Параллельно прошла школу приёмных родителей. Общалась с психологом, чтобы понять, как выстраивать отношения с подростками, у которых уже сформировались привычки, есть своё мнение, мечты и желания. Ведь дочка Аня - крошка, а предстояло погрузиться в совершенно другой возрастной период! Кроме, очных бесед со специалистами Виктория слушала лекции семейного психолога и публициста Людмилы Петрановской, в социальных сетях подписалась на приёмные семьи, которые в своих блогах делились полезной информацией из своей жизни.

В марте Виктория забрала детей, 13-летнего Данилу и 11-летнюю Риту.

Мне кажется, из-за того, что Аня была тогда ещё маленькой, мне всё представлялось в розовых тонах. Но я бы и сейчас их взяла, просто была бы более приземлённой, понимая, что адаптация плюс подростковые заморочки — это не просто, хотя чрезвычайных ситуаций у меня с ними не возникает. На памяти: Рита ушла гулять с подругами, и я не смогла до нее дозвониться. Мы тогда проговаривали эту ситуацию. Несмотря на то, что долгое время они были «в системе», это не отразилось на них, обычные семейные дети.

Боялись, что буду строгой

Виктория отмечает, что найти общий язык удалось сразу, так она легко общается со всеми детьми, но первый год всё равно был переломным.

Мы с Ритой недавно вспоминали первый год, как они приехали к нам. Она призналась: думали, я буду строгой. То учреждение, откуда я их забрала, хорошее, но, когда детей много, это накладывает определенную специфику общения взрослого с ними. Помню случай. Я тогда чаще всего работала по ночам, днём проводила время с детьми и, когда приходила бабушка понянчиться с внучкой, пару часов спала. Вот однажды я проснулась, а мама ушла в магазин. Я зашла в зал, а Рита и Даня сидели бледные. Оказалось, они увлеклись телефонами (раньше их не было у детей, Виктория с мужем подарили - прим. авт.) и не заметили, как Аня разрисовала фломастерами обои. Они ждали ругани с моей стороны, но я никогда себе такого не позволяю: мама может накричать на ребенка и ей простят, так как лимит доверия и любви больше. У нас ситуация иная. И я всегда спокойно с ними говорю. Тем более разрисованные обои — это мелочь, Аня — мой ребёнок, я её Даниле с Ритой не навязываю, они не обязаны за ней следить, хотя и сейчас очень с ней помогают. Она их любит, очень привязалась. Даже первые слова её: мама, Рита, Даня, папа. С моим мужем, кстати, у детей также сложились хорошие отношения.

Пока Даню «накрывал» подростковый кризис, он ругался с сестрой, Виктории всегда удавалось их мирить. Кроме того, она часто разговаривала с ним о том, что с ним происходит и что это временно.

Перемены в жизни сказались на учёбе подростков. По словам Виктории, они привыкли, что в интернате воспитатели контролируют выполнение домашних заданий, да и сам уровень знаний там ниже, чем в городской обычной школе. В итоге вместо «четвёрок» и «пятёрок» появились «тройки» и «двойки».

Я сразу им сказала, что коршуном стоять над ними не буду. Учёба — это их зона ответственности: получили плохую оценку, договаривайтесь с учителем, как исправить. Классный руководитель Данилы редко звонил, а Риты — часто. Были месяцы, когда я тратила по 20 тысяч на репетиторов, чтобы подтянуть их по предметам. К тому же Даня был в 9 классе, выпускался. Хотя он привык к школе, классу и не хотел уходить, но из-за того, что базу он бы уже не нагнал, что сказалось бы на результатах ЕГЭ, мы уговорили его пойти в колледж, чтобы к 18 годам была уже профессия. И тогда, мне кажется, произошла показательная для обоих ситуация.

При поступлении был большой конкурс на программистов, бесплатно не прошёл, но и по платному отделению сказали: может не пройти. Тогда он и сам сказал: «Надо было учиться». Рита, поняв жизненные реалии, тоже взялась за учебники, старается, начала выравнивать ситуацию с оценками. Также много помогает по дому, готовит хорошо, планирует пойти на занятия по танцам.

Виктория с супругом

А где мама?

По словам Виктории, родная мама подростков из их жизни не выпала. Она переехала в Ульяновск, устроилась на работу, покупает детям вещи. У неё есть младший сын, они приходят в гости. Женщина не теряет надежды восстановить родительские права на старших детей.

Был момент, когда Даня винил мать в порушенном детстве. Но мы с ними обсуждали тот факт, что их могло и не быть при других условиях… С отцом ситуация сложнее — он не может начать жить нормально.

Напоследок мы узнали у Виктории, как она в целом относится к опекунству.

- У Риты появилась мечта переехать в Питер, я её настраиваю на учёбу, чтобы старалась, чтобы появилась возможность поступить туда учиться. Даня силён в точных науках, отличное логическое мышление. Он учится на программиста. Ещё неплохо получается 3D-моделирование, возможно, в следующем году он пойдёт на курсы по нему. Меня не покидает мысль, что у мамы получится восстановить права и они уедут. Будет тоска. Тяжелее будет Ане, она очень привязана к ним. Но как-то препятствовать не будем. И мне не нужна от них явная благодарность (хотя они за многое говорят «спасибо»). Я надеюсь, что помогу им стартовать по жизни правильно, хочу, чтобы они достигли большего, чем могли бы раньше, - заключает Виктория.

Фото предоставлены Викторией


Просмотров: 2139  

comments powered by HyperComments